ЛитМир - Электронная Библиотека

— Давай-ка я поведу, — сказала Александра, открывая его дверцу.

Вадим послушно пересел на соседнее сиденье.

— Почему ты не осталась с матерью? — спросил Вадим.

— С ней там тетки. Без меня плакальщиц хватает.

— М-да, ты у меня прямо «железная леди». — Вадим покачал головой. — Я так не могу.

— А тебе и не надо. Ну, что скажешь-то? — спросила Александра, трогая машину с места.

— А чего говорить? — не понял Вадим.

— Ладно, тогда я скажу. — Александра достала из бардачка сигареты, закурила. — Получается, Вадик, папа тебя подвел, умерев так внезапно… Ты уж его прости.

— Да ты что, Сашка! Это я втянул его в авантюру, если бы не это… — Вадим Георгиевич вздохнул. — Вот только банковский кредит отдавать надо срочно. Иначе… — Он не договорил, отвернулся, стал смотреть в окно, на пробегающие мимо деревья.

— В прокуратуре был?

— Был, конечно. Завели уголовное дело. Сказали, мол, обязательно найдут. Да нет, найдут, конечно. Я им по Митроше все наводки дал. Я только не уверен, что деньги при нем будут. Поиск денег — это, я так понимаю, песня долгая. Они небось уже обналичили их почти все! И где теперь их искать? В швейцарских банках? А часть денег уже сейчас нужна. У них там в банке служба информации хорошо работает, уже знают и про «кидалово», и про все! Хоть в петлю лезь, пока самого не грохнули!

— Ты только не дергайся раньше времени, не трясись! — строго сказала Александра. — Сколько денег нужно вернуть банку в ближайшее время?

— Полмиллиона, — вздохнул Вадим.

— Нашу квартиру за триста можно по-быстрому загнать?

— За триста вряд ли, — покачал головой Вадим. — Двести семьдесят, и то быстро не получится. Богатые люди уже все себе купили, бедным не надо. А жить где будем?

— У мамы до лучших времен поживем. У нее там теперь места всем хватит. А если дачу продать? Машину?

— Дача больше ста пятидесяти по нынешним временам не потянет. А машину только на свалку, ты и сама знаешь.

— Хорошо, будем считать по минимуму — пускай не двести семьдесят, пускай двести пятьдесят за квартиру, плюс сто пятьдесят за дачу, плюс мои побрякушки, плюс мамины — еще тысяч пятьдесят может набежать. Сколько получается?

— Четыреста пятьдесят, — сказал Вадим.

— Ну и что ты тогда куксишься? Каких-то несчастных пятидесяти штук не хватает?! Да я на завод приду в бухгалтерию, мне просто так, за красивые глаза их дадут, за то, что я папина дочь!

— Ты оптимистка, Сашка! — сказал Вадим. — Отца больше нет.

— Мог бы и не напоминать! — нахмурилась Александра.

— Сейчас на его место сядет другой. Как он себя еще поведет? Может, кстати, нас из заводоуправления попереть. Мы ведь никакого отношения к производству не имеем!

— У нас договор аренды, — напомнила Александра.

— Ну вот он по этому договору и заставит платить реальные деньги, какие все платят!

— Ну пока что этого не случилось, поэтому давай не будем! Кажется, мы отвлеклись от главного.

— Хорошо, допустим, сейчас мы выкрутимся, а дальше? Следующая выплата должна быть не позднее полутора месяцев.

— За полтора месяца можно кое-что придумать.

— Что?

— Пока не знаю, — пожала плечами Александра. — Дом — ну, тот, на котором тебя подставили, сколько стоит?

— Боюсь, пока нисколько. Он малоликвиден. Нужны слишком большие деньги, чтобы его купить и отреставрировать. Это я, дурак, связался!..

— Дурак, дурак! — кивнула Александра. — Жил бы своим умом, а не Владимира Ивановича.

— Так он же ас, все ж говорили!

— Теперь-то я вижу, какой он ас! Всех подставили: тебя, его, подрядчика этого… Вся беда только в том, что ты теперь крайний в этой цепи. Раньше папа был, теперь ты. — Александра замолчала на некоторое время. — Говоришь, за спиной Митроши стоит какой-то крутой черный маклер?

— Я не говорю — я думаю. Не мог он один все это придумать и провернуть.

— В таком случае есть шанс не дожидаясь прокуратуры выйти на его след.

