ЛитМир - Электронная Библиотека

— Иван, прекрати ругаться! — недовольно крикнула Люся. — Ты не на своем ядерном полигоне!

— Посмотри, как он, гад, режет! Никак не ухватить! — отозвался запыхавшийся Иван Палыч. Он скрестил руки в воздухе, показав садовнику; все, мол, хватит на сегодня. — Сэт ассе.

Садовник сделал прощальный жест и быстро удалился.

— Придется, наверное, у лягушатника уроки брать, — сказал Иван Палыч, подходя к кромке бассейна. — Да не согласится, поди, за бесплатно. — Он снял с себя шорты и тут же бултыхнулся в воду, окатив Люсю брызгами. Она взвизгнула.

Иван Палыч вынырнул, поманил ее пальцем.

— Ну, иди сюда, иди, покувыркаемся! В воде это у нас здорово получится!

— Вот еще! — фыркнула Люся. — Я только что кремом для загара намазалась. Смывать его, что ли?

— Да ладно тебе, сквалыга! — засмеялся Иван Палыч. — Покувыркаемся, и снова намажешься. Люся раздумывала несколько мгновений.

— А, черт с тобой, кобелина! — Она скинула с себя купальник и тоже нырнула в воду, поплыла навстречу мужу. Он поднырнул под нее, ухватил за ногу. Люся завизжала. — Утопишь, дурак! Я плохо плаваю!

Иван Палыч вынырнул.

— Давай за мной! — Они поплыли туда, где было мелко — по грудь.

* * *

Люся обняла его, обхватила ногами. Сладостно застонала. Иван Палыч страстно зарычал. Они занимались любовью под плеск моря, крик чаек, далекие гудки теплоходов.

Где-то недалеко послышался стук мотора небольшой яхты.

— А ты у меня мужик хоть куда, молодым фору дашь! — прошептала Люся, покрывая лицо мужа поцелуями.

— А ты-то думала — нет?! Хотела себе молодого завести? С моей потенцией никакое облучение не страшно, не надейся! — рассмеялся Иван Палыч.

Неожиданно со стороны моря раздались чьи-то шаги. Люся обернулась, взвизгнула, расцепила ноги и торопливо оттолкнулась от мужа. По дорожке по направлению к дому вышагивали трое: дряблый, слегка сутулый старикан в очках, шортах, майке и широкополой панаме, старуха — тоже в шортах и в лифчике от купальника, в который едва помещалась ее огромная обвисшая грудь, последним шел мужчина средних лет с солидным брюшком — этот вообще был в одних плавках. Заметив в воде пару, они остановились в изумлении и стали наперебой кричать что-то гневное в адрес Люси и Ивана Палыча.

— Что им здесь надо? — возмущенно спросила Люся, присев, чтобы старикан с мужчиной не пялились на ее грудь. — Скажи им, чтоб убирались отсюда на своей лодчонке, пока я не вызвала полицию! Это частное владение! Приват! Приват! — закричала Люся.

Иван Палыч тоже в изумлении открыл рот.

— Чего ты молчишь, идиот? — закричала на неге Люся.

— Они говорят, что это их дом, и спрашивают, что мы, интересно знать, здесь делаем?

— Мы что делаем? Это они что здесь делают? Эй вы, уматывайте отсюда! — Люся замахала на непрошеных гостей руками. — Ну переводи же, чего ты встал, как истукан!

Иван Палыч перевел. Французы начали возмущаться еще больше.

— А, черт! — Люся, уже никого больше не стесняясь, выбралась из бассейна, подошла к шезлонгу, накинула на плечи махровый халат. Пока она шла к шезлонгу, французы вожделенно пожирали ее глазами.

— А ну, отвернитесь, суки-по-русски закричал на них Иван Палыч и двинул рукой по воде, разбрызгивая воду.

Люся скрылась на веранде. Первым делом она нашла бумаги, затем телефонную трубку. Протянула трубку Ивану Палычу, который все еще сидел в бассейне.

— Быстро звони в полицию! — Затем подошла к троице, протянула бумаги на дом, однако в руки их французам не дала. — Смотрите, смотрите, ублюдки! Это наш дом, понятно? Наш!

— Сэ импосибль! Сэ филютьер! — залопотали французы наперебой.

— Что они там бормочут? — спросила мужа Люся.

— Говорят, что мы с тобой жулики! — Иван Палыч от волнения никак не мог попасть на нужные кнопки.

— Мы еще посмотрим, кто тут жулики! — крикнула в сторону стариков Люся.

