ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Может быть, чайку? — предложил он робко.

— Спасибо, но мне уже пора. — Девушка поднялась, направилась в прихожую. Лобстер последовал за ней. Хэ вынула из кармана куртки визитную карточку, протянула её Лобстеру. — Завтра они ждут вас. И не тяните с этим, иначе послезавтра будет поздно.

— Извините, это правда, что Гоша привёз вас в Россию в чемодане? — неожиданно спросил Лобстер. Девушка грустно рассмеялась:

— Хотите проверить, влезу ли в чемодан?

— Да нет, — смутился Лобстер. — Просто я думал — враньё.

— У вас в стране самые фантастические истории оказываются правдой. Я тоже не верила, что когда-нибудь смогу так говорить по-русски… А познакомились мы с Гошей действительно в Китае. Всего доброго. — Китаянка выпорхнула за дверь. Щёлкнул замок.

Лобстер некоторое время стоял в прихожей, задумчиво глядя на дверной глазок.

— Как она сюда вошла? — спросил за его спиной Никотиныч.

— Хватит прикидываться идиотом! — неожиданно сорвался Лобстер. — Ты до сих пор не понял, что она из ФСБ?

— То есть как? — Лицо Никотиныча вытянулось в удивлении.

— А вот так! Пока ты в сортире сидел, она сказала, что у нас сейчас только один выход — пойти работать к ним.

— У нас?

— Ну хорошо, у меня. Ты можешь дальше в своём «железе» ковыряться.

— Но почему?

— Потому что иначе меня просто грохнут, а так — реальная «крыша». Безопасность, охрана… В общем, как хочешь, а я завтра иду.

— Погоди! А как же наш взлом?

— Взлом? — Лобстер на мгновение задумался. — А что, это идея! У них же высокоскоростные линии связи. Волоконная оптика. То есть как раз наоборот — всё получится!

— Ты уверен? — недоверчиво спросил Никотиныч.

— Всё, я спать хочу — отвянь!

Лобстер быстро разделся и улёгся под прохладное одеяло, а Никотиныч, тяжело вздыхая, стал копаться в «компашках» и дискетах.

Несмотря на усталость, сон не шёл. Лобстер вспоминал о своих проделках во время войны в Югославии, когда он вступил в борьбу с НАТО через сеть: переполнял натовский почтовый ящик бредовой корреспонденцией, путал карты наводчикам, передавал югославам сроки вылетов бомбардировщиков, выуженные из взломанной военной сети. Да, это было настоящее мастерство, и, пожалуй, ему тогда не было равных… Ну что же, ФСБ так ФСБ, или как там у них это называется — агентство правительственной связи — ФАПСИ? Может быть, это единственный способ надёжно защитить себя от тайных преследователей.

«Добро пожаловать в органы, сынок!»

Лобстер с Никотинычем сидели за столами в просторном кабинете и усердно исписывали листы анкет. Начальник, к которому они попали на приём, был с ними любезен: предложил кофе, поинтересовался прежней работой, спросил, нет ли проблем со здоровьем, потому что предстоит пройти серьёзную медицинскую комиссию. Понятно, спецназовцам или оперативникам необходимо крепкое физическое здоровье, а им-то зачем? Более-менее сносное зрение да башка на плечах! Интересно, что дадут им ломать? Сложные софты, на которые у государства нет денег, или секретные файлы потенциального противника? Конечно, всякая хакерская работа хороша, но одно дело, если ты занимаешься ею в своё удовольствие, испытывая кайф, когда загадочный виртуальный мир делается послушным тебе, другое — по принуждению, из-под палки, из-за безвыходной ситуации, потому что некуда бедному податься. Это две большие разницы, как говорят в Одессе.

