ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— На какую ещё «Сходненскую»? — нахмурился Лобстер. Они что, сговорились все? — Я же сказал — дело!

Миранда взяла его под руку.

— Ну как, я же должна представить тебя своему отцу, попросить благословения. А то нехорошо как-то получается.

Лобстер остановился как вкопанный, удивлённо уставился на Миранду.

— Какому ещё отцу?

— Как какому? Сергею Дмитриевичу Ермолаеву по кличке Никотиныч.

Что? Лобстер почувствовал, как по всему телу прошла горячая волна, будто его окатили кипятком, посмотрел в её глаза.

— Значит, ты и есть тот человечек, который доставал кредитки, делал запись и работает президентом крупной нефтяной компании?

Миранда рассмеялась:

— Тебя что-то удивляет? Да, я стажировалась в английском банке по системам безопасности, и ты об этом знал.

— Да нет, теперь уже ничего. Ты знаешь, пока тебя не было, в моей жизни многое изменилось. Я устроился на работу, нашёл другую женщину — в общем…

— Кто бы сомневался! — сказала Миранда презрительно. — Впрочем, больно ты мне нужен! Читал моё последнее письмо? Ну вот то-то! На мой век мужиков хватит. Я, собственно не за этим. Просто надо решить, какова моя доля.

— Какая ещё, к чёрту, доля, что ты гонишь?

— Ну, процентов тридцать, я думаю, мои.

— Раз вы с папой, пускай он с тобой поделится.

— Ну уж нет, мои деньги — это мои деньги! Интересно, что бы вы делали без моих кредиток?

— Да уж как-нибудь обошлись бы.

— А ты не думал, что я могу снять все деньги? У меня уже и билет до Гибралтара есть!

Лобстер развернулся и зашагал назад к дому.

— Лобстер, ты куда?

— Никуда. Домой. Писать хочу.

— Ты что задумал? — Миранда бросилась за ним следом, схватила за рукав, развернула к себе. — Через час мы должны быть у отца.

— Ну так поезжай, я тебя не держу. — Лобстер резким движением оторвал от рукава её пальцы и двинулся дальше.

— А как же взлом?

— Взлома не будет!

— То есть как не будет? — Миранда замерла на мгновение, снова бросилась за ним.

— Молча. Достали вы все меня!

— Нет-нет, погоди, так нельзя! Мы столько работали!

— Ну так ломайте без меня, если работали! — закричал Лобстер и прибавил шаг.

Так они дошли до подъезда. Лобстер нажал на кнопки кодового замка, открыл дверь и вошёл внутрь.

— Лобстер, ты сволочь! — Миранда кинулась за ним.

Лобстер, не разуваясь, прошёл в комнату, включил свет, сел за компьютеры, щёлкнул мышкой. На экране появилась голова отца. Теперь она уже полностью обросла кожей, в глазницах появились пока что бесцветные глазные яблоки, не хватало только шевелюры. Лобстер с любопытством рассматривал портрет, потом пошёл в ванную, глянул в зеркало на собственное отражение.

— Ну что, если я ему такие же, как у меня, глаза сделаю, не обидится? — спросил он самого себя.

Миранда встала в дверном проёме. По всему было видно, что она нервничает.

— Лобстер, поехали, а? Нельзя так. Отец ждёт!

— То есть накалывать меня по полной программе можно, а так, видите ли, нельзя! — зло сказал Лобстер и снова уселся за компьютер. Он защёлкал мышкой, и глаза обрели серый, с зелёными вкраплениями, цвет. Занялся волосами. В «базе» не было торчащей, как у него, в разные стороны, шевелюры, пришлось «рисовать» приглаженные.

— Тебя никто не накалывал. Просто так совпало. Ты познакомился сначала с ним, потом со мной. Мы с матерью с ним тыщу лет не живём. А потом он меня на это дело подбил. Просил никому ни слова. Бывают в жизни совпадения. Мир тесен.

— Не бывает, — мотнул головой Лобстер.

— Боже мой, какой страшный! Кто это? — кивнула Миранда на монитор.

— У тебя свой отец, у меня свой, — сказал Лобстер. — Ну вот и всё! — Он сохранил изображение, вышел из программы. — У тебя от снега тушь потекла.

— Да ладно врать, она не смывается!

— Посмотрись!

Миранда недоверчиво посмотрела на него, направилась в ванную. Он вскочил, бросился за ней следом, захлопнул дверь ванной, задвинул шпингалет.

Миранда стукнула кулаком в дверь.

