ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, у нее еще четверо. Три брата моих двоюродных и сестра…

— Ого! — покачал головой Вадим.

— У них там все равно жить негде, на головах друг у дружки сидят. — Василиска явно цитировала бабушку.

— А в детском доме как? Не обижают? Хорошо кормят?

— Тетя Поля тоже каждый раз спрашивает. Ничего. Тут у нас недавно комиссия была. Смотрели все, проверяли. Я слышала, они ругались: если розетки не перенесут, то дом наш закроют. И тогда я к бабушке уеду, на ее голове жить буду.

— Какие еще розетки? — не понял Вадим Георгиевич.

— Какие, какие, электрические. Они там чего-то неправильно сделаны. Чтобы мы в них пальцы не совали.

— Не закроют, наверное, — с сомнением сказал Вадим. — Это они только так говорят. Тебя, допустим, к бабушке, а остальных детей куда?

— Не знаю, — пожала плечами Василиска.

— То-то и оно. Я тут тебе гостинчиков принес. Ботинки новые. Может, примеришь?

— Прямо на улице, что ли? — возмутилась Василиска.

— Зачем на улице? Сейчас домой придем.

— А откуда вы мой размер ноги знаете? — подозрительно сказала девочка.

— У Евгении Григорьевны вашей по телефону спросил. Я теперь все твои размеры знаю, так что не пропадешь! — Вадим Георгиевич подмигнул девочке.

— А вы меня можете в «Макдоналдс» сводить? — неожиданно спросила Василиска, снова заглядывая Вадиму в глаза. — У нас тут недалеко новый открыли, такой здоровский, с игрушками. У нас все из класса уже были, а я нет!

— Нет проблем, — кивнул Вадим.

— Тогда нам в другую сторону. — Василиска махнула рукой, показывая направление.

В ресторане Вадим взял детский обед с игрушкой, набрал мороженого и сладких пирожков. Но прежде чем приступить к еде. Василиска не удержалась, влезла в новые модные ботинки. Они пришлись ей впору. Василиска была очень довольна, встала со своего места, обняла Вадима Георгиевича, ткнулась губами в его щеку.

— Спасибо, дядя Вадим. У нас в классе ни у кого таких крутых ботинок нету. Может, вы мне действительно родственник?

— Теперь уж точно — родственник, — улыбнулся Вадим.

В его кармане запищал сотовый телефон. Вадим достал трубку:

—Да?

— Ну что, мужик, есть для тебя новости,-услышал он. — Две хорошие, одна плохая. — Это, без сомнения, был голос седого.

— Какие?

— Не по телефону же! Встретимся — поговорим.

— О'кей! Через два часа на Курском, идет? — Закончив, Вадим положил телефон в карман, посмотрел на Василиску, не отрывающую от трубки загоревшихся глаз.

— А вы мне такой же можете подарить, чтобы я могла с мамой разговаривать? —.неожиданно попросила она.

Вадим рассмеялся:

—Ты — девочка не промах! Ладно, разбогатею — подарю, — пообещал он.

— У нас в классе ни у кого сотовых телефонов нет, — сказала Василиска, раскрывая пакет с обедом.

«Начальнику Отдела расследований генерал-майору Зеленцову А. В.

СЛУЖЕБНАЯ ЗАПИСКА

Изучив материалы уголовного дела нашего «клиента» по факту мошенничества в особо крупных размерах и ряд обстоятельств деятельности риелторской фирмы «Гарант плюс», я пришел к выводу, что сам Кравцов В. Г. неоднократно нарушал законодательство, проводя сделки с неучтенным «налом» и допуская грубые нарушения в оформлении соответствующей документации. Заказчиком преступления против директора «Гарант плюс» вполне мог явиться Ханин Дмитрий Константинович, который в свое время был довольно жестоко наказан Кравцовым за проведение ряда левых сделок в обход фирмы. Полагаю, что схема мошенничества на этот раз была довольно проста. Ханин через посредников обратился к Канту и, зная непомерную жадность своего бывшего хозяина, предложил вариант фальшивого инвестиционного проекта. Ханин и сам бы провернул эту аферу, но для солидного проекта нужны средства, которых у него, естественно, не было, что и заставило его «делиться». Кант, в свою очередь, предложил собственную схему, по которой он, как всегда, оставался в стороне, а Ханин был бы подставлен под удар.

