ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ладно, не хами больше посетителям, — сказал Лобстер на прощание и направился к выходу.

Его охранники оставили Вадика лежащим на полу и последовали за ним.

— Ты, Олег, больше так никогда не делай! — строго сказал второй, садясь в машину. — У нас на твои разборки никаких инструкций нет.

— Извините, мужики. Должок был.

— Ты его на дурь разводил? — Водитель посмотрел на Лобстера в зеркало, тронул машину с места. — Этим Отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков занимается. Был бы он побойчей…

— Извини, Олег, но я обязан доложить начальству, — честно признался «бык».

— Пожалуйста, — с усмешкой кивнул Лобстер. Он вдруг представил на месте «быка» Никотиныча. Что бы сейчас началось! «Как ты мог?! В самый ответственный день нашей жизни! Хочешь всё провалить? Повесить тебя за это мало!» Сейчас Лобстер был абсолютно уверен, что операция пройдёт успешно: слишком много затрачено душевных сил… Если только банк не прекратит вдруг электронные платежи. Это был гусарский кураж. Иногда хочется дать кому-нибудь по морде, выпить бутылку, сидя на карнизе двенадцатого этажа, прыгнуть в лужу, обрызгивая прохожих, заорать на весь белый свет: «Вы — дерьмо!», заставляя их обернуться. Наверное, так же повёл бы себя в подобной ситуации его отец: ничего не поделаешь — дурная наследственность… — Извините, ребята, больше такого не будет. Домой!

…Был шестой час вечера. На улице уже темнело. Лобстер лежал на кровати, слушал плеер и смотрел в потолок с тёмными разводами. До взлома оставалось ещё больше семи часов.

В прихожей раздался звонок. Лобстер подумал, что это дядя Паша. Он ему сейчас откроет, даст денег и попросит сходить в магазин. Они сядут на кухне, дядя Паша будет пить и рассказывать свои чеченские байки, а Лобстер будет внимательно слушать и постарается ни о чём не думать.

Он поднялся с кровати, направился к двери, глянул в глазок. На лестничной площадке стояла китаянка. Лобстер нахмурился. Ну, сейчас начнётся!

— Привет, — сказал он, открывая дверь.

— Что случилось, Лобстер? — спросила она, проходя в комнату.

— Ничего, — пожал плечами Лобстер.

— Мы его прикрываем: даём охрану, пылинки сдуваем, а он шляется чёрт знает где, скандалит! И это ты называешь ничего? Ты же нас всех подставил!

— Никого я не подставлял. — Лобстер подумал, что надо было не открывать дверь. Хотя какой смысл? Эта в замочную скважину пролезет.

— Почему ты ночевал у Никотиныча?

— Это уже моё дело, где мне ночевать! — взорвался Лобстер. — Может, мы с ним «голубые»?

— Нет, вы не «голубые», вы — хакеры, — неожиданно произнесла китаянка. — Очередной взлом? Лобстер вздрогнул, и она, кажется, это заметила.

— С чего ты взяла?

— Да потому что я видела его сегодня!

— Никотиныча? — уточнил Лобстер.

— Да, Сергея Дмитриевича. Знаешь, есть такая методика — по глазам человека определять, врёт он или нет. У европейцев глаза бегают в одну сторону, у китайцев — в другую, потому что у нас разное сознание.

— То есть как бегают?

— Когда ты что-то вспоминаешь, у тебя глазное яблоко движется влево, когда мечтаешь, фантазируешь, врёшь — вправо. Ты мне сейчас врёшь, Лобстер. Зачем вы подключились к скоростной линии?

«Скотина, Никотиныч! Ведь просил дождаться, когда никого не будет! Там всего-то пару проводков соединить!»

— Слушай, что ты на меня сегодня наезжаешь! Никуда мы не подключались! Я вообще спать хочу. С тобой, — добавил Лобстер и попытался обнять Хэ. Китаянка отстранилась.

— Я не видела, подключался он к сети или нет, но учти, в конторе стоят специальные приборы, которые фиксируют нагрузку на линию. Если среди ночи она вдруг неожиданно возрастёт, аппаратура начнёт отслеживать сигнал. Вас вычислят в течение пятидесяти пяти секунд. Ты меня понял?

— Мы, может, конечно, и врём иногда, но вы, китайцы, большие фантазёры в области высоких технологий, — попытался пошутить Лобстер. — Ваша линия ночью будет крепко спать.

