ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глаза чернокожего заблестели, он вновь оживился:

– Я знаю, где этот черный убийца из Бенина! Если его не остановить, он перережет полгорода!

– Какой черный убийца? – тупо переспросил эксперт.

– Кофи Догме! – выкрикнул чернокожий и тут же в ужасе обернулся, опасаясь, что Кофи Догме за такое предательство немедленно вонзит ему спицу в третий сердечный клапан.

– Ну, и где же он?

– Если вы из милиции, я сейчас покажу. Это дом через два квартала отсюда.

Догме ночует там у любовницы.

«А ты, значит, уже орденок примеряешь?» – промелькнули в голове слова следователя.

– Садитесь, – эксперт указал на переднее сиденье рядом с собой.

– Сейчас езжайте по этой улице до перекрестка, – произнес пассажир, усаживаясь. – Потом один квартал направо.

– Как вы определили, что я имею отношение к милиции? – спросил эксперт, выруливая из двора.

– Я живу в этом общежитии. Вчера появились незнакомые люди и пополз слух, что ищут Догме из Бенина. Этот негодяй должен мне двадцать долларов. Как вы думаете, мне их отдадут, когда его арестуют?

– Здесь направо? – уточнил Амбарцумян, притормаживая у светофора. – Если у него вообще найдут какие-то деньги, их, конечно, пустят на оплату долгов.

Кофи нащупал в левом кармане плаща капроновую удавку, которую он давно приготовил для Кати Кондратьевой. Зажав удавку в кулаке, он переместил руку за спинку водительского сиденья. Метнул взгляд на заднее сиденье. Пакет с ушами преспокойно лежал на чемоданчике.

Эксперту хотелось утешить черномазого. Наверняка давал в долг без расписки. Плакали двадцать долларов. «То-то он так в поимке этого Догме заинтересован, – с презрением подумал эксперт. – То-то он так копытом бьет!»

Вождь расправил в пальцах петлю.

Мысль «То-то он так копытом бьет» стала последней в спокойной мирной жизни судмедэксперта Леонида Игнатьевича Амбарцумяна.

В то же мгновение что-то мелькнуло перед его очками. В шею словно впилась стальная проволока. Эксперт в ужасе скосил глаза вправо.

Кроткого любителя двадцати долларов подменили. Лицо чернокожего лучилось.

Зубы сверкали, глаза блестели. Два выражения уживались одновременно на этом лице. Выражение счастья. И зверства.

Леонид Игнатьевич все понял. Сонливость как рукой сняло. «Жигули» цвета «мокрого асфальта» завиляли по проезжей части.

– Если сделаешь аварию, – предупредил вождь, – сразу удавлю. Умрешь до того, как машина остановится.

Огромный черный кулак слегка сжал концы удавки. Эксперт захрипел. Ощутил, как свободная рука страшного пассажира наскоро ощупала карманы. Оружие эксперту не полагалось.

– Что вам от меня нужно? – икая от страха, вымолвил Амбарцумян, когда хватка чуть ослабла.

Машина перестала вилять. Однако водитель в момент нападения убрал ногу с педали акселератора и забыл об этом.

«Жигули» начали подергиваться, грозя вот-вот заглохнуть.

– Если попробуешь привлечь внимание ментов или еще чье-нибудь, тоже умрешь немедленно, – с дьявольской улыбкой произнес Кофи. – Поэтому советую ехать быстрее. Так, как все.

Машина тут же прибавила ход.

– Куда ехать? – прошептал Амбарцумян.

– Домой к Кондратьевым. Адрес ты должен знать.

Стоял прохладный сентябрьский день, но эксперту было очень жарко. Он с ужасом спросил:

– Что вы задумали?

– Ты должен догадываться, что я задумал. Уши видел?

Амбарцумян сидел за рулем ни жив ни мертв. Хорошо хоть машин на питерских улицах в такую рань еще немного. Он едва заставил себя сказать:

– Видел.

– Там не хватает одной пары. Знаешь чьей?

– Догадываюсь… Но как вы сделаете это?

– С помощью вот этой самой штучки, которая сейчас на твоей шее.

– Но это невозможно, – стараясь, чтобы голос поменьше дрожал, сказал эксперт. – Там дежурит вооруженный оперативник.

В ту же секунду Леонид Игнатьевич горько пожалел, что ляпнул правду. Как же он сразу не подумал! Негр вошел бы в квартиру и нарвался на засаду.

Хотя, с другой стороны, какую в этом роль отведет маньяк ему, Амбарцумяну?

