ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты не гони, Ванечка, быстро только кошки родятся. Тебе еще удочку купить надо, — сказала Анька, уворчиваясь от объятий.

— Удочку-то зачем? — удивился Иван.

— Ты, Ванечка, карасей в сметане любишь?

— Люблю, наверное, — пожал плечами Иван.

— Вот и я тоже.

День становился жарким. Солнце накалило плотную прорезиненную крышу летнего кафе, расположенного на заасфальтированной площадке около супермаркета на Миклухо-Маклая. Посетители кафе, обливаясь потом, потягивали пиво из банок и бутылок.

Взвизгнули тормоза. Из-под носа у машины вынырнул велосипедист в мокрой от пота майке, оранжевых трусах и бейсболке, повернутой козырьком задом наперед. За спиной у него болтался ярко-синий рюкзак. Водитель “Форда” высунулся в окно и закричал: “Парень, тебе что, жить надоело?” Миша — а это было он — виновато улыбнулся и пробормотал в ответ: “Извините”. Он въехал на площадку, прислонил велосипед к низкой решетчатой ограде кафе, вошел внутрь, отирая бейсболкой пот с лица.

— Мне “Пепси”, литровую, — попросил он у девушки за прилавком.

— Наездился, — улыбнулась девушка, доставая из холодильника пластиковую бутылку.

Миша отвинтил крышку, жадно припал к горлышку. Пил, обливаясь, потом сел за стол, снял рюкзак, положил его на пластиковое кресло рядом с собой. Со своего места он хорошо видел вход в супермаркет.

Прошло минут десять. Миша неторопливо потягивал “пепси” и ждал. Наконец, он увидел, как Анька с Иваном поднялись по ступенькам и вошли в супермаркет. Теперь на Аньке было обтягивающее “мини” и туфли на высоком каблуке. Волосы тщательно уложены в модную прическу, на плече — крохотная сумочка. У Ивана за спиной болтался синий рюкзак, в правой руке он нес телескопическую удочку и сачок.

“Да, блин, на такую девку любой клюнет,” — подумал Миша, оценивающе глянув на стройные Анькины ноги.

Анька с Иваном скрылись в дверях супермаркета.

— Я первой пойду, — тихо сказала Ивану Анька, останавливаясь у киоска с фотоаппаратами недалеко от входа. — Поболтайся пока в зале, тортик купи. Как увидишь, что я подвалила, тоже подваливай и за выпивку базарь. Главное, чтоб она его открыла. Охраннику старайся на глаза не попадаться. Удочку прячь. Ты сегодня как — тупой, нет? Бутылку-то увидишь?

— Умный я, — проворчал Иван, глядя на рекламный стенд с девицей в купальнике. — Камеры там точно нет?

— По-моему, нет. Ну все, а я за фруктами. А ты не суетись. Сегодня ты не “мойщик”, а солидный покупатель, понял? — Анька застучала каблуками по каменному полу.

Она зашла в отдел и попросила взвесить килограмм апельсинов, полкило яблок, три банана, морковь, капусту, лук…

— В ваш пакетик, пожалуйста, — улыбнулась она продавщице.

Выполняя Анькину инструкцию, Иван купил торт, поболтался по залу, поглядывая то на покупателей, то на прилавок винного отдела. Покупатели были заняты выбором котлет, креветок, салатов, по сторонам не глядели и дорогие вина их не интересовали. За все время, пока Иван бродил по торговому залу, к отделу, находящемуся в отдельном закутке, так никто и не подошел. Сбоку над прилавком Иван заметил кронштейн для камеры. На кронштейн был намотан телевизионный кабель, но самой камеры не было.“Умная девочка Аня — сечет “фишку,”— подумал Иван.

Анька огляделась, убедившись, что на нее никто не смотрит, достала из сумочки маникюрные ножницы и слегка надрезала дно тяжелого пакета. Вздохнула, небрежно перекрестилась и решительно направилась к винному отделу.

Иван увидел, как Анька подошла к прилавку, и охранник в черной форме оценивающе на нее посмотрел. “Давай-давай, лохастый!”— про себя подбодрил его Иван.

Он двинулся к отделу. Подошел к прилавку, водрузил на него торт. Действительно, шкаф из дуба на замке, в нем на полках “крутые” напитки: настоящее французское шампанское, коньяки, огромная бутылка виски. Вот он — “Хеннеси” из темного стекла, на нижней полке. До него не больше метра, и очень удобная позиция. Напитки попроще и подешевле стояли вне шкафа на полках. Иван стал изучать ценники: виски, ром, джин, текила… Охранник его не видел, он не мог оторвать взгляда от Анькиной груди, от четко очерченных под легким летним платьем аккуратных сосков.

