ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Серафима Дмитриевна тихо сидела в своем кабинете за калькулятором, что-то считала. Она то и дело ошибалась, путалась, цифры черными блохами скакали в глазах. Серафима знала, что так нельзя, что нужно взять себя в руки, собраться, иначе она тут такого насчитает…! Но не могла, не получалось: расплывающаяся кровавая лужа, здоровый парень, тихо умирающий на заднем сидении автомобиля, гадкие слова его напарника “Трахнись с кем-нибудь. Забудь!” — все никак не шли из головы. Ужасные воспоминания все крутились и крутились, не давая работать.

Когда к кабинет ворвались люди в камуфляже, она вскочила, в испуге опрокинув стул. Следом за ними вошел мужчина в штатском с папкой в руке. Евгений Дмитриевич сегодня с утра предупредил: могут быть “гости”, все “лишние” бумаги ликвидируй. Оставь только подотчетные. Она все сделала, но сейчас вдруг испугалась, что в таком состоянии могла что-нибудь забыть, что-нибудь оставить. А вдруг они по поводу того погибшего парня, сейчас закуют ее в наручники, поведут на глазах у продавщиц и грузчиков к милицейской машине, как какую-нибудь преступницу? Ну да, она и есть преступница, потому что из-за нее человек погиб. Двое. Какой ужас! Какой стыд! Дерьмо!

— Серафима Дмитриевна, поспокойней, — сказал мужчина в штатском. — В целях вашей личной безопасности не советую вам покидать кабинета до окончания проверки. Все документы, пожалуйста, на стол.

Серафима Дмитриевна трясущимися руками открыла сейф, вынула из него папки с документами, выложила перед “обэповцем”.

— Пожалуйста.

— Что у вас там? — спросил он, показав пальцем на встроенный шкаф.

— Моя одежда, старая документация, — сказала Серафима Дмитриевна, чувствуя, как нервно дрожит голос.

— Тоже сюда давайте, — кивнул мужчина. Он открыл лежащую сверху папку и стал быстро просматривать бумаги.

— Сколько? — спросил “обэповец”, когда его напарник закончил считать последнюю стопку денег. Он смотрел на дрожащие руки кассирши.

— Сейчас, — отозвался напарник, подсчитывая на калькуляторе сумму. — Восемнадцать тысяч триста сорок два семьдесят копеек.

— На кассе сколько? — “обэповец” сам заглянул в окошечко, на котором высвечивалась общая цифра. — Одиннадцати рублей не хватает. Ерунда какая-то получается! На одиннадцать рублей у вас даже пива не купишь. Как там у остальных? Надо посмотреть, — “обэповец” двинулся вдоль касс.

У остальных было не лучше — недостача — копейки, лишних — тоже копейки.

Подошел Евгений Викторович, спросил, пряча улыбку: — Ну, как у вас дела, товарищ майор?

— Как сажа бела, Евгений Викторович. По вам сразу видно — порядочный человек. И директор у вас, наверняка, такой же.

— Нету “черного” нала? Вот видите, вас неправильно информировали. Бывает. Я могу отпустить персонал по домам?

— Нет, не можете, — сердито сказал “обэповец”. — Будем склады проверять.

— Пожалуйста, — пожал плечами заместитель директора. — Пойдемте.

Кот Максим из-под стеллажа наблюдал за людьми, которые беспрестанно сновали туда-сюда, разговаривали, гремели какими-то железками, висящими у них на плечах, открывали и закрывали двери, ругались, спорили, курили. Он никогда не видел такого количества людских ног в одинаковых ботинках.

Норковая шуба

Посыльный Кирилл зашел в большое здание редакции на улице Правды. В руке он нес коробку с тортом и корзину с цветами. Занял очередь к внутреннему телефону, покрутился около киоска с книгами. Когда очередь подошла, он набрал номер, записанный на клочке бумаги.

— Здрасьте, доставка. Ваш заказ. Спуститесь, пожалуйста, — попросил он в трубку. Подошел к широкой стойке, разделяющей пространство холла на две части, стал терпеливо ждать, поглядывая на дежурного милиционера за конторкой.

Двери лифта разъехались, и по ступенькам спустилась темноволосая девушка с сотовым телефоном в руке. Она подошла к Кириллу.

— Это вы — доставка? — спросила она.

— Угу, — Кирилл водрузил на стойку корзину с коробкой. — Ваш заказ.

— Сколько я вам должна? — поинтересовалась девушка.

