ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стать богатым может каждый. 12 шагов к обретению финансовой стабильности
Забытые
Под сенью кактуса в цвету
Редизайн лидерства: Руководитель как творец, инженер, ученый и человек
Анатомия скандала
Борн
Армагеддон. 1453
Жизнь по спирали. 7 способов изменить личную и профессиональную судьбу
Там, где бьется сердце. Записки детского кардиохирурга

— Правда? — Дина отерла слезы. Много ли девушке для счастья надо? — побольше правдивых обещаний и преданный взгляд. — Я сейчас! Пойду только умоюсь.

Дина вскочила и выбежала из комнаты. Вадим Георгиевич начал раздеваться.

Когда в половине пятого он подъехал в офис, Катьки с клиентами еще не было. Сидели его штатные агенты: Владимир Иванович, Соня, Миша. Пили чай с вафельным тортом, вели неспешные риелторские беседы. Оказывается, у Миши вчера был день рождения — отмечали.

— Предупреждать надо! — сказал Вадим Георгиевич, узнав об этом событии. Прошел в свой кабинет, достал из сейфа деньги, вложил их в конверт — Мишке на подарок. — Поздравляю. — Протянул конверт. — Приобретешь себе нужную вещь.

— Спасибо. — Миша крепко пожал протянутую руку. — Вадим Георгиевич, садитесь с нами, кофейку попейте, тортику.

— Ты же знаешь, я сладкое — не очень.

— Можно несладкое. — Миша подмигнул Соне, и девушка извлекла из пакета бутылку красного сухого вина. — Мы до вас не открывали, закон знаем.

— Хорошо, что знаете. — Вадим Георгиевич посмотрел на настенные часы и снова подумал о Катьке и стариках, которые все еще болтаются где-то в Регистрационной палате. Вот и пропал весь день! — Ладно, открывай свой пузырь, будем праздновать.

Миша открыл бутылку, разлил вино по бокалам. Вино оказалось густым и терпким на вкус. Именно такое Вадим любил. Еще будучи студентом университета, он частенько вместо военной кафедры ходил сдавать кровь, а потом пил вино в компании таких же, как он, «косарей», и до того ему было хорошо! В те годы все его проблемы не стоили и выеденного яйца.

— Ребята, как вам Катя? — спросил он, ставя пустой бокал на стол.

— Хорошая девочка, — в один голос сказали Миша и Владимир Иванович.

— Да? А я ее, честно сказать, выгнать хочу. Представляете, даже не узнала, по какой сумме клиент будет оплачивать договор. Перед Риммой неудобно…

— Да ладно, Римма своего никогда не упустит, — махнул рукой Владимир Иванович. — Она не зря рискует. Говорят, через нее и «черные» сделки проходят. А у Катьки это от волнения.

— Да-да, если бы вы видели, как она волновалась! Проверяла все, охала. Молоденькая, что вы от нее хотите? — вступился за Катю Миша. — Через год-другой еще нас всех переплюнет. Это вам не Марина Михайловна.

— А ты что. Соня, думаешь?

— Вроде бы ничего девица, — пожала плечами Соня. — Поживем — увидим.

— Вашими устами только мед пить. Ладно, на первый раз поверю. Я, пожалуй, смотаюсь за ними. Мне посмотреть еще кое-что надо. Назад не буду возвращаться… Володя, можно тебя на минуточку?

Владимир Иванович поднялся из кресла, пошел за начальником в его кабинет.

— Кури. — Вадим Георгиевич пододвинул ему пепельницу.

Владимир Иванович, не торопясь, забил трубку, раскурил.

— Ну, расскажи, что там у тебя за проект фантастический образовался, — попросил Вадим.

— Проект стоящий. Реконструкция жилого дома в центре. Ориентировочно чистая прибыль — около трехсот тысяч. Но самим нам такой проект не потянуть. Придется кредит в банке брать.

— Ты, я смотрю, уже и решение за меня принял…

— Какое там решение. — Владимир Иванович пожал плечами. — Ты — хозяин, ты и решай. Только, я думаю, больше такого не подвернется. И вообще, чем по мелочи с продажами возиться, лучше один раз сыграть по крупной.

— От кого поступило предложение?

— От одного приятеля старинного. У него уже и подрядчики есть, и смета примерная. Расселить надо девять семей.

— Ты его хорошо знаешь?

— Как самого себя. Ручаюсь. Вадим, ты на этот Счет не волнуйся. Мы с ним вместе не один пуд соли съели.

— А что ж он сам за это дело не возьмется?

Владимир Иванович усмехнулся, попыхтел трубкой.

— Кто ж ему такой огромный кредит даст? И тестя, директора завода, у него нет.

