ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Держи! — крикнул Оксане парень и швырнул ей джинсы. Девушка инстинктивно их схватила, но тут же бросила на пол. Она, как завороженная смотрела, как парень сбегает по лестнице, как бросается ему наперерез еще один охранник, но парень легко увертывается, сбрасывает вторую пару джинсов, охранник поднимает их, замешкавшись, теряет скорость, и вот парень уже на улице. Оксана подскочила к огромному окну и увидела, как “мойщик” вскочил на желтого цвета горный велосипед, который держал для него наготове приятель, и с бешенной скоростью понесся по улице. На крыльцо выскочили двое охранников, долго смотрели ему вслед, переговариваясь с кем-то по рации. “Высший класс!”— подумала Оксана, отходя от окна.

— Девушка, это ваши джинсы? — перед Оксаной возник охранник из джинсового отдела.

— Нет, конечно. Вы разве не видели? Вор мне их швырнул, — сказала Оксана.

— Кому попало “мойщик” товар швырять не будет, — возразил охранник, поднимая с пола джинсы. — Пройдемте, пожалуйста, в комнату охраны, — он взял Оксану под локоть.

— Зачем? — спросила журналистка, холодея.

— К сожалению, мы вынуждены вас обыскать, — вздохнул охранник.

— Это произвол! Что вы себе позволяете? Я внештатный сотрудник “АиФа”! — повысила голос Оксана.

— Девушка, пожалуйста, не надо привлекать внимание. Для вашей же пользы, — охранник сжал ее локоть пальцами, как клещами, и Оксана поняла, что придется подчиниться.

— Хорошо, отпустите, я сама.

— Пожалуйста, — охранник отпустил ее локоть и показал на дверь в дальнем конце галереи.

В комнате охраны за мониторами сидел охранник в униформе. На мониторах был виден торговый зал, бутики галереи второго этажа. На столе перед мониторами лежали две рации, стоял телефон.

— Что, опять “помыли”? — спросил он, поворачиваясь к Оксане и охраннику.

— Запарили уже! Вызывай Кулакова. Пусть сам разбирается.

— Вроде симпатичная девушка, а связались со всяким дерьмом, — сказал охранник за мониторами, набирая номер телефона. — Не стыдно?

— Я журналистка, — повторила Оксана. — Здесь какое-то недоразумение. Вор швырнул в меня джинсами, чтобы отвлечь внимание, неужели вам не понятно?

— Нам-то все понятно… Алло, Лев Дмитриевич, у нас тут опять “мойщица” объявилась. На этот раз поймали. Ага, Ладно, — охранник повесил трубку. — Сейчас подойдет, — повернулся в кресле. — Ну что, девушка, давайте все из сумочки на стол, — он вынул из ящика стола магнитную рамку, подошел к Оксане и, не касаясь одежды, провел ею спереди и сзади. Рамка не пискнула.

— Хорошо, сейчас вы убедитесь… — Оксана стала копаться в сумке. — Это что такое? — в руках она держала комплект нижнего белья в целлофане.

— О, вот и замечательно! — оживился охранник. Он провел рамкой по пакету, и рамка пискнула — на рукояти зажегся красный сигнал. — Ну вот видите, воруете, а говорите — журналистка!

— Черт, это ж мне подкинули! — пробормотала Оксана. Она принялась лихорадочно рыться в сумочке, выискивая свое удостоверение, вытряхнула содержимое сумки на стол. Удостоверения не было.

— Все говорят — подкинули, — усмехнулся охранник. — Знаем мы ваши песни!

В комнату вошел Кулаков. Он, даже не взглянув на журналистку, прошел к столу, повертел в руках белье.

— Что, даже на трусы заработать не можешь?

— По какому праву вы со мной так разговариваете? Я журналистка! — возмутилась Оксана.

— Удостоверения у нее нет, — доверительно сообщил охранник за мониторами.

— Понимаете, я сейчас все объясню, — голос у Оксаны задрожал. — Я хотела сделать материал о “мойщиках”. Ну, и сегодня вышла на одну девицу. Она блузку в “одежде” сперла. Чернявая такая, красивая. Пообещала, что покажет, как в супермаркетах “моют”. Ну, и подставили. Журналистское удостоверение украли, а ваше белье подбросили. Поверьте мне, это правда.

— Девка как выглядит? — спросил Кулаков.

— Черненькая. Высокая. Красотка, — вздохнула Оксана.

— Кто? — повернулся Кулаков к охраннику за мониторами.

— Да, есть такая. Анькой зовут. Аккуратная девочка. Только врет она все, два раза на дню никто не ворует.

