ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Дурное дело — не хитрое. Ладно, Владленович, об оперативной работе забудь, слушай сюда! Поставлю я тебя пока что в торговом зале на первом этаже около запасного выхода. Последнее время участились случаи краж, ты там повнимательней будь. Что продавцы, что покупатели — одного поля ягода. Норовят на халяву с товаром проскочить…

Через пятнадцать минут Сергей Моисеев вышел из кабинета начальника службы безопасности и зашагал по коридору. На поясе у него теперь висела длинная резиновая дубинка. Одна из дверей в коридоре была полуоткрыта, до Сергея донесся визгливый женский голос:

— Евгений Викторович, честное слово, нечаянно! Я поработать дома хотела! Кто же знал, я думала — человек хороший.

“Так, кажется тут нечто трагическое из семейной жизни,”— подумал Моисеев, задерживаясь около дверей.

— За нечаянно бьют отчаянно! Ты хоть знаешь, как можно воспользоваться “черной” бухгалтерией? Можно на нас “наехать”, можно за нее денег попросить, можно в ОБЭП пойти — получите с улыбкой стопроцентное доказательство. Ты у меня первой сядешь, шлюха чертова! Если ребята твоего любовничка через три дня не найдут, пеняй на себя! Как свинью, под нож пущу! Ты его им точно описала?

— Высокий, седовласый, глаза у него редкие — зеленые.

— Седовласый! Что ж ты по зеленым глазам определить не могла, что ворье?

Женщина за дверью всхлипнула. Сергей посмотрел на табличку. “Главный бухгалтер”. “Ага, тут семейной жизнью и не пахнет! — усмехнулся он. — Тут сплошной криминал и подпольная экономика”. Впрочем, все это его никаким боком. Его дело — двери запасного выхода сторожить.

Сергей спустился в торговый зал и грустно вздохнул. Вот она, новая и неизведанная жизнь в новом качестве — рядовой охранник столичного супермаркета. А еще два месяца назад с “пушкой”, как заяц по полям, бегал. Куда теперь? В стойло. Весь живот, суки, исполосовали!

Сергей встал около дверей.

— Лера, антрекотики смочи! — прогремел на мясной цех густой бас Маргариты Александровны — Лериной напарницы.

— Ладно, — Лера нацепила на себя фирменный халат с эмблемой супермаркета, взяла поднос с антрекотами и сунула его в раковину. Сейчас они постоят, разбухнут и будут потяжелей. Лера всю эту кухню знала, не маленькая! И как из белого хлеба красивый мясной фарш сделать, и как берцовую кость за вырезку выдать. Недаром с восемнадцати лет по разным магазинам. Но по сравнению с Маргаритой Александровной чувствовала она себя неопытным слепым щенком, который тычется носом в пустую миску, тогда как рядом стоит полная, с едой.

Лера достала поднос из раковины, слила лишнюю воду и направилась из цеха к мясному отделу.

Маргарита Александровна возвышалась над прилавком большой горой. Она ловко орудовала совком, накладывая пожилой покупательнице ярко-красный говяжий фарш.

— Лерочка, отбей ценничек — двадцать восемь пятьдесят.

Лера подошла к аппарату, пощелкала по кнопкам. Из аппарата вылез кусок ленты, на котором была обозначена сумма. Лера оторвала от ленты защитную бумажку, сохраняющую клеевой слой, прилепила ленту к полиэтиленовому пакету с фаршем.

— Хорошие котлетки получатся. Кушайте на здоровье, — прогремел на весь зал голос Маргариты Александровны.

Настоящий покупатель шел ближе к вечеру. Подойдет вразвалочку к прилавку, ткнет в витрину пальцем с золотой печаткой, одновременно разговаривая с женой или любовницей по сотовому телефону: ему и вырезку, и свиную ногу, и мяса для шашлыка; а сейчас по залу болтались одни только пенсионерки да домохозяйки, которым дома занять себя нечем. Еще хорошо — старуха почти на тридцатку фарша взяла, другая завалящего товара рублей на восемь попросит, да еще полчаса выкобениваться будет: то ей запах не тот, то цвет, то вкус, а потом и вовсе ничего не возьмет.

— Маргарита Александровна, у моего отца день рождения сегодня.

— Ну? — продавщица уперла руки в бока. — Говори, чего хочешь?

