ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лобстер сунул свидетельство в карман, задвинул ящик. Пора было ехать.

В Интернет-кафе в этот час было малолюдно, но киберпанк Гоша — рано поседевший мужик с небольшим красно-жёлтым ирокезом на голове — уже тусовался среди молодёжи — учил жизни. Лобстер подошёл к нему:

— Можно тебя на минутку?

Они отошли в сторону.

— Ты Белку знаешь, которая в нашем чате сидит?

— Знаю, — криво усмехнулся Гоша.

«Чему усмехается? Она с ним тоже спала? Конечно, спала, а как иначе!» — неприязненно подумал Лобстер.

— Может, ты другую знаешь? Их тут много, как в лесу. — Лобстер стал описывать внешность девушки, но Гоша его перебил:

— Сказал — знаю! Что, кинули тебя? Вот, Лобстрюша, была бы шея — топор найдётся. Если адрес надо, не дам! Сам понимаешь — информация огласке не подлежит.

— Позарез нужно! Она у меня шестьсот баксов стырила! — соврал Лобстер.

— Всего-то! Я думал — честь украла. — У киберпанка явно было шутливое настроение. — Ты проститутке сколько за сеанс платишь? А у нас не проститутки — девушки хорошие.

— Если не скажешь, я в милицию пойду! — предупредил Лобстер. Гоша посерьёзнел.

— К ментам ты не пойдёшь — сам виноват. Ладно, Слободчикова Маша. Адрес по справочной узнаешь. Только учти — я тебе ничего не говорил. Знаешь, сколько баб этим делом промышляет? Целая мафия!

— Устроили из Интернета притон! — вздохнул Лобстер.

— За что боролись, на то и напоролись. Лично я в стране сексуальную революцию не делал, — насмешливо ответил киберпанк.

Фамилия — это уже хорошо. Лобстер протянул Гоше купюру и сел к свободному терминалу. Он надеялся, что Белка уже объявилась в чате.

Бегая по строкам чата в поисках Белки, Лобстер прислушивался к разговорам за спиной… Удивлялся тому, что некоторых слов из разговоров «юных компьютерных гениев» понять не может. Перестав общаться с юзерами, окунувшись в работу над взломными программами, он отстал от жизни. И прошло-то всего два года! Сленг менялся, как хамелеон. Всё правильно: компьютерные технологии развиваются с космической скоростью, машины устаревают, не успев появиться на рынке, а вместе с ними развивается и устаревает хакерский язык. Непосвящённому знать не надо, а посвящённый поймёт. Главное — солидная языковая база, а она-то у Лобстера была. Потусуется немного и въедет!

Белок в чате не наблюдалось, и скоро Лобстер покинул Интернет-кафе. Он поехал в адресный стол.

— Вам кого? — раздался женский голос из-за двери.

— Мне Белку, — сказал Лобстер.

Дверь ему открыла женщина с младенцем на руках. Младенец весело агукал и пускал слюни. Увидев незнакомого мужчину, малыш нахмурился, уткнулся матери в грудь.

С ней-то он и должен был вчера встретиться. Вот они, волосы гранатового цвета! Но, конечно, похуже той Белки, с которой… Большой нос, круги под глазами, бесцветные ресницы, прыщи на лице. Немало косметики надо извести, чтобы выглядеть, как подобает проститутке. Интернетовской проститутке… Нет, с этой он, пожалуй бы, не стал…

— Я — Лобстер, мы вчера в чате болтали, — напомнил он.

— А, ну и что? — Женщина явно не была настроена на долгий разговор. — Откуда адрес узнал?

— В справочной, — просто ответил Лобстер.

— Ты что, из полиции нравов?

— Да нет, я сам по себе. — Лобстер замялся. — Ваша подруга так неожиданно исчезла среди ночи. Я хотел бы её найти.

— Монет недосчитался?

«Почему она сразу подумала, что Белка меня кинула? Неужели эти рыженькие практикуют воровство? Ну, конечно, орешки и грибы в дупло таскают!» — подумал Лобстер.

— Она забыла у меня кое-что.

— Давай. — Женщина протянула руку, но Лобстер мотнул головой.

— Нет-нет, это наше дело.

— Ты что, дурак? Мне её адрес до одного места. Работаем вместе, а знать лишнего мне ни к чему. Себе дороже.

— А мне она вчера сказала, что вы подружки, — сказал Лобстер. — Специально одинаково назвались. Ребёнок на руках у женщины захныкал.

— Вот что, Лобстер, вали-ка ты отсюда и адрес забудь! — посоветовала она. — Захочешь меня снять, в чат залезь.

