ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— В самый раз. — Сосед опять обнял Лобстера. Братуха, живой! Ну, молоток!

— Ладно, дам, — кивнул Лобстер и направился в комнату за деньгами. «Вот человек, по нему „шмаляли“, а он не боится: пьёт, гуляет, по подворотням шляется!» Сам Лобстер со дня покушения как следует не спал ни одной ночи — закроет глаза, и тут увидит наставленный на него воронёный ствол. «Я не, трус, но я боюсь». Киллеры в масках с прорезями для глаз снились ему теперь чуть ли не каждую ночь. Он в ужасе просыпался, слышал громкий храп Никотиныча, оглядывался по сторонам, успокаивался, понимая, что дверь заперта, что никого больше в комнате нет… Сегодня, впервые после того рокового дня, ему придётся спать одному.

— Дядь Паш, ты сегодня с кем пьёшь? — поинтересовался Лобстер, протягивая деньги.

— Ни с кем, пожалуй, — пожал плечами сосед. — А чё, мне и одному приятно.

— Слушай, давай у меня посидим? Я сам пить не буду, разве что пивка бутылочку за компанию, а ты — сколько тебе надо.

— О, вот это дело! И запомни, парень: ты мне помогаешь, я тебе тоже всегда помогу. Если надо, грудью от пули защищу. Понял? Всё, я мигом. Одна нога здесь, другая… тоже здесь. — Дядя Паша хохотнул, хлопнул Лобстера по плечу и выскочил за дверь.

— Ольга Геннадьевна! — позвал Лобстер, стараясь придать голосу весёлый тон. — Ольга Геннадьевна, вы где?

Из-под стеллажа показалась голова лаборантки. Увидев Лобстера, она нахмурилась.

— Молодой человек, здесь служебное помещение. Покиньте, пожалуйста, комнату!

Лобстер, не обращая внимания на её слова, прошёл между стеллажами и бросил к ногам лаборантки дюжину пурпурных роз. Ольга сидела на корточках, на коленях у неё лежала амбарная книга, в которой она что-то записывала.

Девушка покраснела.

— Я ведь сказала… — произнесла она уже другим тоном. — Хороший в прошлый раз ужин получился. С вином, с конфетами.

— С цветами, — добавил Лобстер, тоже садясь на корточки. — Оля, прости, пожалуйста, я должен был немедленно уехать. Иначе — никак!

— И позвонить нельзя было?

— Я был в деревне, там даже телефона нет, — соврал Лобстер. Да, насчёт позвонить — она права, он ни разу не вспомнил о ней за все эти дни! С глаз долой — из сердца вон! Тем и отличается настоящая любовь от простой влюблённости. О Миранде он подсознательно помнит всегда, даже когда спит, ест или сидит в сортире.

— А что случилось? — Ольга захлопнула книгу и стала собирать розы,

— Правда, Оль, очень срочное дело. Бабушка умерла, пришлось ехать хоронить. Кто, если не я?

— Стариков жалко, — согласилась лаборантка, поднесла бутоны к лицу, вдохнула аромат. — Очень красивые. Спасибо.

— Ну что, мир? — спросил Лобстер, заглядывая девушке в глаза.

— Мир, — со вздохом согласилась Ольга. — Только ты больше так никогда не делай. Не можешь прийти — звони, не можешь позвонить — шли телеграмму.

— Я ведь и адреса не знаю, — широко улыбнулся Лобстер.

— Очень просто — Музей антропологии, и всё. Нам многие так пишут.

— И доходит? — удивился Лобстер.

— Всегда, — сказала Ольга, поднимаясь с корточек. — Даже вазы нет, чтоб цветы поставить! Одни кости! — Теперь по ней было видно, что она оттаяла.

— Оль, давай исправим ситуацию и устроим интимный сейшн с вином, музыкой, цветами, как должно было случиться в прошлый раз.

— К сожалению, сегодня не могу, — покачала головой девушка. — У отца день рождения.

— Ну, попал! — усмехнулся Лобстер. — А меня к твоим предкам нельзя? Я себя умею за столом прилично вести, честное слово!

Ольга рассмеялась:

— Как всегда — наглый! Там с его работы народу много будет. Давай отложим знакомство с родителями на следующий раз. А сегодня… — Девушка посмотрела на часы. — До шести ещё целых три часа. Начальства нет. Может, в кафе?

— Видишь ли… — замялся Лобстер.