К офису риелторской конторы подъехало сразу несколько полицейских машин с мигалками. Люся с Иваном Палычем были на своем «мерседесе». Стариков с мужчиной привезла полиция. Огромная толпа направилась к дверям офиса. Полицейские несколько раз позвонили. Офицер уже отдал приказ, чтобы ломали дверь, и тут она сама открылась, и на пороге возник заспанный сторож — молодой парень в длинных разноцветных трусах. Увидев огромное количество полицейских перед дверями, он не на шутку перепугался и сразу же поднял вверх руки, как бы заранее сдаваясь. Его повернули лицом к стене и обыскали, хотя и так было ясно, что в трусах у него ничего нет. Полицейские, ухватив парня под локти, устремились в офис. Зашли туда и Люся с Иваном Палычем, и старики, и мужчина.

Улучив момент, Иван Палыч поинтересовался у одного из полицейских: «Эти двое — муж и жена, господа Лавалье. А кем же им приходится мужчина? » Полицейский улыбнулся и ответил, что любовником. «Старухи?» — спросил Иван Палыч. «Нет, старика», — просто ответил полицейский. Ивану Палычу осталось только покачать головой.

Офицер уселся за один из столов и начал допрос. Парень что-то бормотал в ответ на задаваемые ему вопросы.

— Что он говорит? — то и дело нетерпеливо спрашивала у мужа Люся.

— Он говорит, что никакой фирмы по недвижимости здесь никогда не было. Здесь офис фабрики мягкой игрушки, но сейчас все в неоплачиваемом отпуске, потому что хозяин на грани банкротства. А он просто охраняет здание по ночам, чтобы не растащили оборудование… Но последние несколько дней его тут не было — он ездил к любимой девушке в Лион, — быстро переводил Иван Палыч.

— Как это не было фирмы? — Через Люсин загар проступила бледность. — Что вы все тут несете, сволочи! Как это не было фирмы! — Она сорвалась на крик. Французы смотрели на нее в изумлении. — Вот же здесь, за этим столом, все бумаги были подписаны! Мы же им деньги на счет перевели! Огромные деньги!

Вдруг Люсин взгляд упал на стену. На стене висел вымпел — «Москва, Олимпиада-80», а сверху улыбающийся, симпатичный и пузатый медвежонок с поднятой вверх лапой. Люся подошла поближе, увидела на столе толстую книгу в черном переплете. Пододвинула ее к себе. Прочитала: «Эммануил КАНТ. Избранное». Все мгновенно поняв, она с размаху швырнула книгу в угол и закричала, перекрывая крик чаек и шум моря:

—Кравцов, сволочь! Я убью тебя!

ДОЛГОЖДАННАЯ РАЗДАЧА СЛОНОВ

— Вадим Георгиевич? — удивился Алексей, увидев сидящего возле подъезда его дома Кравцова рядом на скамейке лежала пухлая кожаная папка. — Какими судьбами?

Вадим поднялся, протянул Бредову руку.

— Алексей, лукавить не буду — у меня к вам неотложное и, как может показаться, не совсем обычное дело, — сказал Вадим. — Вы ко мне обращались, и я вам помог в силу своих возможностей, теперь…

— Да ладно уж, говорите, не тяните!

— Дело касается удочерения одной девочки. Несмотря на то что мы собрали все бумаги и есть уже официальное соглашение ближайших родственников, дело затягивается… Просто мы хотели бы поскорей уехать.

— Удочерения? — не сразу понял Алексей. Он ожидал услышать просьбу о защите, помощи, о представлении интересов Кравцова в суде. — Извините, я не совсем понял.

— У нас с женой детей нет, ну и… Вот, пожалуйста. — Вадим достал из папки бумаги, протянул их Алексею.-Здесь все собрано.

Алексей начал листать бумаги. Какие-то справки из диспансеров, характеристики, справка о доходах за год. Заявление… Он поднял глаза на Вадима.

— Почему вы решили, что мы сможем вам помочь в этом вопросе?

— Нет? — грустно спросил Кравцов, и в глазах его Алексей прочитал такую мольбу, что у него даже перехватило горло.

— Знаете, я ничего вам обещать не могу, но с начальством, конечно, переговорю, — сказал Алексей, отводя взгляд. — Позвоните мне завтра.

— Вот возьмите, здесь все анкетные данные. Наши и Василисы. — Вадим Георгиевич протянул Алексею бумагу.

— Не надо, — покачал тот головой. — Главное я и так помню. — Он пожал протянутую ему руку и вошел в подъезд.

62
{"b":"30976","o":1}