ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пробужденные фурии
Круг женской силы. Энергии стихий и тайны обольщения
Роза и крест
Как приручить герцогиню
Аврора
Последняя капля желаний
Дневник книготорговца
Исповедь узницы подземелья
Чертоги разума. Убей в себе идиота!

— Алло, Стуликов на проводе. Арсен Мироевич у себя? Соедините, пожалуйста.

* * *

Паша открыл глаза и увидел за окном белое, как саван, поле. Он обвел взглядом крохотную палату, в которую едва влезала одна кровать. Наверное, это была и не палата вовсе, а какое-нибудь служебное помещение для хранения швабр и ведер, временно переоборудованное под «койко-место». Удивительно, но сегодня ломка была не такой сильной, как раньше. Паша посмотрел на свои исколотые руки. На венах были заметные следы, но не от тонких игл, которыми он всегда пользовался, — от капельницы. Значит, он не где-нибудь, а в больнице, и его лечили. На нем были новые семейные трусы и больше ничего. Паша пощупал влажную простыню под собой и брезгливо поморщился.

Он с трудом спустил ноги с кровати, сделал шаг к двери. Палата покачнулась, как палуба океанского корабля. Паша взялся за ручку, сначала потянул дверь на себя. Нулевой эффект. Он ее толкнул. То же самое. Тогда он присел перед замком и увидел, что дверь закрыта на ключ. Через замочную скважину ему был виден тускло освещенный коридор с темно-зелеными стенами. Хорошенькое дело! Его заперли, как какого-нибудь преступника в четырех стенах.

— Эй, есть кто-нибудь! — крикнул Паша в замочную скважину.

Никто не отозвался. Паша сел рядом с дверью и грустно усмехнулся. Каждый раз теперь просыпается он на новом месте: то в избе, то в какой-то больничной комнатехе, воняющей дезинфекцией. Как было хорошо ему в своей квартире с соседом Кемалом этажом ниже, который подкармливал его и всегда давал денег. А тут вдруг в одночасье все переменилось: куда-то везут, бьют, угрожают, запирают, лечат. И кто в этом виноват, интересно знать? Только не он сам! Он тихо сидел дома, как мышь, никого не трогал, но подлая жестокая действительность ворвалась в его дом, завертела, закрутила, уволокла из его уютного мирка в какие-то деревни, избы, палаты, поля. Это Кравцов во всем виноват, вот кто! Это он нагло ворвался в его квартиру, начал его пугать, шантажировать — все уничтожил, весь его замечательный домашний кайф! Он вспомнил угрожающие слова Вадима Георгиевича насчет того, что Паша не имеет права покидать деревню, в которую он его привез. Иначе… Паша вдруг подумал о деньгах. Ведь в прошлый раз ему удалось не потратить ни копейки, ну и где они, эти деньги? Наверняка украли, пока он был в беспамятстве, сволочи!

— Дверь откройте! — завопил Паша истошно. На этот раз его крик возымел действие — послышались торопливые шаги, в скважине заворочался ключ. Паша отпрянул от двери, сел на кровать.

На пороге стояла пожилая медсестра с седыми волосами — толстая, в очках.

— Чего орешь? — спросила она сердито. Паша съежился под ее жестким взглядом, но все-таки осмелился спросить:

— Где мои деньги? У меня в кармане много денег было! Где они? И почему меня заперли?

— Про деньги он вспомнил! — недобро усмехнулась медсестра. — А то, в каком тебя состоянии сюда привезли, ты не помнишь?

— В каком? — спросил Паша.

— Едва жив был. Без сознания. Пена изо рта шла. Мы уж думали — не выкарабкаешься! Если б не твой приятель…

— Егор?

— Не знаю — Егор не Егор. В общем, все твои деньги на лекарства ушли, на лечение, понял, парень?

— Слушайте, я вас об этом просил?! — завелся Паша. — Больно мне нужно ваше лечение! Деньги назад возвращайте, иначе я сейчас же в милицию заявлю! Там рублей восемьсот было!

— Заявляй, заявляй! — кивнула медсестра. — Они тут как раз тобой интересовались, откуда, мол, такой наркоман взялся и что он в нашем районе делает? Сейчас я им позвоню, скажу, что очухался. Прямиком из больницы в тюрьму и переедешь.

— За что это? — испуганно спросил Паша.

— За все хорошее! За наркотики за свои, за то, что без документов живешь. Так что сиди в палате и не дергайся. Понял?

— Есть охота, — неожиданно сказал Паша.

