ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И сколько ты из наших народу навербовал? — поинтересовался Лобстер.

— Троих, — сказан дядя Паша. — Тебя тоже должен был. Наводку мне дали, что ты чуть ли не самый крутой из всех. Ну я через твою тусовку тебе заказик и подкинул.

— Через Гошу? — уточнил Лобстер.

— Неважно, через кого. Я после первого взлома думал — ты мой. А там такая «дезуха» оказалась! Из-за неё в Чечне народу полегло! Ты вот у своей подружки спроси: зачем они тебе такое подсунули? Подставили они тебя этим, потому что «чехи» таких шуток не любят. Мне сказали: сам вербовал, сам и убирай. А как же я тебя, сукиного сына, уберу, если ты у меня уже три месяца на «жучках» стоял и я знал, что вы с Никотинычем хотите английский банк подломить? Сколько Никотинычу на лабораторию бабок надо было? Десять миллионов, что ли? Вы передо мной всегда голенькие были. И как ты с девками трахался, я тоже слыхал. Вот я и подумал: пускай ребята сначала бабки переведут, куда мне надо, а уж потом я их уберу. Зачем же золотую курицу резать? А тут, как назло, «жучок» сдох. Жалко, он ведь двести баксов стоит…

— А Белка? — внезапно вспомнил Лобстер.

Когда дверь за Лобстером захлопнулась, Белка вскочила с постели, побежала в туалет. Послышался звук смываемой воды. Она вернулась в комнату, подошла к стулу, на котором были навалены вещи, стала шарить по карманам.

Оглянулась, выискивая глазами свою сумку. В это мгновение щёлкнул замок входной двери. «Чёрт!» — Белка на мгновение замерла с купюрами в руке, потом сунула их назад в карман джинсовой куртки. Позвала громко:

— Лобстер, это ты?

На пороге стоял незнакомый мужчина. Это был дядя Паша. Белка отчаянно взвизгнула, схватила со стула куртку, прикрылась ею.

— Извините, пожалуйста, девушка, а разве Лобстера дома нет? — робко спросил дядя Паша.

— А вы кто такой?

— Родственник.

— Он в магазин за джином пошёл, — объяснила Белка. — Вы бы отвернулись, дали девушке одеться.

— Ну, конечно-конечно. — Дядя Паша повернулся к девушке спиной. Расстегнул ремень на брюках, подцепил крохотный крючок с внутренней стороны ремня и вытянул металлическую четырёхгранную удавку. Скосил взгляд. Голая Белка сидела на стуле спиной к нему и держала в руках трусики, собираясь их надеть. Дядя Паша намотал концы удавки на кисти рук, сделал шаг в сторону девушки, накинул удавку на её шею, потянул на себя, одновременно упёршись коленом в её спину. Девушка захрипела, запоздало потянула руки, чтобы сорвать удавку, но было поздно. Язык вывалился у Белки изо рта, она обмякла, осела на пол.

Дядя Паша услышал, как внизу хлопнула подъездная дверь. Он перетащил девушку на постель, кинулся к балконной двери, открыл её, исчез в темноте. Он стоял, вжавшись в стену, и краем глаза наблюдал за тем, что происходит в комнате. Лобстер разделся, лёг рядом с Белкой, потом вдруг вскочил, заметался, торопливо одеваясь, выбежал из квартиры с туфлями в руках. Дядя Паша проследил за тем, как Лобстер пересёк двор и скрылся под аркой, затем заскочил в квартиру, стал торопливо собирать вещи девушки…

— У меня в машине большая прорезиненная сумка была, в которой труповозки жмуриков возят, вот я её в эту сумку вместе с вещичками и… — Дядя Паша недобро усмехнулся. — Так вышло, парень, ты прости! Зато я тебя дважды от киллеров спасал. Когда «чехи» поняли, что я тебя валить не буду, они других попросили. Немало отморозков по нашей земле ходит.

— Значит, тот труп под аркой?.. — Голос у Лобстера срывался от бешенства, волнения, страха. Он каждый день рисковал своей жизнью!

— Пацан с пушкой? «Чайник», как вы говорите! На хрена было перед тобой светиться?

Дядя Паша не торопясь выехал из-за поворота, переключил скорость. По тротуару вдоль обочины брёл уставший Лобстер. Он поднял руку, пытаясь остановить машину, дядя Паша проехал мимо. Он посмотрел налево и увидел ещё одну одинокую фигуру. Парень шёл быстро, втянув голову в плечи. Оглянулся. Дядя Паша проследил за его взглядом — парень смотрел на Лобстера.