— Да не вру я, честное слово, не вру! — чуть не плача сказала Оксана. — Вы в “АиФ” позвоните, у них спросите. Они вам скажут, что давали такое задание. Оксана Павленко.

— Ну что, поверим? — спросил Кулаков у своих подчиненных.

— Я бы не поверил, — покачал головой охранник у мониторов. — У нее на роже написано — воровка. Лев Дмитриевич, ментов вызывать?

— Не надо ментов! — довольно резко сказал Лев Дмитриевич. — Мы с этой бабочкой своими силами разберемся. Пошли в мой кабинет! — приказал он Оксане.

Был одиннадцатый час ночи. Оксана неровной походкой шла по двору супермаркета. Она прошла через проходную, и охранник с карабином заметил, что у девушки красные глаза, припухшие веки и губы. Пьяная в хлам! Три минуты назад он получил от Кулакова приказ девицу не задерживать. Не задерживать, так не задерживать, ему-то что! Мало ли, каких блядей они в супермаркет водят!

Оксана оказалась на пустыре за воротами и огляделась. Шмыгнула носом, достала из сумки носовой платок, высморкалась. Направилась к автобусной остановке.

Сзади послышался свист. Оксана оглянулась. Перед ней стояли Иван и Миша. Миша выдувал изо рта розовые жвачные пузыри. Он был обкурен.

— Ну что, журналисточка, как тебе материал? Понравился? — ухмыльнулся Иван.

— Суки вы! — тихо произнесла Оксана.

— Нет, мы не суки, мы — “мойщики”, а ты больше сюда рыло свое не суй, а то в следующий раз мы его тебе обрежем. Поняла?

— Да, теперь-то я поняла, кто вы такие есть, — вздохнула журналистка. — Материал сделаю — на весь мир ославлю. Все в вас, говнюков, пальцами тыкать будут!

— Ты давай тут не бухти, а то не уедешь никуда! — грозно предупредил Иван.

— Удостоверение хочешь? — Миша извлек из кармана ламинированную карточку, поднял ее вверх, сказал громко: — Кто хочет быть внештатным сотрудником “АиФа”? Журналисткое удостоверение по дешевке отдам.

Какая-то девушка на остановке звонко рассмеялась, услышав Мишино предложение.

— Сколько? — спросила Оксана.

— Давай так, сто баксов за “откат”, — предложил Иван.

— Что значит, за откат? — не поняла Оксана.

— Ты нас не трогаешь, не пишешь — забыла. А мы — тебя. Согласна?

В это время к остановке подрулила “маршрутка”, Оксана бросилась к дверям машины.

— Нет, не согласна! Засуньте его себе в жопу! — крикнула она на прощание.

“Маршрутка” отъехала от остановки, Иван с Мишей смотрели на удаляющиеся красные огни “габаритов”.

— По-моему, она дура, — сказал Иван.

— Да нет, принципиальная, тварь, — возразил Миша. — Статья для нее жизни дороже. Да и пошла ты!… — он швырнул ламинированную карточку в темноту сгущающейся ночи.

Гнев народа

Евгений Викторович сидел в своем кабинете и пил утренний, бодрящий чай из трав. День обещал быть жарким, и он взял с собой две запасных рубашки и с десяток больших платков. В кабинет постучали.

— Врывайтесь, — сказал Евгений Викторович.

Вошел Кулаков. Он был возбужден.

— Продавцы взбунтовались, — сказал он просто.

— Чего так? — пока еще спокойно поинтересовался Евгений Викторович.

— Из-за вчерашнего. Охранник Моисеев продавщицу из мясного по башке дубинкой стукнул. В больнице с сотрясением сейчас, — напомнил заму Кулаков.

— Знаю-знаю, — закивал Евгений Викторович. — Так ведь не без греха — воровала.

— Ну, вот они и бузят.

Евгений Викторович глянул на часы. До открытия супермаркета оставалось тридцать пять минут. Если через тридцать пять минут они не откроются, будет скандал. Иди объясни покупателям, мол, у нас забастовка из-за драки охранника с продавщицей! Не поймут-с. Нужно было идти, поговорить с народом, наобещать горы золотые.

— Ладно, пошли, — Евгений Викторович поднялся из кресла и направился к дверям.

Действительно, в торговом зале, рядом с мясным отделом, бурлила толпа, состоящая из продавцов, кассиров и рабочих цехов. Охранники держались отдельно, они стояли чуть поодаль, рядом с колбасными прилавками, испуганно поглядывая на продавцов. Был среди охранников и Моисеев. Заправляла всем, конечно, Маргарита Александровна. Ее трубный голос разносился по всему супермаркету, проникал в подсобки, цеха, склады и был слышен даже во дворе.

13
{"b":"30977","o":1}