ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Синдром зверя
Беглая принцесса и прочие неприятности. Военно-магическое училище
Земля лишних. Треугольник ошибок
Огонь и ярость. В Белом доме Трампа
Urban Jungle. Как создать уютный интерьер с помощью растений
Спираль обучения. 4 принципа развития детей и взрослых
Стэн Ли. Создатель великой вселенной Marvel
Эрхегорд. Старая дорога
Призрак

— Да что же это такое! — нервно закричала медсестра.

На больничное крыльцо выскочила и Наташа.

— Ну что? — спросила она медсестру.

— Не видишь — что? Уехали! — произнесла та. — Я еще и сказать-то ничего не успела, а он, вишь, уже сообразил, гад!

— Это не брат Пашкин был. Это какой-то из дружков его наркоманских. Долги, скорей всего, а может, и того похуже, — сделала предположение повариха. — Вот Пашка и перепугался. Надо в милицию звонить. Ты номер машины запомнила?

— Нет, — покачала головой медсестра. — Да куда там-все глаза снегом запорошили!

— Вот и я тоже нет, — вздохнула Наташа. — Спасать бы надо парня.

Медсестра с поварихой скрылись в дверях приемного отделения больницы.

Паша уже добрался до опушки леса, когда сзади послышался надсадный рев движка «девятки». Он оглянулся и увидел, что машина буксует на дороге, никак не может залезть на гору. Паша сделал в сторону «девятки» неприличный жест и припустил. Он знал, что там, за перелеском, шоссе, на котором можно будет поймать машину. Только бы успеть до того, как эти гады выкарабкаются… В перелеске он передохнул и умылся чистым снегом, перед тем как побежать дальше.

Нервный, матерясь, толкал машину сзади, комья грязного снега летели на его одежду. Он упирался, пока не поскользнулся и не упал. Седой перестал мучить машину, снял ногу с педали газа.

— Ведь уйдет, сучонок! — сказал нервный, отряхиваясь от снега.

— Никуда он не уйдет, — покачал головой седой. — Мы теперь знаем, откуда ноги-то растут. И гоняться за этим чмом нам, не надо. Зачем в «казаки-разбойники» играть? Придем к клиенту и «разведем» его по полной программе за обман. Мало не покажется!

«Господа чижики» сидели в машине, курили и ждали, когда появится кто-нибудь, кто вытащит их из сугроба.

Паша окончательно выдохся, упал и долго лежал на тропинке лицом вниз, слушая нервный стук своего трепыхающегося в груди сердца. Сейчас он проклинал себя за свою глупость, за свои слабости, свою дурь, свою лень… Почему-то безумно хотелось жить. А для того, чтобы жить, надо было двигаться, идти, ползти, бежать — и как можно скорей!

Паша сел, стянул с ног сапоги, удивленно посмотрел на вздувшиеся на ногах кровавые мозоли. А ведь пока бежал — боли не чувствовал! Взял сапоги в руку и заковылял по тропинке в сторону шоссе.

Вадим аккуратно вел свой «фольксваген» по заснеженной дороге и думал о Паше, о том, что, может, оно и к лучшему, что парень пока лежит в больнице. Кто будет искать его в другой области, в какой-то затерянной среди снегов районной больнице? Никому и в голову не придет. Тем более «господа чижики» почти ничего не знают о «гаденыше» — разве только его имя. Ох и вляпался он с этим гребаным Пашей! Все жадность человеческая, желание всего сразу и побольше! Ничего, зато сейчас деньги эти, неправедным путем заработанные, благому делу послужат — для богатых людей хороший дом будет, ему прибыль и Пашке он квартирку сделает, как обещал. Может, еще одумается малый, вылечится, работать начнет, семью заведет. Все будет у него, как у людей… Эх, как говорится, благими намерениями…

Вадим свернул на расчищенное от снега ответвление шоссе и прибавил скорость. Вдруг он увидел, как из перелеска, что был с левой стороны дороги, выскочил лохматый босоногий парень в телогрейке и с сапогами в руках. «Во нагулялся деятель — аж жарко стало!» — подумал Вадим, не сразу узнав в парне своего многострадального клиента. А когда узнал, так резко вдавил педаль тормоза, что в него чуть не въехала мчавшаяся сзади допотопная «Нива», только тормоза завизжали. Вадим с облегчением вздохнули отер мгновенно выступивший на лбу пот. Из окна «Нивы» высунулся водитель, отборным матом проорал Вадиму все, что думает по поводу его вождения, и уехал.

Вадим включил сигнал поворота, развернул машину. Паша стоял на обочине и голосовал. Его трясло. Вадим затормозил, приоткрыл заднюю дверцу. Паша юркнул в машину, уселся и только тут удивленно уставился на Вадима:

—Вы?

— А ты думал, я тебя здесь навечно одного бросил? —сказал Вадим, набирая скорость. — Что у тебя за вид? Что случилось?