Разговора не получалось.

— Где уверенность, что в чате будешь ты, а не какая-нибудь другая Белка? Может, вас тут целая стая?

— Может, — сказала женщина и захлопнула перед его носом дверь.

— Как её по-настоящему зовут? — крикнул Лобстер через дверь.

— Тебе же сказали — Белка! — отозвалась женщина.

«Белки, белки! — думал Лобстер, спускаясь вниз по лестнице. — Хорошенькое дело! Потерял почти три часа, смотался в Митино и ни на шаг не приблизился к разгадке!»

Нужно было пораскинуть мозгами. Лобстер вышел из подъезда, сел на скамейку и стал размышлять.

Интернетовские не колются. Скорей всего, они действительно ничего больше не знают. Тем и хороши все эти чаты — человек вроде бы рядом, вроде бы здесь, а присмотришься — мираж, весь он склеен из словечек, буковок, значков. Одним словом, виртуальность. Оставался бар, в который они вчера заходили. Там Белка чувствовала себя в своей тарелке: кивнула охраннику, поздоровалась с барменом за стойкой. Наверняка бывала в баре с другими мужиками… От этой мысли Лобстера передёрнуло. У бармена, который мог бы их запомнить, сегодня, скорей всего, выходной. Ладно — завтра. Пора заняться делом…

— Явился — не запылился, — встретил Лобстера Никотиныч.

Было без двадцати шесть.

— Белку я искал, — сказал Лобстер, проходя в комнату.

— Вчерашнюю? — Никотиныч усмехнулся. — Я думал, ты к этим вещам проще относишься.

Лобстер промолчал. Не будет же он деловому партнёру рассказывать о своей дурной наследственности!

— Машина свободна?

— Свободна пока, — кивнул Никотиныч. — Ключи я скачал. А что с ними дальше делать — не знаю.

— Сейчас разберёмся. — Лобстер отодвинул дверцу шкафа, сел в кресло перед компьютером, застучал по клавишам. По монитору побежали длинные ряды цифр.

Никотиныч с интересом наблюдал за действиями Лобстера.

— А дальше что? — наконец не выдержал он.

— А дальше, — Лобстер развернулся в кресле, озорно подмигнув Никотинычу, — открываем курс лекций для деятельно кипучих «чайников» под названием: «Как взломать банк». Слушай сюда! Правительством США одобрен 56-разрядный стандарт, который широко используется в банковской сфере для шифрования счётов. Этот стандарт также реализован во всех программных и аппаратных продуктах. Для унификации электронных платежей этот же стандарт принят и в Европе. Ясно излагаю?

— Абсолютно, — кивнул Никотиныч.

— Если все банки работают в одной и той же системе, достаточно получить хоть бы один такой ключ. А дальше я напишу обучающуюся программу, которая будет работать по закону аналогий. Короче, мы запросто сможем взломать тысячи, десятки тысяч, миллионы кредитных карт!

— А эти ключи не годятся? — Никотиныч кивнул на монитор.

Лобстер рассмеялся:

— Это всего лишь болванки. Мудени одного из наших банков позаимствовали у америкашек систему шифрования, а я прикупил результат их упорного труда.

— Как тебе удалось? — спросил Никотиныч.

— Секрет, — загадочно произнёс Лобстер. На самом деле особого секрета не было и удалось ему всё легко — он подслушал переговоры между партнёрами и скачал информацию, пока она по закрытой сети шла до получателя. Московский банк получал болванки ключей с некоторым опозданием, всего лишь доли секунды. Если б банковские компьютерщики были немного поумней, они сразу бы засекли, что передача информации на определённом этапе замедлилась.

— Значит, у нас в кармане алгоритм шифрования? — поинтересовался Никотиныч.

— Пока нет, — покачал головой Лобстер. — Но скоро будет. Программу напишу. Усёк, сэр «чайник»?

— Усёк-то усёк… Интересно, сколько ты убьёшь времени, чтоб написать все эти программки?

— Не больше месяца, — уверенно произнёс Лобстер.

Никотиныч недоверчиво покачал головой:

— А если опять не получится? В мае ты говорил — к июлю сделаем. Август кончается. Может, стоит предусмотреть запасной вариант? Застраховать себя от ошибок?

10
{"b":"30973","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Могила для бандеровца
17 потерянных
Цвет Тиффани
Viva Coldplay! История британской группы, покорившей мир
Цена удачи
Охотник за тенью
Пятая дисциплина. Искусство и практика обучающейся организации
Психиатрия для самоваров и чайников
Гортензия