— Вам чем-нибудь помочь? — поинтересовалась продавщица.

— А можно вот эту маленькую бутылочку посмотреть? — Иван ткнул пальцем в крохотную черную бутылку на средней полке.

— Пять тысяч, — предупредила продавщица.

— Я вижу, — кивнул Иван.

Продавщица открыла шкаф, подала Ивану бутылочку.

Пакет с треском разъехался по шву, и на гладкий полированный пол посыпалась морковь, капуста, яблоки, бананы, апельсины…

— Ой, мамочки! — запоздало взвизгнула Анька. Она присела на корточки над рассыпавшимися овощами и фруктами так, что теперь из-под платья были видны ее белоснежные трусики. Охранник мгновенно взмок. Он тоже присел на корточки и стал помогать Аньке.

— Девушка, больше трех килограммов в такой пакет нельзя, — сказал раскрасневшийся охранник, стараясь не смотреть на ее ноги.

— Как же я теперь все понесу? — по-детски захныкала Анька. — Такие дурацкие у вас пакеты!

— Девушка, не волнуйтесь, я вам сейчас хороший принесу! — охранник вскочил и умчался. Иван проследил за ним взглядом. Охранник скрылся за полками торгового зала.

Анька стала выкладывать овощи и фрукты на прилавок.

— Девушка, немедленно уберите все с прилавка! — строго приказала продавщица.

Анька и ухом не повела.

— Вы русский язык понимаете, нет? — повысила голос продавщица.

Апельсины покатились по прилавку и упали на коробки с вином.

— Да что это такое-то! — окончательно взъярилась продавщица. Она взяла у Ивана бутылочку, поставила ее на полку рядом со шкафом.

“Ты только шкаф не закрывай!”— мысленно приказал продавщице Иван.

Продавщица направилась к Аньке.

— Я сказала — убери все отсюда!

— Что вам, жалко, что ли? — Анька продолжала свое дело. Под прилавок упало яблоко. — Может, у вас пакетики есть?

— Девушка, вы не видите, я занята!

— Да вон же у вас под полками пакетики лежат.

Продавщица присела спиной к Ивану и стала собирать скатившиеся апельсины и яблоки. Иван оглянулся — чисто. Одним движением он выдвинул удочку с петлей, перехватил сачок в левую руку, протянул удочку к бытылке на нижней полке шкафа, под которой был ценник с цифрой 50.000, подставил сачок под полку, подцепил петлей бутылку и сбросил ее в сетку сачка. В следующее мгновение он все убрал под прилавок, присел, переложил бутылку из сачка в рюкзак, сдвинул удочку.

Скандал нарастал. Продавщица стала скидывать фрукты назад на пол.

— Что вы делаете, эй! Вот, блин, коза драная!

— Слушай, ты, проститутка малолетняя, я ведь тебе русским языком сказала!…

— Сама ты проститутка!

— Ах ты, дрянь! Я сейчас вызову нашу охрану. Они тебе быстро мозги вправят!…

— Ага, я сейчас к менеджеру пойду и расскажу, как ты матом ругаешься, он тебя с работы нахрен выгонит!

Продавщица задохнулась от негодования.

— Девушка, вы мне вино продадите? — поинтересовался Иван.

— Да-да, сейчас, — раскрасневшаяся продавщица наконец-то обернулась к Ивану. Она подошла к шкафу, поставила бутылочку на среднюю полку, повернула ключ в замке. — Какое вам вино?

Появился охранник с большим прочным пакетом в руке.

— Дима, эта малолетка мне тут грязные овощи на прилавок складывает и проституткой обзывается! — тут же плаксиво пожаловалась охраннику продавщица.

Охранник рассмеялся.

— Во, бабы, а! На минуту оставить нельзя! Да ладно, Зой, не грейся ты, сейчас все уберем! — охранник быстро скидал овощи и фрукты в пакет, вручил его Аньке. — Девушка, давайте познакомимся, меня Димой зовут.

— Эльвира, — широко улыбнулась Анька.

— Мне “Киндзмараули” за сто тридцать пять, — снова привлек внимание продавщицы Иван.

Продавщица взяла у Ивана деньги, выбила чек, сняла с полки бутылку, подала ему. Делала все автоматически, следя за Анькой и охранником.

4
{"b":"30977","o":1}