ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Поразмыслив немного, Лобстер пришёл к выводу, что на самом деле всё не так страшно. Если бы квартиры прослушивались и просматривались, начальство давным-давно вызвало бы их на ковёр — чем вы, ребята, занимаетесь в свободное от работы время? Банк ломаете? Да и китаянка скрывать не будет… Или будет?

Лобстер подумал о том, что самый лучший вариант для взлома — использование высокоскоростной линии, тогда всё дело можно провернуть минут за десять. Дело не в скорости работы его или Никотиныча пальцев — он загрузит в компьютер программу, которая сама будет набирать шифры со скоростью шестьсот знаков в минут) и, получив доступ, мгновенно переходить к следующему счёту, — вся загвоздка в скорости передачи информации по линии. Из-за этой самой скорости чаще всего хакеров и ловят с поличным. Самые скоростные линии, конечно, в ФАПСИ. Но… В общем, надо обо всём переговорить с Никотинычем.

На этот раз «свидание» было назначено в магазине, напротив станции метро. Там тоже был кулинарный отдел, а рядом с витриной стояли два высоких стола, чтобы за ними можно было перекусить на скорую руку.

Девочка стояла за одним из столов и неторопливо ела пирожное-«картошку», запивая его апельсиновым соком. На ней была всё та же красная шапка, вязаный шарф поверх пальто. Народу в этот час в магазине было много.

Хэ притормозила рядом с магазином, взглянула на напарника. Лис шмыгнул носом.

— Ну что, пойдём в гости к Красной Шапочке, — усмехнулся он и спросил уже серьёзно: — Всё перекрыли?

— Всё. Мышь не проскочит, — сказала китаянка и, помолчав немного, добавила: — Впрочем, это не твоя забота.

— Ну всё, я пошёл.

— С Богом, — кивнула Хэ.

Лис выбрался из машины и направился к дверям магазина. Он прошёлся по залу, оценивая обстановку, купил в кулинарном отделе упаковку салата и бутылку пива. Встал за столик рядом с девочкой.

— Привет.

Девочка кивнула в ответ.

Лис выложил на стол небольшую коробочку с надписью «Сливочная помадка». В коробке были дискеты. Девочка тут же сунула коробку в рюкзак, в свою очередь, выложила на стол школьный пенал.

— Здесь всё — расчёт, — сказала она и, не допив сок, направилась к дверям.

Лис сунул пенал за пазуху, проследил за девочкой взглядом, открыл упаковку, стал есть салат.

Девочка вышла из магазина, поправила шапочку и неторопливо направилась в ближайший двор. Она пересекла двор, подошла к крайнему подъезду блочной девятиэтажки, набрала код.

Девочка вызвала лифт и, достав из кармана пальто шоколадную конфету, сунула её в рот.

Она вышла на восьмом этаже, открыла своим ключом дверь, сделала шаг. В это мгновение сзади вдруг появились двое мужчин в чёрных масках с оружием на изготовку, толкнули её в прихожую. Девочка упала, она попыталась поднять голову, но резкий голос приказал: «Лежать!» Снизу донёсся топот ног — по лестнице бежало ещё человек пять. Все они устремились в квартиру.

Маленькая светловолосая женщина в стареньком халате и очках, сдвинутых на кончик носа, сидела за швейной машинкой. На столе лежали куски ткани, подушечка с иголками и булавками. Дешёвое бра на стене освещало её рабочее место. Дверь в коридор была закрыта.

Послышался щелчок открываемого замка, затем в коридоре что-то мягко упало, будто оборвалось с вешалки пальто.

— Лиза? — крикнула женщина. И тут в комнату ворвались вооружённые мужчины в масках. Очки упали с носа, женщина вскочила со стула и страшно закричала. В следующее мгновение она оказалась на полу, лицом вниз.

— Молчать! — приказал ей строгий грубый голос.

Люди в масках обследовали две комнаты, туалет, ванную, заглянули в шкафы, на балкон. Больше в квартире никого не было.

— Только не убивайте! — попросила женщина слабым голосом, пытаясь сдержать сами собой льющиеся слёзы.

…Лобстер подошёл к окну, осторожно выглянул из-за шторы. Во дворе не было ничего подозрительного. Он вернулся к дивану, где сидел Никотиныч, включил телевизор, прибавил звук.

— Итак, сопоставление ключей, добытых разными способами, показало, что алгоритм шифрования один и тот же. Это значит, что мы у цели — можно входить в терминал.