— Эй, Лобстер, открой немедленно!

Он вернулся в комнату за рюкзаком и побежал к входной двери.

— Сволочь, подонок! Лобстер, открой! — Миранда отчаянно колотила кулаками в дверь ванной.

— Ты чего опаздываешь? — такими словами встретил Лобстера Никотиныч.

— Да так, проспал немного, — неопределённо пожал плечами Лобстер.

Он прошёл в комнату, отодвинул створку шкафа-купе, сел за машину. Компьютер уже был включён. Лобстер нажал на кнопку сидирома, с жужжанием выехала панель с гнездом для «компашки». Он аккуратно положил компакт-диск в гнездо. Пальцы подрагивали.

— Предстартовая лихорадка? — поинтересовался Никотиныч, садясь на стул рядом.

— Поехали, — просто сказал Лобстер и забарабанил по клавишам.

Некоторое время оба молчали. Лобстер стучал по клавишам, загружая программы, ждал, пока установится связь, снова стучал по клавишам. Жужжал сидиром, шуршал жёсткий диск, стрекотала в дисководе дискета.

Через девять минут Лобстер вышел на банковский терминал. Обернулся к Никотинычу.

— Ну что, парень запрашивает шифры. Делаем?

Никотиныч шумно сглотнул слюну и кивнул:

— Делаем!

Лобстер снова застучал по клавишам. Напряжение возрастало. Никотиныч не выдержал, вскочил со стула, нервно заходил по комнате. Щелчком выбил из пачки сигарету.

— Иди на кухню кури! — грозно сказал Лобстер.

Никотиныч послушно убежал на кухню. Когда он вернулся, Лобстер слегка повернул к нему монитор, чтобы было видно изображение.

— Пожалуйста, открытый счёт. На счету находится пятьдесят шесть тысяч фунтов стерлингов. Он запрашивает, будем ли мы снимать?

— Конечно, будем, — нервно сказал Никотиныч.

— Нет, не будем, — помотал головой Лобстер и повернул монитор к себе.

— Ты что, рехнулся? — оторопел Никотиныч. — Вот же они, бабки! За ночь можно сто, тысячу счётов вскрыть!

— В том-то и дело, что нельзя. — Лобстер тяжело вздохнул.

— Почему, почему нельзя? — Никотиныч смотрел на него, как на сумасшедшего.

— Потому что мы всех их подставим. Начальника нашего, Хэ, охрану — весь отдел, себя.

— Да, ну и что? Пока всё вскроется, мы уже свалим. Лобстер, не дури! Давай уже бабки переводить — время идёт!

— Ну и пусть идёт! Скоро нас засекут и… — Лобстер встал из-за компьютера, пошёл на кухню. — Пиво есть?

— В холодильнике, — автоматически ответил Никотиныч. — Нет, ты что, серьёзно? А зачем же тогда ломали? — закричал он.

Лобстер вернулся в комнату с бутылкой пива в руке.

— Манифест хакеров знаешь?

— Нет, — вздохнул Никотиныч.

— Взломать взломай, но не вреди. Я не буду гадить там, где живу!

— С каких это ты пор стал таким законопослушным? — зло усмехнулся Никотиныч.

— С недавних. — Лобстер поставил на стол недопитую бутылку и направился в прихожую, стал одеваться. — Когда встретил её.

— Кого её? — не понял Никотиныч.

— Нашу маленькую Хэ. — Лобстер повязал на шее шарф.

— Да при чём тут Хэ, чёрт возьми! Мы же целый год на этот взлом убили! Денег кучу истратили, нервов! — Никотиныч был готов наброситься на Лобстера с кулаками.

— А при том, дорогой мой Никотиныч, что я её люблю. Я тебе банк взломал? Взломал. Деньги вон лежат. — Лобстер кивнул на монитор. — А уж брать их или не брать на свою искусственную лабораторию — это как тебе совесть подскажет, — сказал он и вышел за дверь.

Никотиныч некоторое время ошарашено смотрел на закрывшуюся дверь, потом выматерился, подошёл к компьютеру, опустился на стул. В окошечке призывно светилась сумма — 56427.00.

Лобстер открыл дверь квартиры и сразу увидел полоску света, струящегося из ванной комнаты. Шпингалет был выдран с мясом. «Выбралась», — подумал Лобстер. Он заглянул на кухню, в комнату — Миранды не было. «Убежала, — подумал он. — Ну что ж, скатертью дорога!» Проснулся Триллер, стал, мяукая, тереться об его ноги.

47
{"b":"30973","o":1}