— И дальше что? Отдайте нам, пожалуйста, наши деньги с банком расплатиться? — насмешливо спросил Вадим. — Он пошлет нас подальше. Знать ничего не знаю, ведать не ведаю. Я тут тыквы в саду выращиваю или шоколадками торгую. И ни Митроши он не знает, ни кого другого.

— Ты говорил, что Митроша что-то там насчет философии плел.

— А, ну да! — кивнул Вадим. — Про Канта он вспоминал. Эммануил Кант — мой конек.

— Знаю. — Александра посмотрела в зеркало заднего вида. — Автобус, кажется, отстал. Подождем, а то не найдут без нас. — Она перестроилась в крайний правый ряд, подрулила к поребрику.

— Мне кажется, Кант — это неспроста, — задумчиво сказала Александра. — Помнишь, ты мне тогда помог, когда меня «кинули» на авансе? Свяжись с этими бандюками, поговори насчет Канта.

— Я уже с ними связывался, ситуацию одну надо было разрулить.

— Ну и что, разрулил?

— Нет пока, — вздохнул Вадим. — Боюсь, я им еще должен буду.

— Господи, Вадя, одни проблемы! Когда только ты успел в них увязнуть! — Сзади показался автобус, Александра обозначила поворот и вырулила на полосу. — Ведь все было так хорошо!

— Знаешь, Сашка, действительно хорошо было тогда, когда мы работали вместе, делали небольшие сделки, зарабатывали на жизнь, — признался Вадим. — А потом, когда я решил, что стал крутым и все могу… Вот меня Бог-то и наказывает!

— Ну ладно, сам начал! — сказала Александра, внимательно посмотрев на мужа. — Мы действительно были вместе, а теперь — порознь. В этом и беда, Вадя. Порознь! Думаешь, я слепая, ничего не вижу? У тебя кто-то есть.

Вадим вздрогнул:

— С чего ты взяла?

— Можешь не оправдываться. Самое последнее Дело, когда ты начинаешь оправдываться. Знаешь ведь — я этого не люблю. В общем, так, муж. Ты для себя реши, что тебе нужно, кто тебе нужен, поживи где-нибудь там, в другом месте. Тем более тебе пока общаться с банкирами никакого резону нет. Отдохнешь, подумаешь, а я пока начну «разруливать» ситуацию. Только не обольщайся, делать я это буду вовсе не ради тебя, а ради отца, потому что он в этой сделке выступал гарантом, и вообще… Ты ведь его прежде всего перед банком подставил. Надо восстановить справедливость! — Александра подрулила к кафе, в котором был заказан поминальный обед, заглушила двигатель. — Захочешь вернуться — вернешься. Я тебя люблю, ты это прекрасно знаешь, иначе бы не выскочила замуж, потеряв голову и все остальное. Такие у меня крутые кавалеры были… Не захочешь вернуться — скатертью дорога, так сказать. Занимайся своим риелторством где-нибудь в другом месте, свою новую подругу приучай… Ну, что скажешь, Вадя?

Фраза про кавалеров больно резанула по сердцу. Вадим ревниво посмотрел на жену, вздохнул.

— Наверное, ты права, мне надо все это пережить, подумать.

— Думай, думай. — Александра выбралась из машины, направилась к подъехавшему автобусу. — Проходите, пожалуйста, в кафе, — стала приглашать она выходящих из автобуса людей.

* * *

В офисе фирмы «Гарант плюс» висело напряженное молчание. Штатные агенты сидели за своими столами, углубившись в бумаги.

Телефон взорвался частыми звонками. Катя подскочила к аппарату, сняла трубку.

— «Гарант плюс». Нет, Вадима Георгиевича сейчас нет, — сказала она, глядя на Соню. Соня отрицательно покачала головой.

— Да нет, вы не звоните. Его сегодня точно не будет, — отрезала Катя и положила трубку.

Дверь в кабинет Вадима приоткрылась. Он показался на пороге бледный, осунувшийся, со всклокоченными волосами.

— Какого черта не работаете? — спросил он.

— Мы работаем, — отозвалась Соня.

— Оно и видно — работаете! Володя, можно тебя на минутку? — позвал он и скрылся за дверью.

Владимир Иванович поднялся со своего места, направился к кабинету начальника, перед дверью обернулся и грозно зыркнул на Катю.

— Принеси-ка нам чего-нибудь такого… — Он описал правой рукой в воздухе круг. — Ему сейчас надо!

— Володя, мне сейчас очень нужны деньги, — без предисловий сказал Вадим.

40
{"b":"30976","o":1}