ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Светлана приблизилась к нему, обняла за шею, прошептала:

— Я тоже поняла, Серёжа. Ты это… пойдём.

— Куда? — несколько растеряйся Никотиныч.

— К тебе.

— А как же?..

— Ничего, обойдутся — не маленькие, — сказала Светка, увлекая его за собой.

Егор уже был изрядно пьян. Он мотал головой, размахивал руками, хвастаясь перед Лобстером, какой он крутой, необыкновенный, что вся область у них в руках, они — самые сильные здесь — её держат и никому никогда не отдадут. Халат распахнулся, на волосатой груди болтался большой золотой крест.

Лобстеру было скучно. Он давно уже ушёл в свои мысли и только поддакивал Егору, натянуто улыбаясь его «скобарским» шуткам. Господи, где ему понять, что сила заключается не в кулаках и пистолетах, а вот в этой самой, как он говорит, машинке, которую создал человеческий ум! Машинка эта может поднять ракеты, запустить корабль на Венеру, остановить движение поездов и самолётов, погрузить мир в хаос или, наоборот, сделать его гармоничным, послушным людям. Она, конечно, всего лишь инструмент в чьих-то руках, наподобие их пистолетов, но в ней нет тупости, как в той пуле, которую увидел он сегодня утром, когда в него целились; лет через двадцать компьютер будет умён, как человек, а значит, сможет принимать алогичные решения и сможет стать кем захочет: слугой, царём, дьяволом, богом…

— Слушай, бухгалтер, а чего мы здесь сидим? — неожиданно спросил Егор.

Лобстер неопределённо пожал плечами.

— Будем по бутылкам стрелять! — Егор поднялся и, пошатываясь, направился к кухне. — Эй, парни, быстро нам две пушки и выставите все пузыри во дворе! — приказал он.

Никотиныч устало откинулся на подушку, вздохнул, счастливо глядя в обклеенный посеревшей от времени бумагой потолок. Светка положила голову ему на грудь, обняла.

— Я так долго искал тебя. Так долго искал, — сказал Никотиныч с надрывом. Он был готов расплакаться от счастья. — Подумать только — шесть лет тебе было! Хоть убей — не помню!

— Такая же и была, только маленькая.

— Ничего себе, маленькая. Заложила нас тогда с Егором, да?

— Заложила, — кивнула Светка.

— И сейчас тоже заложишь?

— Сейчас нет — поумнела. — Светка провела рукой по его щеке. — Колючий.

— А что же ты про братца своего ничего не говорила?

— Ты ведь и не спрашивал.

— Значит, бандит он у тебя?

— Бандит, — просто согласилась Светка. — Если б не он, давно бы уж ноги протянула. Четвёртый месяц зарплату получить не могу, да и какая она — зарплата? Он мне и продукты возит, и тряпки всякие.

— Почему в город не заберёт?

— А кто ж здесь за бабой Варей ухаживать будет? Ты, что ли, дачник? — насмешливо спросила Светка.

За окном раздались звонкие выстрелы. Никотиныч вздрогнул, встрепенулся.

— Лежи, не бойся. Это Егор по бутылям из пистолета шмаляет. Забава у него такая, как напьётся.

— Ничего себе забава, — вздохнул Никотиныч.

— Ты вот лучше мне скажи, чем вы со своим дружком ночью на почте занимались?

— Ты же видела — на компьютере он работал.

— Видела-видела, не за красивые же глазки он по клавишам щёлкает? Воруете чего?

— Воруем, — честно признался Никотиныч, удивляясь женской проницательности. — А с чего ты решила так?

— Да как же? По ночам, украдкой. Вот, все вы воруете: и Егорка, и ты. Потом детей научите, внуков. Получается, одно ворьё только и будет жить.

— Света, перестань! — резко оборвал её Никотиныч.

— Ладно, ты собирайся давай, а то на вечерний автобус не поспеете, — неожиданно сказала женщина.

За окном опять звонко грохнули выстрелы.

Лобстер вытянул вперёд руку с тяжёлым пистолетом, зажмурил левый глаз, затаил дыхание. Грохнул выстрел, рука дёрнулась вверх, в ушах зазвенело. От доски в заборе отлетела большая щепа.

Егор рассмеялся.

