ЛитМир - Электронная Библиотека

Пашке смертельно захотелось посмотреть на братцев, но выпустить их из-под кастрюли он не решался. В душе он даже немного побаивался их.

– Не трогай кастрюлю. Пусть сидят. Они могут быть опасны, – сказал он Лене тихо.

– Я же несла их в сумочке!

– Ничего не значит. Могут рассвирепеть. Я сейчас.

И Пашка снова ушел на кухню.

В это время Пататам и Мананам совещались в кастрюле.

– Неслыханное хамство! – сказал Пататам. – Мы летели миллионы лет, чтобы встретиться с ним, а он нас под кастрюлю! Яне хочу вступать с ним в контакт.

– Придется, – вздохнул Мананам. – Не может быть, чтобы люди не понимали хороших слов.

Пашка принес из кухни пустую трехлитровую банку. Держа ее обеими руками, он сделал знак сестре, чтобы она сняла кастрюлю. Лена убрала ее, и в тот же миг Пашка накрыл братцев банкой, ловко перевернул ее, на секунду сбив космонавтов с ног, а горлышко банки накрыл учебником русского языка для пятого класса.

– Вот теперь поговорим! – удовлетворенно заявил он.

– Они же задохнутся! – воскликнула Лена.

– Нет-нет, не волнуйтесь, – сказал Мананам из банки. – Мы потребляем мало кислорода. Нам хватит.

Пашка сел на стул, подпер голову руками и уставился на братцев, внимательно их изучая. Он встретился с Мананамом глазами и вдруг не выдержал, отвел взгляд. Ему стало стыдно. Ощущение было настолько странным, что Пашка поспешно сказал:

– Не бойтесь. Я вас не трону.

– Спасибо, – сказал Мананам.

– А мы и не боимся, – добавил Пататам.

– Кто научил вас говорить? – спросил Пашка.

– Листья, – ответил Мананам. – А вас?

– Постойте! – Пашка заерзал на стуле. – Для чего вас изобрели? Что вы должны делать?

– О-о, мы должны много чего делать, – отвечал Мананам. – Мы должны путешествовать, разговаривать, думать, любить…

– Верить, помнить, учиться, учить… – помог ему Пататам.

– Понимать, читать, писать, удивляться, радоваться, грустить…

– Мы должны выполнить программу, – подчеркнул Пататам.

– А вообще – просто жить, – заключил Мананам. – А вас изобрели для других целей?

– Нас никто не изобретал. Мы сами все можем изобрести, – сказал Пашка.

– Вот как? – улыбнулся Мананам. – Вы в этом не сомневаетесь?

Пашка даже вспотел от напряжения мысли. Он начал понимать, что перед ним не игрушки, не зверьки, не роботы, а мыслящие существа, которые, может быть, умнее его. Пашке стало не по себе. Неужели эти говорящие карандаши в самом деле живые?

– Скажите, а вам не странно, что вы посадили нас в банку? – так же вежливо и учтиво продолжал Мананам. – У вас принято именно так встречать космических пришельцев? Согласитесь, это не очень воспитанно. Ведь мы прилетели к вам с другой планеты. Вы и ваша сестра – первые разумные существа, с которыми мы встретились. И вот, пожалуйста, – сидим в банке!

– Вы прилетели из космоса? – пролепетал Пашка. – А Ленка сказала, что вы выросли на дереве.

– Сначала прилетели, а потом выросли. Что здесь удивительного?

– Тогда, пожалуйста. Что же вы сразу не сказали?! – Пашка снял с крышки книгу и наклонил банку. Братцы по разуму выбрались из нее и снова оказались на столе.

Пашка встал со стула. Он не знал, что ему говорить. Впервые он почувствовал себя представителем человечества. Это было настолько непривычное ощущение, что у него пропали все слова.

Его выручил звонок, раздавшийся в прихожей. Пашка побежал открывать. На пороге стояла женщина и держала за руку мальчика лет шести.

– Лена Булкина здесь живет? – спросила женщина.

– Здесь, – кивнул Пашка.

– Где она? – Женщина с мальчиком вошли в прихожую.

Пашка в растерянности показал на дверь комнаты. Женщина направилась туда, Пашка – за ней.

– Леночка! – укоризненно воскликнула женщина, увидев Лену. – Котя пожаловался, что ты отобрала у него игрушечного человечка, которого он нашел в парке. Некрасиво с твоей стороны!

– Вот, вот они! – Котька указал маме на стол.