— Не смешно, — покачала головой Хэ. — Если вы произведёте взлом, то подставите всех. Бред — ФАПСИ ломает иностранный банк! Это же международный скандал!

Китаянка заставила Лобстера снова вздрогнуть. Значит, она всё-таки их «слушала», всё знала и помалкивала до поры до времени.

— За что я всегда ненавидел вашу контору, так это за наушничество! Вы же всегда доносите, слушаете, смотрите, как бы кто в сторону не ушёл. Шаг в сторону — расстрел, так, кажется?! — зло сказал Лобстер. — Нету у нас никакого банка, нету! Игрушку мы хотим с Никотинычем скачать! Я был прав тогда! Ты всегда работаешь: ешь со мной — работаешь, целуешься со мной — работаешь, спишь со мной — работаешь! А потом к начальству в кабинет — доложить!

Неожиданно из глаз Хэ брызнули слёзы. Лобстер оторопел. Он привык видеть её сильной, сдержанной, жёсткой, деловой. Хрупкая фарфоровая фигурка и огромная затаённая сила, которая может вырваться наружу, сметая всё на своём пути — это и завораживало его, и привлекало.

— Я никому ни слова! Никому! Я не следила, не слушала, я просто догадалась, — забормотала она сквозь слёзы. — У тебя на столе лежала кредитная карточка английского банка. У нас нет такого. Я и подумала… Никто тебя не подслушивает и ничего не знает. Больно надо — на тебя силы тратить!

Лобстеру неожиданно стало жалко Хэ, он привлёк её к себе, крепко обнял, стал вытирать слёзы с её щёк.

— Ладно, ладно, хватит реветь. Никого мы подставлять не собираемся. И банка никакого нету. А кредитке этой — тыщу лет, у меня мать в Англию ездила.

— Туристом? — спросила Хэ, утирая слёзы.

— Угу, — кивнул Лобстер. — На Рождество.

— Я очень хочу тебя, но у меня нет времени, — шёпотом произнесла китаянка.

— Почему? — удивился Лобстер.

— Потому что я сегодня работаю.

Она уехала через час, он заправил постель, принял ванну, побрился. Потом снова нацепил наушники, лёг и стал слушать музыку. «Это хорошо, что она сегодня работает, — думал Лобстер. — Всё один к одному. Иначе пришлось бы выпутываться. Нет, ну какая умница! Зацепилась за кредитку на столе и вытащила всё! Совсем как я!» Лобстер вспомнил, как вычислил тогда Миранду в аэропорту. А впрочем, зачем ещё хакеру кредитная карточка? Конечно, чтоб взломать! Всё-таки они с Никотинычем не были осторожны в последнее время. Нюх потеряли, как говорится.

Без пяти десять запиликал сотовый телефон. Лобстер открыл глаза, приподнял голову. За окном падал крупный снег, и от этого на улице стало светлее. Лобстер пошарил рукой по полу, поднял трубку.

— Да, — сказал он сонным голосом.

— Лобстер, это я, — раздался в трубке звонкий голосок.

— Кто я? — Лобстер не сразу понял, что звонит Миранда.

— Вот те на! Уже невесту не узнаёт! — Миранда хихикнула.

— А, привет. Ты чё, из Англии?

— Нет, из Москвы. Я здесь рядышком с тобой, хочу зайти в гости.

Только её сейчас не хватало! Лобстер взглянул на часы.

— Как ты меня нашла? — спросил он удивлённо.

— Мир не без добрых людей. — В трубке раздались короткие гудки.

Ну уж нет! Лобстер вскочил с кровати, стал быстро одеваться. Сунул в рюкзак компакты, дискеты, бросился к двери.

Он выскочил из подъезда, огляделся. Машины с охраной не было. Всё правильно, по легенде, он сейчас сидит дома и кушает компот. Стремительно пересёк двор. Направился в сторону метро.

— Лобстер! — раздался сзади голос Миранды.

Он обернулся, изобразил на лице радость. На Миранде была дутая куртка, джинсы, кроссовки. Волосы растрепались. На щеках горел яркий румянец. Куда глаза его смотрели — нашёл тоже мотылька! Простая русская баба!

— Миранда?

Она подошла к нему, чмокнула в щёку.

— Убегаешь?

— Да нет, гуляю.

— Может, вместе погуляем? — предложила девушка.

— Слушай, мне некогда сейчас. Может, в другой раз встретимся?

— Если ты на «Сходненскую», я с тобой.

46
{"b":"30973","o":1}