ЛитМир - Электронная Библиотека

Митроша нащупал в кармане связку ключей — от квартиры и дачи, зажал один из них — с острыми гранями — в кулаке, встал и, крадучись, двинулся по проходу. На этот раз он не будет сразу бить — сначала посмотрит. Поймал подозрительный взгляд женщины в кожаном пальто. Посмотрел на нее с вызовом. Женщина отвернулась.

Митроша осторожно приблизился к парню, протянул руку, рванул с его головы вязаную шапочку.

— Эй, ты чего это, мужик? — Парень, оказавшийся пожилым седым мужчиной, поймал его руку, держащую шапочку, рванул на себя. Митроша послушно отпустил трофей. — Пьяный, что ли?

— Где мои деньги? Деньги давай! — произнес Митроша грозно по инерции — он еще не верил, что опять ошибся, перед глазами упорно стоял образ щуплого.

— Какие еще деньги? — нахмурился мужчина. — Иди проспись!

Митроша опомнился, попятился назад.

— Извините! — торопливо бросил он и пошел к тамбуру.

Мужик покрутил пальцем у виска, напялил на себя шапочку, выглянул из-за скамейки, чтобы понаблюдать за Митрошей.

Митроша, не оглядываясь, шел по вагонам, выискивая своего врага…

* * *

Вадим Георгиевич всегда был осторожным человеком, теперь же, после некоторых событий, значительно осложнивших его жизнь, стал еще более осторожен и внимателен, поэтому молодого вихрастого парня за своей спиной, одетого несколько неряшливо, заметил сразу. Видел он его полчаса назад, когда садился в машину у Маяковки. Кто он, его соглядатай? Банковский наймит, бандитская «шестерка» или оперативник УБЭП, Управления по борьбе с экономическими преступлениями? Можно было только гадать. Впрочем, Вадим не очень-то испугался. За последнее время столько всего случилось, что его страх сам собой притупился. Человеческое подсознание, борясь с постоянным чувством опасности, вырабатывает противоядие — равнодушие, апатию, безразличие к собственной судьбе. Выработало.

* * *

Кравцов резко развернулся и пошел прямо на вихрастого. Другой бы свернул в сторону или остановился, делая вид, что завязывает шнурки, — во всяком случае, именно так поступали персонажи шпионских фильмов — парень же не свернул, не остановился, он первым кивнул Вадиму Георгиевичу и представился, предъявив ламинированную карточку с гербом:

— Алексей Бредов, сотрудник следственного отдела корпорации «Миллениум».

— Очень приятно, — автоматически пробормотал Вадим, пожимая протянутую руку.

— Давайте свернем в этот дворик, — предложил Алексей, кивнув на арку сталинского дома. — Там нам никто не помешает.

Ну вот, значит, все-таки следственный отдел! Но не ФСБ, не МВД, а какая-то неизвестная корпорация с чудным названием. Еще одна неведомая сила, у которой собственный интерес во всей этой истории.

— Скрывать не стану, нас интересует человек, из-за которого вы оказались сейчас в вашей, почти безвыходной, ситуации. Кличка этого человека Кант, он является черным маклером, и на его совести немало афер в сфере недвижимости, — словно подтверждая мысли Вадима Георгиевича, сказал Бредов. — Он нужен нам, он нужен вам. Поэтому предлагаю объединить усилия в его поисках.

Они опустились на скамейке во дворе с чахлыми деревцами, Алексей вынул из кармана пачку сигарет, протянул ему. Вадим Георгиевич отрицательно мотнул головой — не курю. Бредов убрал сигареты назад в карман.

— У нас с вами разные интересы, — сказал Кравцов. — Я хочу вернуть деньги, вы — поймать этого черного маклера. Насколько я понимаю, вам он тоже чем-то насолил. Вы хотите поймать его чужими руками. Моими. Я его найду, вы арестуете, средства, нажитые нечестным путем, конфискуете в свою пользу, а я… я останусь с фигой в кармане!

Алексей отрицательно мотнул головой. Он не ожидал, что тактика Кравцова будет агрессивно-наступательной, поэтому сначала слегка оторопел, а потом разозлился.

— Знаете что, мы и без вас его найдем. Не хотите помогать — не надо! Как говорится, было бы предложено. Но только когда киллер, нанятый вашими кредиторами, продырявит вашу башку, я посмотрю, какой у вас будет бодрый вид1

— Может, вы и правы, — вздохнул Вадим. — Чья у вас «крыша»? ФСБ?