Так как вся жизнь Кравцова зависит теперь прежде всего от скорейшего возвращения банковского кредита и процентов по нему, он предпримет — и уже начал предпринимать — попытки найти и наказать обидчика. Предварительный анализ личностных качеств Кравцова показал, что человек он целеустремленный, упрямый и пойдет в этом деле до конца. В данной ситуации полагаю целесообразным использовать Кравцова в качестве «охотника», оказывая ему всяческую помощь в достижении его цели. Таким образом он будет полезен нам, мы — ему.

В связи с вышеизложенным прошу разрешения вступить в непосредственный контакт с Кравцовым для продолжения разработки Канта.

Сотрудник отдела А. Бредов»

«НЕ ВОЗРАЖАЮ!

Зеленцов»

Митроша проснулся от внезапно возникшего ощущения тревоги. Привстал с топчана, глянул в оттаявшее за время оттепели окно. Едва освещенная улица дачного поселка была пустынна. Где-то вдалеке брехала собака, слышался звонкий и частый стук капель о металлический козырек крыльца, с воем отъезжала от станции первая электричка.

Спал Митроша на втором этаже дачи зятя. Дом был большой, бревенчатый, теплый, так что печь приходилось топить всего один раз в день. Каждый вечер Митроша запирал крепкую входную дверь на засов и вдобавок подпирал ее большим колом. В его спальне на втором этаже тоже была дверь, но не такая, как входная, — хлипкая, ее Митроша баррикадировал, придвигая тяжелый дубовый комод. Спал он всегда очень чутко. Во сне слышал даже писк и шуршание мышей в подполе.

Улица была все так же пустынна. Ни скрипа калитки, ни хруста шагов по подтаявшему, но еще крепкому насту. А может, зря он так дергается? Просто приснился дурной сон, который он уже забыл, а теперь все остаточное подсознательное чувство тревоги мешает ему расслабиться? Нет-нет, что-то тут не так! Он калитку запирал — на штакетник петельку веревочную накинул, а теперь петелька вроде по-другому… Сарай нужно проверить, вот что! Ведь там под бидоном, под деревянными половицами, его доля…

Митроша на цыпочках подбежал к двери, уперся в комод, надсадно закряхтел, сдвигая его в сторону. Тяжелые ножки комода заскрежетали об пол. Митроша замер на мгновение, приоткрыл дверь, прислушался — тихо. Только тикают внизу на кухне ходики.

Он осторожно спустился по лестнице. Слегка приподнял занавеску на окне веранды, глянул на сарай. Дверь сарая была открыта настежь! Митрошу тут же пробил нервный озноб. Ведь хотел, хотел днем деньги в дом перенести, так нет — народ туда-сюда шастал, лыжники, пропади они пропадом! Уж скоро снег сойдет, а они все катаются! Но может, дверь ветром Открыло? Хотя какой там ветер — он прекрасно помнил, как закрывал дверь сарая на замок!

Митроша аккуратно убрал кол, положил его на пол и чуть потянул дверь на себя, чтобы засов не скрипел. В углу увидел штыковую лопату, взял ее. Открыл дверь и крадучись, направился к сараю. Осторожно заглянул внутрь. Бидон был отодвинут, деревянные половицы вскрыты. Митроша бросился к тайнику, сунул руку в углубление — пусто! Уже не таясь, побежал по тропинке к калитке с лопатой наперевес. Выскочил на дорогу, огляделся. По дороге в сторону станции торопливо шел человек с сумкой на плече. Митроша бросился в погоню, но не по дороге, а по темным переулкам дачного поселка, наперерез. Бежал так, как не бегал даже в двадцатилетнем возрасте. Сердце бешено колотилось в груди, из горла вьфывался свистящий хрип.

Он замер перед дорогой, увидев человека с сумкой в профиль. Это был молодой парень в вязаной шапочке. Тот самый, что тогда осенью вырубил его во дворе школы. Митроша сделал осторожный шаг и, когда парень поравнялся с переулком, что было силы наотмашь ударил его ребром лопаты по голове. Парень без вскрика осел на землю. Митроша ударил еще раз и,, еще… Парень повалился, Митроша оглянулся, подскочил, сорвал с его плеча сумку, расстегнул молнию. В сумке был свитер, две книжки по строительной механике, какие-то тетрадки, студенческий билет, ручки, пачка сигарет, зажигалка, ключи и больше ничего! Митроша вытряхнул все содержимое на снег, вывернул сумку наизнанку, ощупывая подкладку. Денег не было!

45
{"b":"30976","o":1}