— Да нет, ничего. Мне бы хороший торт купить, побаловать хоть стариков.

— Зарплату всю на мужиков спустила? — прогремела Маргарита Александровна.

— Нет, — Лера покраснела. — Я себе туфли купила и костюмчик стильный.

— Стильная она у нас, видите ли, на торт для любимых родителей бабок нет. Ладно. Денег я тебе, конечно, не дам — у самой не густо, а записочку в кондитерский напишу. Девочки тебе хороший торт выберут, свежий.

— А деньги когда?

— Потом как-нибудь отдашь. Чай, не первый раз замужем, — Маргарита Александровна густо хохотнула и принялась что-то писать на клочке бумаги. — Не дура, надеюсь, через кассу не понесешь?

— Ну что вы! — снова смутилась Лера. — Я с восемнадцати лет в торговле.

— Оно и видно — антрекот как следует вымочить не смогла! — Маргарита Александровна взяла поднос с антрекотами и вышла из отдела. Лера встала вместо нее за прилавок.

“Ладно, сейчас Марго вернется, схожу за тортом и отнесу продукты домой. Пусть у отца сегодня будет праздник”, — думала Лера, рассеянно глядя на снующих по торговому залу покупателей.

Сергей Моисеев маялся около дверей запасного выхода, который вел через подсобку во двор. Выход был закрыт на металлическую скобу, которую мог снять даже младенец. Он прохаживался взад-вперед, наблюдая за покупателями в торговом зале.

Его внимание привлек пожилого вида мужчина, который как-то воровато озирался по сторонам. Он скрылся за высокими прилавками с крупой. Сергей отошел от дверей и встал в проходе, чтобы видеть мужчину. Пожилой стал накладывать в тележку пакеты с овсом и манкой. Затоварился и покатил тележку по проходу.

Все, дальше не его зона. В том конце прохода тоже стоит охранник, который отследит старика, если он вдруг вздумает выкинуть какой-нибудь фортель. Вон он — маячит с рацией в руке. Сергей отметил про себя, что система безопасности в супермаркете продумана неплохо. То пространство торгового зала, которое не могли “перекрыть” камеры наблюдения, контролировалось охраной. Охранников было немного, но они почти всегда видели друг друга и, заметив подозрительную личность, могли связаться по рации и попросить отследить покупателя на выходе. Сергей подумал-подумал и решил не вызывать напарника. Интуиция сыщика ему подсказывала, что старик не будет воровать.

Сергей вернулся к запасному выходу. Он подошел к дверям и вдруг заметил, что скоба теперь висит на одной створке двери. Сергей на мгновение замер. Пока он следил за стариком, кто-то успел открыть дверь. Впереди еще подсобка, двор, проходная, но кто его знает, как там — заметят ли воришку? В голове Сергея тут же мелькнула мысль, что старик и тот второй, который только что выскочил из зала, работают на пару — одна шайка-лейка. Старик своим подозрительным поведением отвлек охранника, а второй выскочил за дверь. Сергей, распахнул двери, выхватил дубинку и побежал.

По пандусу торопливо шла девушка в легком платье. В одной руке у нее был пакет с продуктами, в другой — коробка с тортом, на плече болталась дамская сумочка.

— Девушка, остановитесь! — крикнул вслед ей Сергей.

Лера обернулась.

— В чем дело?

Сергей приблизился к Лере, спрятав руку с дубинкой за спину. Он ожидал увидеть мужика, в крайнем случае, подростка, но никак ни хрупкую девушку.

— Почему вы покинули торговый зал через запасной выход?

— Странный вопрос. Я здесь работаю. В мясном отделе.

— Карточку покажите! — приказал Сергей.

Лера достала из сумочки карточку продавца, сунула ему под нос. Сергей немного расслабился — своя.

— И все-таки, почему вы покинули зал через запасной выход? Вы обязаны пробить товар в кассе и выйти через ворота. С другой стороны супермаркета. Видите — знак. Через проходную нельзя выносить товар.

На дверях проходной висел круглый знак с красной каймой, на котором была изображена перечеркнутая сумка.

— Я пробила, — сказала Лера, не глядя в глаза охраннику. — Все куплено, как положено.

— Чеки покажите, пожалуйста, — вежливо попросил Сергей.

— Нету у меня чеков, они на кассе остались, — Лера начинала нервничать.

10
{"b":"30977","o":1}