– Вы, кажется, изволили назвать нас человечками? – обратился к женщине Пататам, скрестив на груди руки. – Это не так!

– Какая прелесть! – всплеснула руками Котькина мама. – Котя, который из них твой?

– Этот, – Котька ткнул в Пататама пальцем.

– Леночка, так будет только справедливо. – Котькина мама подошла к столу, сняла с него Пататама и спрятала его в полиэтиленовый мешочек.

– Что вы делаете?! – вскричал Мананам.

– Этот останется тебе. Видишь, он тоже умеет говорить, – кивнула на Мананама женщина.

– Мы не имеем права расставаться! – взволнованно кричал Мананам. – Мы должны быть вместе! У нас программа!

– Глупости! – заявила женщина. – Я не дам Котю в обиду.

– Я умоляю вас! – Мананам упал на колени, протянул руки к Котькиной маме. – Во имя разума!

– Замечательные игрушки, – улыбнулась Котькина мама, выходя из комнаты.

Дверь за ними захлопнулась, Пашка стоял, как пришитый к полу. Лена тихо плакала.

– Ну и порядочки на вашей планете, – покачал головой Мананам, поднимаясь с колен. – Вы понимаете, что произошло?! Мы должны вместе вырастить Зерно Разума!

– Павлик, кто там пришел? – раздался из соседней комнаты голос мамы-Булкиной.

– Спрячьте меня скорей! – приказал Мананам. – Я не хочу больше никаких контактов!

Лена раскрыла верхний ящик письменного стола, на котором стоял Мананам, и он прыгнул туда. Лена задвинула ящик.

– Все в порядке, – ответил маме Пашка. – Ничего не случилось.

– Вот так летишь миллионы лет, – сетовал в ящике Мананам, – и попадешь в дикую историю. Невероятно!

Глава 5. ПОСЛАНИЕ ЗЕМЛЯНАМ

Первую ночь на планете Земля Мананам провел за шторой на подоконнике в горшочке с кактусом. Пока родители Булкины не угомонились, он сидел в ящике письменного стола, а Лена потихоньку оборудовала там комнатку для жилья, делая вид, что наводит в ящике порядок. Она застелила ящик бархатной ворсистой бумагой из набора для ручного труда, поставила игрушечный набор мебели: кровать, стол, стулья, шкафчик. А Пашка мигом соорудил из проволоки торшер с лампочкой от карманного фонарика, питаемой от батарейки. Когда Мананам улегся на кровать, а Лена задвинула ящик, маленькому космонавту его новое жилище очень понравилось: лампочка освещала уютную малогабаритную квартирку с бархатным «ковром» на полу и деревянными стенами, которые кое-где были испачканы чернилами. Если бы не беспокойные мысли о Пататаме, хозяин квартирки был бы просто счастлив. Однако он надеялся, что Котька со своей мамой тоже позаботятся о Пататаме, а потом все устроится. Главное, не терять друг друга из виду!

И все же Мананам не пожелал спать в удобной кроватке, а предпочел горшок с кактусом. Необходимо было пополнить запас сил. Пашка, по указанию Мананама, принес из кухни зеленый кактус с плоскими мясистыми листьями, похожими на ласты моржа, из которых торчали редкие, но крепкие иголки. Земля в горшочке ссохлась и потрескалась. Лена тщательно взрыхлила ее и полила водой, после чего Мананам зарылся присосками в землю и встал рядом с кактусом, как часовой на посту.

Дети убрали горшочек за штору, улеглись спать и потушили свет. Но заснули не сразу. В темноте они долго вели разговор с Мананамом, рассказывая о себе и слушая рассказы про планету Талинта. Мананам рассказывал им о Зерне Разума и добавил, что каждый из двух космонавтов обладает лишь половинкой этого Зерна, вот почему им необходимо быть вместе, чтобы запустить Зерно в Космос. Лена плохо поняла про космос и планету Талинта, но главное усвоила правильно: разлучить братцев нельзя.

– Я завтра скажу Котьке, чтобы он принес Пататамчика, – сказала она.

– Да, сделайте милость, – сказал Мананам.

– А почему вы все время так говорите? – спросил Пашка несмело. Он уже привык называть Мананама на «вы», это его ничуть не удивляло, но к оборотам его речи никак привыкнуть не мог. – «Сделайте милость», «будьте так добры»… Странно!

– А разве на вашей планете не все употребляют эти прелестные слова? – спросил Мананам.

4
{"b":"30968","o":1}