Лобстер наивно полагал, что их сразу же отведут в отдел, посадят за компьютеры, попросят взломать что-нибудь простенькое для проверки хакерских способностей. Не тут-то было. Пришлось оформлять какие-то допуски, пропуски, прикладывать вымазанные чёрной краской подушечки пальцев к листам бумаги. Потом была изнурительная медкомиссия, бесконечная череда специалистов, сдача каких-то анализов, мазков. Лобстер ходил из кабинета в кабинет и всё никак не мог поверить в то, что скоро ему придётся здесь работать. Вчерашний визит подруги Гоши, китаянки Хэ Дзян, не был галлюцинацией или сном. Вербовка «рекрутов» прошла в домашней неформальной обстановке, без шантажа, угроз и посулов. Никотиныч, конечно, при желании мог не «вестись», но вот теперь-то они в одной связке…

Предложения послужить на благо Отечеству в структуре спецслужб поступали Лобстеру и раньше. От армии он был благополучно «откошен» любящей мамочкой. Сколько она заплатила, Лобстер не знал, однако после того, как он бросил институт, военкомат ни разу не побеспокоил. В заключении призывной медкомиссии значилось, что у него серьёзные проблемы с сердцем, просто удивительно, как он до сих пор ещё жив! Поэтому, когда начальник отдела стал интересоваться здоровьем, Лобстер занервничал, а вдруг всплывёт его призывная липа? Не всплыла, хотя о ней наверняка знали… Здесь всё начиналось с чистого листа, будто не было у него никакого прошлого.

Чуть больше года назад ему второй раз пришлось встретиться с одним молодым человеком, из «этих». Подтянутый, коротко стриженный, в безупречно сидящем костюме. Предложил Лобстеру хороший оклад и продвижение по службе. Он, конечно, отказался. Небо над головой Лобстера тогда было безоблачным, карманы оттопыривались от денег, никто ничем не угрожал, да и вообще… Он — свободный хакер и привык работать, когда хочется ему, а не чужому дяде. Обижать образцового малого мгновенным отказом не стал, обещал позвонить позже, но, конечно, не позвонил. Плевать он хотел на спецслужбы! И вот тебе надо же — здрасте, мы к вам по крайней нужде!

Утром, прежде чем пойти сдаваться, Лобстер ещё раз проанализировал ситуацию и пришёл к выводу, что Хэ была абсолютно права — он оказался между двух огней: если ментам не удастся повесить на него убийство, те, другие, его просто грохнут. И в этот раз дяди Паши рядом не будет…

Вечером, когда часть процедур по оформлению документов была окончена и они с Никотинычем оказались на улице, в голове Лобстера мелькнула сумасшедшая мысль, что вся эта кутерьма, вплоть до смерти Гоши, подстроена ФСБ; тогдашним своим отказом он только подзадорил их, и вот теперь приказ невидимого начальника выполнен — его заполучили с потрохами. «Коготок увяз — всей птичке пропасть». Но потом он отогнал от себя эту мысль — слишком уж всё хитро.

— Ну что, чувствуешь ли ты себя в безопасности, сынок? — спросил Никотиныч, оглядываясь по сторонам в поисках серого соглядатая с плоским незапоминающимся лицом.

— Честно сказать — нет, — покачал головой Лобстер. — Ничего, привыкну. Единственное, что я теперь знаю точно, — банк мы с тобой взломаем.

— Тихо ты — орёшь! — сердито прошептал Никотиныч. — А что толку? Надо ещё свалить отсюда, потом деньги за кордоном получить!

— Ладно, не заморочивайся, получим! Отвези меня домой, пожалуйста, а Триллера я завтра заберу.

И Никотиныч поплёлся к своим стареньким «Жигулям».

…Лобстер внимательно оглядывал квартиру. Всё стояло на своих местах, на мониторах, мебели, посуде лежал толстый слой нетронутой пыли. Он переоделся, помыл ванну, заткнул сливное отверстие пробкой, открутил оба крана до отказа. Наконец-то — после всех этих деревень, посёлков, дорог, полей, автобусов, поездов, машин, — наконец-то он в своей родной стихии. Сейчас нырнёт, уляжется на дно и будет думать только о хорошем. Например, о лаборантке из Музея антропологии, Ольге Геннадьевне. Нехорошо тогда получилось, кинул он её, уехал, не сказав ни слова. Ну, ничего, она его простит, должна, если, конечно, не дура. Он ведь шкуру свою хитиновую спасал — не просто так.

Пока наполнялась ванна, он включил компьютеры, проверил почту. Посланий было много: от Миранды, от матери и… от Гоши. Вот ведь как бывает: человека больше недели в живых нет, а письмецо его электронное — вот оно, и он ему, мёртвому, тоже «на мыло» ответить может, если, конечно, оперативники его машину к себе в убойный отдел в качестве подарка к предстоящему Дню милиции не конфисковали, грустно подумал Лобстер.

33
{"b":"30973","o":1}