ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Появилась надпись «Введите пароль».

— Только этого ещё не хватало! — проворчал Лобстер. Он задумался на несколько секунд, потом набрал латинскими буквами «OLGA». Пароль оказался верным, и Лобстер усмехнулся: интуиция для настоящего хакера — оружие не хуже «троянца», сидит себе, укрывшись в тёмных уголках подсознания, а в нужный момент как выскочит, как выпрыгнет — и пойдут клочки по закоулочкам!.. Даже если бы не вышло с первого раза — в рюкзаке у него всегда была дискета с комбинациями наиболее распространённых паролей. Время доступа — не более минуты. Компьютер загрузил рабочую среду, Лобстер пощёлкал мышкой и довольно быстро нашёл нужную ему папку. Теперь, как говорится, — дело техники…

Когда Ольга вернулась в лабораторию, компьютер уже был выключен, а Лобстер сидел за столом и лениво ел бутерброд с бужениной.

— Скучаешь?

— Скучаю, — соврал Лобстер. — Ну что, получила?

— Странно, я её пятнадцать минут прождала. Может, потерялись? Да нет, там никого с зелёной папкой не было. — Ольга вздохнула, уселась за стол. Лобстер налил ей в стакан вина. — Шеф, если она на меня пожалуется, убьёт.

— Да ладно, разминулись, ничего страшного. Сюда поднимется.

— Она удостоверение дома забыла. — Ольга отпила вино. — Может, ещё раз спуститься?

— Сиди, не суетись, — сказал Лобстер. — Давай-ка лучше за тебя, милая лаборанточка!

— Олег, пожалуйста, не надо так пошло! — попросила Ольга.

— Ладно, не буду, — кивнул Лобстер и пригубил вино. — Ты извини, мне пора.

— Ты же говорил — посидим! Ещё часа не прошло!

— Видишь ли, у меня после смерти бабушки дед тоже слёг, приходится за лекарствами, за продуктами ходить. — Лобстер поднялся из-за стола, закинул рюкзак на плечо, направился к двери.

— Олег, ты что, обиделся на меня? — В Ольгиных глазах он прочитал испуг — ну да, сейчас опять исчезнет, и всё! — женская интуиция, она иногда хакерской покруче. — Ну, прости, прости.

— С чего ты взяла, что обиделся? Просто о деле вспомнил.

— Ещё пять минут назад у тебя никаких дел не было! — сказала Ольга.

— Были, но я о них не помнил. Старческий маразм, понимаешь? Пока! — Лобстер улыбнулся на прощание и закрыл дверь.

— Олег! — запоздало позвала Ольга. Она смотрела на закрывшуюся дверь, думая, что сейчас она откроется, Олег вернётся, обнимет её, поцелует в губы, попросит прощения за столь неожиданный уход, назначит свидание на завтра, но дверь не открылась… Она вернулась за стол, села, подперев подбородок рукой, посмотрела на полупустую бутылку, потом встала, подошла к подоконнику, на котором лежали подаренные Лобстером пурпурные розы, неожиданно разрыдалась, схватила их и стала остервенело рвать бутоны, ломать стебли. Несколько раз укололась о шипы.

…Лобстер шёл, не оборачиваясь. Не первый раз случалось с ним такое, когда срывался, уходил, стараясь обойтись без долгих объяснений, хлопал дверью. Уходил от женщин, от друзей. Чувствовал ли он себя в этих ситуациях подлецом? Нет! Всё было тихо, мирно, он никуда не собирался, шутил и радовался чужим шуткам, но потом вдруг в сознание, как немецкая «свинья» в войско Александра Невского, вклинивалась идея, которую нужно было немедленно реализовать. И тогда он вставал и шёл, как зомби, зацикленный на одной функции, на одном поступке, пёр как танк, и никто не мог его остановить. Окружающий мир видоизменялся, мутировал, превращаясь в узкий коридор, ведущий его к намеченной цели, но вот цель была достигнута, и тогда пространство резко распахивалось перед ним, как раскрывается автоматический зонтик, если надавить на кнопку, и всё было так же, как раньше: те же краски, те же звуки, те же прекрасные девушки, которых опять хотелось любить.

Лобстер заехал домой за деньгами, затем направился в ближайший магазин видеотехники. Те цифровые камеры, которые там продавались, его категорически не устраивали. Пришлось взять машину и болтаться по городу в поисках нужной вещи. В конце концов нашёл то, что искал, на «Преображенской».