— Ноги стер. — Паша всхлипнул. — Эти, которые тогда убить меня хотели… Они здесь!

Вадим посерьезнел, вдавил педаль акселератора.

— Как это — здесь?

— Я сам их видел! Они на горке около больницы застряли. Там вся дорога разбита.

Вадим не на шутку разозлился на парня.

— Я, когда уезжал, что тебе сказал? Чтобы ты из дому ни ногой! А ты что сделал, а? Какого хрена, спрашивается, было таблетки у Егора глотать? Я ж тебе кучу бабок оставил на жизнь! Хочешь сдохнуть — возьми в аптеке таблеток да и уйди в лес подальше, как собака, не мозоль людям глаза! Сейчас вот выкину тебя, ублюдка, из машины, пускай бандиты подбирают!

— Пожалуйста, не надо! Я вылечился! Я в больнице вылечился! Я уже не хочу больше никаких таблеток, ничего не хочу! Они же меня убьют! — запричитал Паша, вжимаясь в сиденье.

— Заткнись! — прикрикнул на него Вадим. — Теперь нам дорога в Гусевку заказана! Если они больницу вычислили, значит, и Егора вычислят, если Егора, значит, и меня! Добавил ты мне головной боли, гаденыш! Теперь еще одну ситуацию разруливать! Ну чего молчишь? Куда вот нам теперь податься?

— Не знаю, — всхлипнул Паша, пожав плечами. В любом случае надо было побыстрее сваливать из района, и лучше всего — в Москву. Может быть, он изначально избрал неверную тактику, пытаясь «спрятать» Пашу от «господ чижиков» в деревне, где раньше жил его дед? Видишь, непременно понадобилось «гаденышу» «колес» наглотаться и засветиться везде, где только можно! В большом, многомиллионном городе проще затеряться в каком-нибудь спальном районе, в одной из халуп типовой многоэтажной, многоквартирной и многоподъездной «панельки», где соседи друг друга не то что в лицо не знают — встречаются случайно раз в полгода и то бывают чрезвычайно удивлены, что они, оказывается, уже много лет живут рядом.

Снять ему такую за сотню — за полторы, и пускай живет в ней сычом, чтоб люди не видели… Получается, опять он пожадничал — хотел и денег за квартиру на Брюсовом срубить, и Пашку на халяву пристроить…

— Ну что надумал, гаденыш? — Вадим недобро посмотрел в зеркало на Пашу. — Есть у тебя кто в Москве, чтоб не наркоман был, чтобы никому тебя «не продал»? Или глухо?

— Есть, — кивнул Паша, немного подумав. — Одноклассница. Любовь моя первая. Правда, она замуж выходила, а потом почему-то квартиру разменяли. В Ясеневе живет.

— Туда и поедем. И учти, я тебе уже второй раз жизнь спасаю. Счетчик-то работает давно — щелкает, считает.

— Я понял. — Паша вздохнул. — Может, мы возьмем чего-нибудь? Хотя бы пива? А то колбасит меня со страху.

— Оторвемся от них, тогда и возьмем.

— А зачем вы меня все время спасаете? — неожиданно спросил Паша. — Вы же убить меня хотели, я знаю! Это вы их ко мне тогда прислали! Сами бы они не пришли!

Вадим громко сглотнул слюну.

— Ты свои предположения себе в задницу заткни и сиди помалкивай, а то я и разозлиться могу!

«Фольксваген» резво катил в сторону Москвы, а «господа чижики» все еще сидели в своей «девятке» недалеко от районной больницы, курили, разговаривали и ждали, когда их машину вытащат из сугроба.

* * *

Александра была явно не в духе. Она молча накрыла на стол и ушла в гостиную, оставив его на кухне одного. Обычно сидели они всегда за кухонным столом вместе, вели неспешные задушевные беседы, решая семейные или риелторские проблемы. Александра, даже если была сыта, составляла ему компанию и, пока он ужинал, пила кофе из свежемолотых зерен. Без этого кофе она и дня не могла прожить.

— Сашка, ты чего? — спросил Вадим жене вслед, но она не удостоила его ответом.

Вадим пожал плечами, полез в холодильник. Может, она сегодня не с той ноги встала? Можно понять — замучаешься все время в четырех-то стенах сидеть!

Неторопливо ужинал, вспоминая сегодняшний бурный день. Впрочем, у него что ни день — то бурный. Наверное, такова жизнь всякого настоящего бизнесмена — а он именно таковым себя и считал. Каждый час — новые сюрпризы, неожиданные повороты, нестандартные ситуации, которые надо нестандартно разруливать. Ну кто бы знал, что его поездка в Гусевку кончится именно так? Теперь седой с нервным знают все или почти все, а значит, будут наезжать на него за его нечестную игру и, может, даже угрожать. Последние события могли их очень разозлить. Но пока что они не знают того, что знает он, и поэтому у него есть время подумать и максимально себя обезопасить.

33
{"b":"30976","o":1}