Дядя Паша пару раз цокнул языком и, отъехав метров сто, свернул в проулок. Там остановился. В зеркало он видел, как сначала по улице прошёл парень, затем по противоположной стороне — Лобстер.

Дядя Паша вырулил на улицу, вдавил педаль акселератора в пол. Лобстер опять поднял руку, и он опять не остановился…

Дядя Паша заехал во двор и поставил машину так, чтобы арка была видна на просвет. Он увидел, как в арку зашёл парень, остановился, выглянул из-за угла, выискивая глазами Лобстера. Дядя Паша выбрался из машины, отскочил к стене дома, чтобы его не было видно, двинулся вперёд, на ходу накручивая глушитель на ствол. Парень услышал шорох, обернулся, выхватывая из кобуры пистолет, в это мгновение дядя Паша дважды выстрелил ему в грудь. Парень покачнулся и с размаху упал в лужу, обрызгав и без того грязные стены арки. Дядя Паша побежал к своей машине. Взвыл мотор, машина резко развернулась, пересекла двор и выехала с противоположной стороны на другую улицу.

— Так что лежал бы ты, Олежек, в той самой луже, — неожиданно весело заключил дядя Паша. — Я тебя берёг как зеницу ока, пылинки сдувал, а ты мне, гнида, руки вяжешь! Креста на тебе нет! — Дядя Паша замолчал, пытаясь пошевелить затёкшими руками.

— Я тогда сразу уехал! — вспомнил Лобстер.

— Правильно, сюда ты и уехал. Я уже к тому времени столько про ваш взлом знал, что подумал, грешным делом, сам смогу. Ну вот и перебрался следом за тобой. Купил у стариков по соседству квартиру. — Дядя Паша посмотрел на пятна на потолке. — Хотелось мне с вами поближе познакомиться. А тут хороший повод подвернулся.

— Значит, специально всё? И «компашку» с ключами тоже ты украл? — спросил Лобстер.

— Был грех — врать не буду. Подумал — всё равно у вас без них ничего не выйдет. Только не вышло-то у меня. Видать, мозги не так устроены. Вот тогда я его тебе назад подбросил. А в день взлома я вас, честно сказать, потерял. Думал, вы отсюда ломать будете. А ты чего-то засуетился, забегал, девку оставил…

— Где она?

— Не брал, — поглотал головой дядя Паша. — Гудермес брал, Грозный брал — девку не трогал. «Чехи», думаю. Твою золотую башку хотят взамен получить.

— Гошу кто убрал? — спросила Хэ.

— Гошу? Их главного? — кивнул дядя Паша на Лобстера. — Они. Уж больно себя нагло вёл! Кидал всех. Вот и получил по заслугам.

Лобстер посмотрел на Хэ. Зрачки китаянки сузились, будто у кошки.

— Значит, Никотиныча — ты?..

Дверь за Лобстером захлопнулась. Никотиныч некоторое время ошарашено смотрел на закрывшуюся дверь, потом выматерился, подошёл к компьютеру, опустился на стул. В окошечке призывно светилась сумма — 56427.00. Никотиныч подвёл мышку к панели «Перевести», занёс палец над клавишей, но потом вдруг курсор метнулся в правый угол к «Отмене». Он закрыл счёт, потом вышел из терминала. Сзади послышался какой-то шорох. Никотиныч обернулся и увидел стоящего в дверном проёме знакомого мужчину — это был дядя Паша.

— Вы? — удивился Никотиныч. Он поднялся со стула. — Как вы сюда попали? — Его губы задрожали.

— Садись за компьютер! — приказал дядя Паша, наставив на Никотиныча пистолет с глушителем.

Никотиныч, как заворожённый, смотрел на крохотную чёрную дырку в металлическом теле глушителя.

— Ты чё, глухой? Садись, переводи бабки. Вот счёт! — Дядя Паша протянул Никотинычу бумажку с длинными рядами цифр.

Никотиныч взял бумажку, сел на стул. Он то опускал глаза на цифры, то поднимал на чёрную дырку в глушителе.

— Это невозможно. Я уже закрыл терминал, — пролепетал он наконец, чувствуя, как по позвоночнику стекает струйка липкого пота. — Я не смогу его открыть снова!

— Значит, я всё-таки опоздал. Куда «капусту» перевели? Ну, быстро!

— Никуда, — помотал головой Никотиныч, глядя на глушитель. — Мы… мы их не стали снимать.

50
{"b":"30973","o":1}