— Неважно. Уверяю вас, мы можем быть вам очень полезны.

— Это будет джентльменское соглашение или заверенный письменный договор? — В голосе Вадима промелькнула плохо скрытая ирония.

— Соглашение, — кивнул Алексей. — Большего предложить не могу. В нашем деле все строится на полном доверии.

— Ну да, эти уроки я уже прошел, — усмехнулся Вадим. — Ладно, поскольку я сейчас «под колпаком» у своих кредиторов, а вам, насколько я понимаю, интерес со стороны ни к чему, лучше всего связь держать через мою жену Александру. Она в курсе всех дел. Так о чем вы хотели со мной поговорить?

РАЗРАБОТКА

Вадим помог Дине выбраться из машины, поддерживая под руку, повел к подъезду. Всю дорогу она молча смотрела в землю, разговаривать с ним не хотела.

Около подъезда Дина остановилась, высвободила руку.

—Ты чего? — удивился Вадим Георгиевич.

— Дальше я сама, — сказала Дина.

— Там же ступеньки. Лифт может не работать.

— Дальше я сама! — повторила Дина упрямо. — Там мама ждет. Я не хочу, чтобы она тебя видела.

— Почему?

— Да потому что!.. — Дина поморщилась, положила руку на живот. — Ой, кольнуло что-то.

— Ну вот видишь, а ты не хочешь, чтоб я тебя проводил!

— Нет, не хочу, —покачала головой Дина. — И вообще, мне надо тебе кое-что сказать.

— Давай хоть присядем. — Вадим кивнул на скамейку возле подъезда.

— Не надо. Это быстро. — Дина снова опустила глаза. — Я тебя больше не люблю.

— Почему? — опешил Вадим Георгиевич.

—Ты ко мне сколько раз в больницу пришел?

— Четыре, кажется.

— Вот именно — кажется. К другим мужья каждый день ходили. Переживали, радовались. А я одна, как старая клуша!

— У меня же дела! Для тебя, между прочим, старался.

— Ты для себя, прежде всего, старался, а не для меня. Если б захотел — давно бы уже и квартиру сделал, и все! Денег-то у тебя сколько было — сам хвастался!

— Сейчас у меня денег нет, — мрачно произнес Вадим Георгиевич. — Сама знаешь.

— Может, оно и хорошо, что нет — задумаешься хоть немного… Помнишь, мы мечтали, как все будет, когда он родится. Он не родился, и мечтать больше не о чем. Иди-ка ты к своей Александре!

— Дина, что ты говоришь! Все еще будет. Поправишься, мы еще раз попробуем.

— Нет уж, увольте, больше я таких экспериментов над собой проводить не стану! — Она открыла дверь подъезда.

— Дина, погоди!

Она махнула на прощание рукой и направилась к лифту.

— Дина! У тебя что, кто-то есть?

— Думай, как хочешь, — пожала плечами Дина, не оборачиваясь.

— Гинеколог, что ли, этот? Козел, который тебя чуть не погубил? Я его найду, я башку ему оторву!

— Думай, Вадик, думай. И не повторяй ошибок!

Створки дверей кабины лифта разъехались. Дина вошла внутрь, наконец повернулась к нему. По ее лицу текли слезы.

— Дина!

Она отрицательно мотнула головой, створки съехались, и кабина с шумом поехала вверх.

Вадим Георгиевич постоял немного, собираясь с мыслями — кинуться за ней, просить прощения, целовать руки, стоять на коленях, обещая все? А что он может сейчас ей пообещать? Может быть, она права? Он в сердцах хлопнул дверью, зашагал прочь от ее дома.

Он сел в машину, постарался успокоиться. Может, она права? Достал из кармана сотовый телефон, набрал номер. Долго никто не подходил, потом раздался недовольный мужской голос:

— Да?

Вадим на мгновение оторопел. Что это за мужик у них в доме?

— Мне Александру, пожалуйста, — попросил он.

— А кто это?

— Это жена моя, чтоб вы знали!

— Нету здесь никаких Александр, — отозвался мужик.

— Как это нет?

— Какой номер вы набираете?

Вадим продиктовал номер собственного телефона.

— Правильно, — отозвалась трубка. — Нету таких. Вы лучше хозяину позвоните, может, он знает?

47
{"b":"30976","o":1}