Лобстер поставил череп на крутящуюся подставку, закрепил камеру на маленьком штативе, включил компьютеры. Пока сворованная программа перекачивалась на жёсткий диск, он установил настольные лампы так, чтобы череп почти не отбрасывал тени.

«Внимание, съёмка! Мотор!» — шёпотом произнёс Лобстер и включил камеру.

… — Добрый день. — Высокий мужчина средних лет пожал Лобстеру с Никотинычем руки и указал на кресла. Это был их непосредственный начальник — куратор проекта. — Садитесь, пожалуйста. Я пригласил вас, чтобы обсудить некоторые вопросы, касающиеся нашей дальнейшей работы. Тесты, на которые вам пришлось потратить столько времени, были тщательно проанализированы специалистами. Результатами я могу поделиться. Тут у нас никаких секретов нет. Олег Витальевич, — обратился он к Лобстеру, — к сожалению, должен констатировать, что с хакерами вы работать не будете. У вас, так сказать, психотип…

— Да оно мне и не надо, — проворчал Лобстер.

— Вот и прекрасно, что это известие вас не огорчает. Я попросил бы вас заняться анализом недавно созданных вирусов. Пожалуйста, — начальник передал Лобстеру папку с бумагами, дискетами и «компашками». — За пределы учреждения информацию не выносить.

— Знаю, — кивнул Лобстер. Вирусы — это, конечно, тоска. Каждый день их создают десятками. Для одних хакеров написание вирусной программы — это просто самоутверждение, для других — решение компьютерной задачки, для третьих, злобных, — месть. Вирусы этих, третьих, оснащены всеми «боевыми» атрибутами, предназначаются конкретным людям, фирмам, а то и всему миру, как «Ай лав ю»,[5] — попробуй полечись! Одни из них абсолютно безвредны и только «сжирают» свободное пространство на диске, другие приводят к сбоям, третьи могут уничтожить данные, стереть информацию, записанную в системных областях, и даже ввести в резонанс головки «винта», разрушая его. А потом приходит системный программист и говорит: «Товарищи, ваш жёсткий диск „убит“, почтите его память минутой молчания. А потом я вам поставлю другой, свеженький, и стоить он будет всего ничего — сто тридцать долларов. Пожалуйста, берегите жёсткие диски от злобных и страшных вирусов..» Что ж они, его за «чайника» держат, такую дешёвую работу дают? Подумаешь — анализ! Или проверки ещё не окончены? Лобстер вынул из папки бумаги и стал читать список вирусов. Уже по названию видно, кто его писал: студент, прикалывающийся над дружками, очкастый программист или крутой хакер, у которого за плечами сотни сложных взломов. Лобстер поднял глаза на начальника. Начальник смотрел на него выжидающе: мол, скоро ты?

— Я могу идти? — спросил Лобстер.

— Да-да, конечно, работайте, — кивнул начальник. — Когда вы сможете предоставить аналитический отчёт?

— Я думаю, недели через две, не раньше, — сказал Лобстер.

— Не торопитесь, даю вам срок до девятнадцатого.

— Хорошо. — Лобстер кивнул и вышел.

— А вот вас, Сергей Дмитриевич, будем внедрять. — Начальник подсел поближе к Никотинычу. — Дело в том, что хакерское сообщество практически обезглавлено и грозит расползтись по углам и норам, а этого допустить ни в коем случае нельзя. Поэтому именно вам предстоит эта важная миссия.

— Борис Андреевич, но я ведь в хакинге мало понимаю. У меня даже рейтинга среди их тусовки никакого нет. Я больше по «железу».

— А вам не надо ничего понимать, Сергей Дмитриевич. Несколько сленговых словечек, пару сломанных программ. В данном случае лучше казаться, а не быть. Солидную пиаровскую раскрутку мы вам обеспечим. Гоша, например, не знал, как дискету сжать.

— Не может быть! — удивился Никотиныч.

— У нас — всё может, — кивнул начальник. — Вы должны возглавить организацию и взять контроль над взломами в свои руки. Ну что, коней на переправе менять не будем? — неожиданно спросил он.

— Не будем, — подтвердил Никотиныч, ещё не понимая неожиданного перехода.

вернуться

5

Вирус, замаскированный под электронное письмо и разосланный по произвольным адресам в Интернете несколько лет назад.

36
{"b":"30973","o":1}