Кирилл протянул ей листочек с суммой. Девушка полезла в карман джинсов, извлекла из него кошелек с деньгами.

— Сдача есть?

— У нас все есть, — улыбнулся Кирилл. — День рождения, что ли?

— Юбилей у главного редактора, — объяснила девушка. — Цветы свежие, не завянут?

— Свежайшие, только что оранжереи, — соврал Кирилл. — Своими руками рвал.

Девушка рассмеялась.

— Вы до скольки сегодня работает? — спросил Кирилл. — Наверное, будет грандиозный банкет.

— До шести. А на банкет меня никто не звал. Только начальство.

— Понятно, — сказал посыльный. — Меня, между прочим, Кириллом зовут. А вас?

— Катя, — улыбнулась девушка.

— Вы сегодня что вечером делаете? Можно вас встретить после работы? Посидели бы где-нибудь, прогулялись. Погода хорошая.

Катя посмотрела в глаза Кириллу.

— Вообще-то я сегодня в кино собиралась. В “Кодак” на премьеру.

— А, с кавалером, — вздохнул Кирилл. — У такой девушки не может не быть кавалера.

— Да нет, как раз одна. Если хотите, можете составить мне компанию.

— С удовольствием, — обрадовался Кирилл. — Тогда я жду вас здесь ровно в шесть, идет?

— Идет, — кивнула Катя на прощанье.

Кирилл вышел из здания редакции, пересчитал деньги. Одну сотенную купюру сунул в другой карман.

У тротуара его дожидалась цельнометаллическая “Газель”. Водитель за рулем увлеченно читал детектив.

— Ну что, поехали? — спросил он у Кирилла. — Что там, свадьба?

— Банкет. С классной девкой познакомился, — сказал посыльный. — Сегодня с ней в кино идем. В “Кодак”.

— Там билеты очень дорогие, — предупредил водитель.

— Это ничего, — сказал Кирилл. — Она в койке все мои бабки отработает.

Водитель рассмеялся, тронул машину с места.

— Везет же тебе на телок, Кирилл. Молодой, наглый. А я своей жене, с которой больше двенадцати лет прожили, даже изменить не могу. Не с кем.

— К каждой телке свой подход нужен. Тактика. Ничего, мы тебе подыщем какую-нибудь. Есть у меня одна. Богатая, стерва! Сама накинется, глазом моргнуть не успеешь.

— Во-во, мне как раз такую и надо! А то я с ними разговаривать не умею, — весело сказал водитель.

Когда Кирилл с Катей вышли из кинотеатра, небо было затянуто тучами. Накрапывал противный мелкий дождь.

— А у меня зонтика нету, — вздохнула Катя. — На работе забыла.

— Черт, и у меня тоже нет. Могу кепку дать, — предложил Кирилл.

— А сам как?

— Не сахарный, не растаю.

— Нет, это не решение проблемы, — покачала головой Катя. — Ты меня не провожай. Я сама до метро добегу.

— Так не годится. Куда тебе?

— В Строгино.

— Ого, не ближний свет! Может, лучше ко мне зайдем. Кофейку с мороженым хряпнем. У меня настоящий джин есть. Я тут недалеко живу, сразу за Садовым.

— Какой ты, однако, прыткий! — сказала Катя. — Нет-нет, я домой поеду. Меня родители потеряют.

— Очень жаль, — вздохнул Кирилл. — С такой прекрасной девушкой познакомился. Любовь с первого взгляда, можно сказать. Ты не бойся, я честный и порядочный. На пять минут, только кофейку попить.

Катя посмотрела на него одновременно с любопытством и недоверием.

Дождь усилился. Кирилл снял кепку, напялил ее на Катю. — Сейчас тачку поймаем, подожди! — он выскочил на проезжую часть и тут же остановил частника.

Кирилл копался с ключами у входной двери. Катя одергивала прилипшую к телу мокрую блузку. Ее взгляд упал на дверной косяк с несколькими звонками.

— Так у тебя коммуналка? — спросила она удивленно.

— Что, разочаровалась? Не всем же в отдельных квартирах жить, — вздохнул Кирилл, вставляя ключ в замочную скважину. — Ты не думай, я зарабатывать умею. У меня брат майонезом торгует. Давно звал. Сейчас вот раскручусь и куплю себе отдельную где-нибудь на Щукинской рядом с тобой, — он взял Катю за руку и повел по темному, заставленному коробками и велосипедами коридору.

29
{"b":"30977","o":1}