— Да, — кивнул Никотиныч и рассмеялся. — Зубы вставлю!

— Кто-то хотел лабораторию по интеллекту создавать, — напомнил Лобстер.

— Ну, это святое. Одно другому не мешает. Ты забыл одну важную вещь.

— Какую ещё вещь? — нахмурился Лобстер.

— Счета, на которые мы переведём деньги.

— Блин, как же я не подумал! — Лобстер сел на диван, растерянно посмотрел на Никотиныча.

— Да, — улыбнулся Никотиныч. — Ты тоже иногда бываешь «чайником». Где же мы их откроем, позвольте осведомиться, молодой человек?

Лобстер подавленно молчал.

— То-то! Ладно, не грузись. — Никотиныч подтолкнул его плечом, постучал себя указательным пальцем по лбу. — Голова-то — вот она. Ситуация под контролем. Человечек, который достал нам карты и кассету, открыл и счета. Я решил использовать оффшорные зоны.

— Нам надо будет их немедленно снять, пока Интерпол не наложил свою лапу! — сказал Лобстер.

— Что суетишься, Лобстер? Всё продумано. Деньги тут же, в соответствии с кредитными поручениями, уйдут дальше, а потом снова сольются в один поток и осядут на счетах фиктивной фирмы, якобы занимающейся поставкой нефти на их рынок. Президент компании — наш человечек. Когда обычный господин обналичивает несколько миллионов, это выглядит более чем подозрительно, но если солидная компания… Ни одна собака не найдёт. А когда у нас лаборатория будет…

— М-да, ну ты и жук! Когда только успеваешь! — подозрительно покосился на приятеля Лобстер.

— Тебе — взломы, мне — деньги, — пошутил Никотиныч. — Вопрос — когда?

— В пятницу вечером, — твёрдо сказал Лобстер. — Тогда в нашем распоряжении будет два дня.

— Пятница уже завтра, — напомнил Никотиныч.

— Ну и что, у нас всё готово. Осталась только линия. Поскольку я сейчас должен работать дома, этим займёшься ты. Когда все уйдут, подключишь «локалку» к внешней сети. А в понедельник вырубишь. Инструкции я тебе дам подробнейшие, не ошибёшься.

— Лобстер, ты что, охренел? Нас же за одно место повесят!

— Не успеют. Никакой утечки не будет, я тебе обещаю. Мы будем сидеть здесь, а ломать оттуда. Просто попользуемся скоростной линией — и всё!

— Ну не знаю, — Никотиныч покачал головой. — Я своей башкой рисковать не хочу! Они ведь нас даже судить не будут! Зароют где-нибудь в лесу, и поминай как звали!

— Хорошо, можем не ломать, — сказал Лобстер с издёвкой.

— Нет-нет, но почему же не ломать? — растерялся Никотиныч. — Давай без скоростной линии, по старинке, простенько так.

— Вот тогда-то нас точно повесят за одно место! — твёрдо сказал Лобстер.

Никотиныч тяжело вздохнул и задумался. Он ушёл на кухню, хлопнул дверцей холодильника, стал возиться с ужином. Лобстер смотрел какую-то идиотскую американскую комедию про инопланетян.

Неожиданно Никотиныч появился в дверном проёме. В одной руке у него был нож, в другом — очищенная луковица.

— Ну смотри, если только из-за тебя весь взлом сорвётся!..

— Не сорвётся, — уверенно сказал Лобстер.

На стуле сидела зарёванная Лиза. На ней не было ни красной шапочки, ни пальто, ни шарфа. Растрёпанные волосы стояли торчком. Напротив неё за письменным столом сидел усталый мужчина в штатском и что-то писал. На диване лежал выпотрошенный чёрный рюкзак: учебники, тетрадки, дневник, коробка «Сливочная помадка», несколько купюр среднего достоинства.

В комнату бесшумно вошла Хэ.

— Где? — спросила она у мужчины.

— Говорит, в мусоропровод бросает. У них в ведре под мойкой одноразовый пакет. Она кладёт контейнер в мусор, завязывает пакет — и в мусоропровод, поэтому никаких контактов и не выявлено.

Хэ села на диван, внимательно оглядела девочку.

— Хорошо, как ты получала задание и деньги?

Лиза шмыгнула носом и тяжело вздохнула.

44
{"b":"30973","o":1}