Может, введет в квартиру вот так, сжимая удавкой шею, и будет прикрываться им, как живым щитом? Именно так обычно и прикрываются заложниками.

Амбарцумян выбрался на Пискаревский проспект и осторожно взглянул на страшного пассажира. Того словно второй раз подменили. Сейчас он сидел с напряженным лицом и неподвижным, невидящим взором. Наконец вождь оторвался от лобового стекла и медленно повернул голову.

– Сейчас ты остановишь машину и позвонишь Кате, – приказал он. – Попросишь ее приехать к тебе на работу по вопросам экспертизы.

– Пожалуйста, – с готовностью ответил Амбарцумян и поставил ногу на тормоз. – Только вы зря думаете, что в угрозыске сидят круглые идиоты. Они с девушки больше глаз не спустят. Оперативник отвезет ее на машине. И сразу возникнет вопрос: где судмедэксперт Амбарцумян?

Вот чего вы добьетесь, Догме!

Усмешка искривила коричневые губы вождя:

– Хорошо, не надо останавливаться.

Где стрелка, которая показывает уровень бензина в баке?

Амбарцумян недоуменно ткнул пальцем в приборную панель:

– Вот.

– Этого на сколько километров хватит?

Эксперт и в мыслях не допускал, что пассажир никогда в жизни не водил машину. Нельзя и вообразить, что кому-то может показаться загадкой приборная панель «Жигулей». Амбарцумян ответил:

– Чуть больше половины бака? Километров на двести пятьдесят. Если выше девяноста не гнать, можно и триста проехать. Но хочу сразу вас предупредить, Догме: мою машину скоро начнут искать.

Длительные прогулки нам противопоказаны.

– Что – чем быстрее едешь, тем больше расход топлива?

Беседа потекла мирно, как между двумя автолюбителями. Только один держал другого в буквальном смысле за горло.

– Не совсем так. Расход бензина резко возрастает при скорости выше ста километров в час.

– Ладно, – вздохнул вождь. – Поезжай в Пулково. Помни, о чем я предупреждал: не привлекать внимания и не лезть в аварию.

– В сущности, это одно и то же, – согласился Амбарцумян. – Авария и есть привлечение внимания.

Вождь покосился на лысого очкастого дядьку. Спросил:

– Почему твою машину скоро станут искать?

Эксперт поморщился, соображая, как лучше выбраться на пулковскую трассу.

Затем ответил:

– Вы, Догме, влезли в эту машину, когда я направлялся в лабораторию с заданием идентифицировать уши.

– Идентифицировать?

Кофи всегда попадал в тупик, когда слышал в русской речи уже знакомое по французскому языку слово. Кофи старался заменить его нормальным русским словом. Однако не всегда это удавалось.

Что по-русски сказать вместо «идентифицировать»? Можно сказать «определить принадлежность» или «установить совпадение», но это уже два слова!

– Это значит определить, кому принадлежали уши убитых вами людей, – пояснил Амбарцумян.

Вождь захохотал. У эксперта по спине поползли мурашки. Ногти на впившихся в руль руках побелели. Леонид Игнатьевич закусил губу. Удавка от смеха вождя заерзала по шее эксперта.

– Я сэкономлю твое время, – смеясь, сказал Кофи и дотянулся до пакета с ушами на заднем сиденье. – Я их сам тебе и-ден-ти-фи-ци-ру-ю. Кстати, здесь кое-чего не хватает.

Глаза Леонида Игнатьевича разбежались. Левый смотрел на дорогу. Правый, выпучившись от ужаса, смотрел, как черные пальцы извлекают из-под галстука полиэтиленовый пакет, разворачивают его и вытаскивают…

Тошнота подступила к горлу эксперта.

Он заставил себя следить за дорогой обоими глазами и стал глотать слюну, чтобы избавиться от рвотных позывов. Пробормотал:

– Никто не понимает, зачем вы это делали. Чем вам насолили Кондратьевы?

Наверное, это как-то связано с пребыванием в Бенине полковника, которого вы заморозили в холодильнике?

– Да, он убил мою мать, – просто ответил Кофи Догме. – Значит, я по закону должен уничтожить всю семью убийцы.

Вот эти ушки – видишь, подкладываю к прочим? – моего друга Борьки. Вот эти, с седыми кисточками, – первые в коллекции. Они принадлежали старику Константину Васильевичу. Я его ухлопал веслом… Вот ушки Любови Семеновны, мы с ней пили самогон.

39
{"b":"30958","o":1}