— Понятно, финансовая пропасть, в которую можно падать вечно, — кивнула Ольга. — Ладно, пошли, ухажёр.

Скоро они очутились в небольшой комнате, заставленной бюстами исторических личностей, в углу, за шкафом, отгораживающим небольшой закуток, стоял компьютер. Лобстер тут же оценил машину по внешнему виду — неплохая, хотя наверняка не очень быстрая. Для него фактор скорости «думания» машины — так называемая тактовая частота — был одним из решающих, потому что при взломе счёт идёт на минуты, а иногда — на секунды. В хороших системах с конфиденциальной информацией электронные сторожа всегда стоят на стрёме и попытаются «остановить» взломщика, если, конечно, их хорошенько не «стукнуть по башке» специальной хакерской программой, а хороший администратор сети всегда знает пороки своего «подчинённого» — дыры и секреты локальной системы, — чаще всего банк модемов не имеет никакой защиты вообще, а всё потому, что не хватает денег для приобретения охранной системы для удалённого доступа.

— Здесь и посидим. Что-то мне сегодня выпить хочется. Сладкого вина, — призналась Ольга. — Сколько надо? — спросила она, влезая в кошелёк.

— Да ну, брось! — махнул рукой Лобстер. — На ресторан у меня действительно нет, а уж на посидеть… Я сейчас, — сказал он и вышел за дверь.

Итак, машина есть, и она наверняка не защищена как следует. Никому не придёт в голову ломать компьютер Музея антропологии, потому что денег за это никаких не снимешь. Остаётся только до него добраться. И тут есть два варианта: войти в компьютер по сети — если, конечно, у этих нищих антропологов есть деньги на Интернет — либо сесть за «клаву» и скачать всё непосредственно с жёсткого диска. Не будет же он подбирать ключи к лаборатории? Он — другой взломщик, виртуальный. Значит?.. Значит, надо её выманить. Как зовут начальника лаборатории? На двери была табличка с его именем. Кажется, Игорь Фёдорович. Ну да, Игорь Фёдорович! Замечательно…

Лобстер купил еды и сладкого вина, которое сам не пил. Вернулся в университет. По коридору шёл намеренно медленно, надеясь встретить кого-нибудь по дороге. Навстречу ему попалась толстая девица с таким же, как у Лобстера, рюкзаком за плечами — из тех, что в тусовке играют роль «своих парней».

— Девушка, извините, вы не можете мне помочь? — обратился к ней Лобстер.

— Могу, — с готовностью кивнула девица, оглядев его с ног до головы. — Чего надо?

— Позвонить по телефону, назначить свидание, только если девушка трубку возьмёт. Текст я вам сейчас напишу. — Лобстер развязал рюкзак, вынул из него записную книжку, вырвал листок.

«Ольга Геннадьевна? Это Шляпникова, аспирантка. Игорь Фёдорович просил принести часть рукописи. Я могу вам её передать? Я, к сожалению, аспирантское удостоверение дома забыла. Давайте через полчаса внизу около охраны. У меня будет прозрачная зелёная папка. Вы меня сразу узнаете», — написал он на листке.

— Это что, розыгрыш? — Девица посмотрела на него подозрительно. — Нехорошо обманывать девушек!

— Это — просто свидание, — сказал Лобстер, протягивая ей сотовый телефон и листок.

— Здравствуйте, Ольга Геннадьевна. Это Шляпникова Лариса, аспирантка Игоря Фёдоровича. Он просил принести рукопись… — У девицы получалось весьма естественно.

Лобстер выложил на стол продукты, выставил пару бутылок дорогого вина. Ольга заперла дверь, и они сели пировать. Оказалось, в лаборатории нет штопора, и пробки пришлось пропихивать внутрь бутылок ножницами. Лобстер наблюдал за тем, как девушка то и дело поглядывает на часы. Говорила в основном она — о театральных премьерах, о новом проекте Меньшикова… Когда до назначенного «аспиранткой» срока оставалось пять минут, Ольга встрепенулась, встала из-за стола.

— Олег, мне надо рукопись получить. Я тебя тут закрою, а то, не дай бог, кто заглянет.

— Хорошо, — кивнул Лобстер.

Ольга вышла, звонко щёлкнул замок в двери. Лобстер подскочил к компьютеру, включил его, вытащил из рюкзака две коробки с дискетами. Он боялся, что программа может оказаться слишком большой, а компьютер слишком медленным, и тогда он не успеет.

35
{"b":"30973","o":1}