— Хочешь сказать, что под это дело можно и Михаила Леонтьевича подписать?

— Запросто, — кивнул Владимир Иванович. — Ведмедека я на себя возьму. Уверяю тебя — долго упираться не будет.

— Ну хорошо. — Вадим Георгиевич посмотрел на часы. — Организуй мне встречу со своим приятелем. Да и дом этот очень посмотреть хочется.

— Давай завтра с утреца?

— Давай. — Кравцов поднялся со своего кресла. — Ну, смотри, Володя, если что…

До закрытия Регистрационной палаты оставалось полчаса, а Катя с клиентами все еще сидела в коридоре. Вид у всех был крайне расстроенный. Еще бы — три часа в очереди, когда все мысли только о том, чтобы поскорей получить в руки документы. А вдруг не зарегистрируют, вдруг какая-нибудь оплошность, опечатка, неточность? А без регистрации прав собственности ты эту квартиру ни продать, ни поменять — в общем, никуда.

Катя была подавлена.

— Ну, что у тебя? — поинтересовался Вадим Георгиевич, отведя девушку в сторону. Она показала оплаченные квитанции: пошлины, налоги.

— Я пыталась, а она меня подальше послала. В порядке общей очереди, говорит, — пролепетала девушка.

— Правильно. Ты для нее кто? Мало ли, может, хочешь с поличным поймать, скинуть с места, а в глазу у тебя видеокамера, на которую оперативники снимают.

— Да вы что! — Катя натянуто улыбнулась его шутке.

— Пойдем, я тебя представлю. А впредь будь, пожалуйста, повнимательней. — И Вадим повел девушку по коридору. — Здравствуйте, дорогая Эльвира Арнольдовна, — сказал он, войдя в кабинет нужной начальницы.

Это была усатая тетка, застегивавшая уже надетые сапоги.

— Здрасте, — кивнула она, не поднимая головы.

— Хочу представить вам своего нового работника — Катю. Девушка способная и человек хороший. Эльвира Арнольдовна наконец подняла голову.

— А вы знаете, Вадим Георгиевич, что эта способная девушка два часа назад пыталась мне взятку всучить? — Тетка так посмотрела на Катю, что та съежилась.

— Неопытная. Простите дуреху.

— Ладно. В сберкассе все оплатили?

Катя положила на стол начальнице оплаченные квитанции.

— Завтра приходите. Сегодня уже не успеть.

— Эльвира Арнольдовна, нам сегодня надо, — спокойно сказал Кравцов. — Вы же знаете, мы работаем с оформлением в один день.

— Господи, как вы мне все осточертели, кто бы только знал!

Вадим положил на стол Эльвире Арнольдовне шоколадку «Аленка», под обертку которой предварительно была засунута купюра. Начальница, даже не поблагодарив, смахнула шоколад в сумочку.

— Ладно, пойдем. Агента своего вежливости научи. Еще раз так зайдет — вылетит как пробка! — Начальница взяла бумаги и отправилась в соседний кабинет, где сидели ее девочки. — Вот это без очереди и побыстрей! — приказала она одной из девиц за компьютером.

Застучали клавиши, заработал принтер. Через несколько минут на свет божий появилась разноцветная бумага — свидетельство о государственной регистрации права на недвижимое имущество…

В банк за деньгами они, конечно, не успели. Вадим договорился со стариками, что отвезет их завтра с утра, пусть не волнуются — никуда их кровные из ячейки не убегут. В общем, сделка прошла более-менее успешно. Никогда не бывало так, чтобы все ладилось с начала до конца, где-нибудь да «цепляло». А с Катькой — он все же подумает.

Впереди была еще куча дел.

* * *

Алексей Бредов потихоньку «въезжал» в риелторский бизнес. Ему бы, конечно, не потихоньку, ему бы одним махом, как сказочному герою, потому что начальство каждый день теребит, первых результатов требует, но, как говорится, «быстро только кошки родятся». Да и не следователь он вовсе — разведчик. Для него проще через границу к моджахедам сходить, чем в архивных бумагах рыться и с жуликами по душам разговаривать. Впрочем, в их конторе настоящих «следаков» днем с огнем не сыщешь: все больше журналисты, переводчики, психологи, социологи, бывшие резиденты, философы… Как сказал Зеленцов, принимая его в отдел: «Люди чистые, не затронутые тлетворным влиянием продажных органов». Чистые-то они чистые, только полгода переподготовки не заменят пяти лет учебы — тут уж как ни крутись… Чтобы сдвинуть дело с мертвой точки, Зеленцов дал Алексею двух помощников, но оно все равно не сдвинулось — между числом следователей и количеством добытой полезной информации прямой зависимости чаще всего нет.

20
{"b":"30976","o":1}