— Ну, это можно, — кивнула строгая медсестра и снова закрыла дверь на ключ.

— Эй, не надо закрывать! Не убегу я! — крикнул Паша и саданул в дверь кулаком.

— Ты это своим детям расскажешь, — отозвалась из-за двери медсестра и ушла.

Ему на самом деле хотелось есть. Давно он не испытывал такого острого чувства голода, свойственного большинству здоровых людей. Неужели эти деревенские коновалы его вылечат? Нет, он не хотел этого, не хотел, не хотел! Он хотел хорошую дозу, чтобы опять забыться и уснуть, чтобы не видеть этой каморки, заснеженных полей за окном, строгого взгляда медсестры в очках. Ничего не видеть и не знать, потому что «многие знания умножают скорбь». И он теперь это чувствовал, как никогда.

За окном послышался какой-то странный переливчатый звон. Паша подошел к окну, глянул вниз, на заснеженные поля и деревья. Звон нарастал, и вот из-за снежного бугра появилась тройка, которая тащила за собой широкие сани. Возница правил сто громко понукая лошадей, а в санях сидели двое: парень и девка. На парне была расстегнутая дубленка из-под которой был виден черный костюм, на девке — большая шуба, на голове — длинная полупрозрачная фата.

«Свадьбу празднуют, сволочи! Сколько ж они на нее денег грохнут, подумать страшно! Все на ветер, на фуфу! Лучше б мне подлечиться дали!..»

Паша улегся на кровать поверх одеяла и закрыл голову подушкой.

БЕГ С ПРЕПЯТСТВИЯМИ ПО ПЕРЕСЕЧЕННОЙ МЕСТНОСТИ

«Начальнику Отдела расследований генерал-майору Зеленцову А. В.

СЛУЖЕБНАЯ ЗАПИСКА

В соответствии с планом оперативных мероприятий по программе «КОРДОН-2» мною была проведена работа по выявлению возможных контактов объекта с целью недопущения вывоза незаконно нажитых им средств за пределы России. Работа велась по двум направлениям: связи в криминальной среде (черные маклеры, квартирные аферисты) и законный риелторский бизнес. У людей, связанных с черным риелторством, я пытался получить описание внешности Канта и создать его социально-психологический портрет. Внешних характеристик получить так и не удалось, поскольку Кант всегда работает через посредников и фигуранты по уголовным делам его никогда не видели, но кое-какие черты личности афериста прояснились. Возраст средний, скрытен, умен. Вполне вероятен постоянный партнер, который легко входит в доверие к будущей жертве. Кант — аналитик, его партнер — психолог. Обладает деловой хваткой. Умеет анализировать развитие ситуации на несколько ходов вперед. Интересуется только очень крупными делами. Не рискует, страхуя сделку по нескольким направлениям. Обладает потрясающей интуицией — чувствует опасность и «уходит», подставляя партнеров, еще до того, как преступление вскроется. На черном рынке не менее десяти лет. По некоторым сведениям, работал в Прибалтике, в Грузии, в центральных регионах России, на Урале и в Приморье.

Что касается законного риелторского бизнеса, я Рассматривал его с точки зрения лазеек для осуществления квартирных афер и махинаций Канта и пришел к выводу, что, к сожалению, на сто процентов никто не застрахован от обмана, но вероятной жертвой нашего клиента будет человек, который прежде всего:

1) имеет возможность брать большие банковские кредиты;

2) пытается скрыть от налоговых органов часть неучтенной прибыли;

3) азартен, любит рисковать;

4) прислушивается к мнению других, авторитетных для него людей (полагаю, что во многом аферы Канта построены на создании определенного общественного мнения вокруг потенциальной жертвы);

5) хочет получить сверхприбыль;

6) никогда не был связан с черным маклерством. В связи с недостаточностью добытой информации объект нуждается в дальнейшей разработке.

Сотрудник отдела А. Бредов»
* * *

— Ну и что это за филькину грамоту ты мне тут нацарапал? — Зеленцов снял очки и строго посмотрел на подчиненного.

Алексей неопределенно пожал плечами — грамота как грамота, не хуже других. В конце концов, он целую неделю не спал, не ел, все этим чертовым Кантом занимался! Начальству, как капитану на мостике, только сотую часть айсберга видать, а вот сколько под водой?..

26
{"b":"30976","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Стальное крыло ангела
Теряя Лею
Рабы Microsoft
Никогда тебя не отпущу
Дочь убийцы
Во имя любви
Алхимик
Есть, молиться, любить
Unfu*k yourself. Парься меньше, живи больше