— Слабоват ты, бухгалтер, у тебя пушка гуляет, будто не ты пил, а она. Смотри. — Егор запахнул полы халата, поднял пистолет, почти не целясь, выстрелил. Пивная бутылка звякнула и рассыпалась. — Это тебе не на машинке стучать!

Лобстер прицелился снова. Он вдруг ощутил силу, исходящую от пистолета, который лежал в его руке, эта сила предавала ему необыкновенное чувство восторга, власти. Сейчас возьмёт да и направит на кого-нибудь из бандитов пушку! Он вспомнил об одной забавной «стрелялке», в которой герои делились на плохих и хороших. И грохнуть можно было любого — и ублюдочного монстра, и очкастого профессора, который пытается тебе помочь. Иногда Лобстер развлекался, воюя на стороне монстров, убивал «своих» — подойдёшь вплотную к ничего не подозревающему помощнику и бац его из «винчестера» в лоб!

— Егор, прекрати немедленно! — раздался грозный окрик Светланы.

Лобстер опустил руку, оглянулся. Протрезвевший Никотиныч стоял у калитки, раскрасневшаяся Светка зло смотрела на брата.

— Ты в прошлый раз настрелял, а у бабы Вари приступ случился. Участковый приезжал, орал, что пристрелишь кого-нибудь нечаянно.

— Срать я хотел на твоего участкового! — сказал Егор. — Ладно, раз сестра говорит, не будем. Ох и строгая ты у меня! — Он рассмеялся, взял у Лобстера пистолет, поставил на предохранитель. — Ну что, пойдём дальше бухать?

— Ребятам ехать надо, у них дело в Москве срочное, — возразила Светка.

— Нет, погодите, какое может быть дело, когда я здесь? — возмутился Егор.

— Тебе же сказали — срочное. Автобус уйдёт, а следующий только завтра.

— Нет! — жёстко сказал Егор — Я их никуда не отпускаю! Ты что, очумела, двадцать лет не виделись!

— Егор, ты же пьяный! — строго произнесла Светка.

— Скажешь тоже — пьяный! Как стекло. Видишь, все бутылки побил. Был бы пьяный… Не обламывай ты нас, дай посидеть спокойно! Я только, понимаешь ли, с бухгалтером разговорился. — Егор обнял Лобстера за плечи. — Ладно, побухаем, а потом ребята вас на машине до самой Москвы отвезут.

Светка с Никотинычем переглянулись.

— Ужрётесь опять!

— Да нет, мы по чуть-чуть, зуб даю!

— Я лично никуда не тороплюсь, — неожиданно произнёс Лобстер.

Была глубокая ночь. «Мерседес» причалил к тротуару рядом с подъездом. Из машины выбрался Никотиныч, за ним — Лобстер с рюкзаком. Проснувшийся Триллер отчаянно замяукал в коробе.

— Тихо ты, людей разбудишь! — цыкнул на котёнка Никотиныч. — Спасибо, мужики! — Он захлопнул дверцу машины, нетвёрдой походкой направился к подъезду.

Хлопнула дверь.

— А всё-таки Егорка хороший мужик, хоть и бандит, — сказал Никотиныч, влезая в кабину лифта. — Мы с ним на Жабне вот таких лещей ловили. — Он развёл руки, показывая размеры рыбы.

— Да, ещё те рыбачки! — зло произнёс Лобстер. — Сейчас диск с ключом искать будешь!

От прежнего ощущения необыкновенной силы, когда держал в руке пистолет, не осталось и следа. Болела голова, хотелось спать. По дороге они сбили какое-то животное — не то большую собаку, не то оленёнка. Что-то мягкое, взвизгнув, стукнулось о бампер, подлетело высоко вверх и исчезло в темноте. Бандиты даже не остановились.

Никотиныч не мог попасть ключом в замочную скважину. Лобстер отобрал у него ключи, стал открывать дверь квартиры.

— А я Светку люблю, — неожиданно сказал Никотиныч, прислонившись к стене лбом. — Возьму вот и женюсь на ней.

— Флаг тебе в руки. — Лобстер вошёл в квартиру, включил свет в прихожей. — Давай уже быстрее, спать охота! — Он скинул с плеча рюкзак, прошёл в комнату.

Рука потянулась к выключателю и замерла на полпути. Лобстер увидел силуэт человека, сидящего на стуле у окна.

31
{"b":"30973","o":1}