ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Извините, — лицо исчезло из окна.

Серафима видела, как мужчина отвернулся, закурил сигарету.

“А ничего у Майи братик — симпатичный”, — думала она, застегивая молнию на платье. Серафима уже поняла, что от приглашения не отделаться.

Она вышла во двор, еще раз оглядела мужчину. Мужчина посмотрел на нее оценивающе. “Жалко, парик с собой не взяла, — подумала Серафима. — А, наплевать!”

— У меня в Москве много друзей, — сказал брат, туша сигарету об абрикосовый ствол. — Вы в каком районе живете?

— В центре, на Смоленке, — уточнила Серафима.

— Угря копченого любите? — поинтересовался мужчина. — Я с Селигера привез.

Они направились к заставленному закусками и напитками столу.

Кирилл открыл дверь своей комнаты, включил свет. На этот раз в комнате было убрано. Полуразобранные телевизоры и видики составлены в угол, пол вымыт, на столе — чистая скатерть и ваза с цветами.

— Прошу! — пригласил Кирилл Катю.

Девушка села на стул. Кирилл вынул из пакета пластиковые коробочки с готовыми салатами, булку хлеба, две банки с джин-тоником, упаковку с антрекотами.

— Ты пока телевизор посмотри, а я все приготовлю, — предложил Кирилл, щелкая пультом дистанционного управления. — На! — он вручил Кате пульт.

Катя взяла пульт, стала переключать каналы. Кирилл схватил со стола упаковку и исчез.

Вообще-то Кирилл Кате нравился. Внимательный, настырный, но при этом слегка смущается, боится сказать или сделать не то. Сразу видно, что влюблен. Приятно. Остаться у него сегодня, что ли?

Катя прислушалась к доносящимся с кухни звукам. Загремела сковородка.

Серафима Дмитриевна сидела за столом рядом с Валентином. Он постоянно подливал ей домашнего белого вина из большой бутыли. Смешил компанию родственников и курортников, рассказывая новые анекдоты и случаи из жизни. Хозяйка Майя сидела напротив и подмигивала Серафиме, кивая на Валентина, когда тот отворачивался. “Ну-ну, вы меня еще сосватайте!”— думала Серафима Дмитриевна, потягивая вино.

Было поздно. Цикады неумолчно звенели со всех сторон. Пьяная компания потихоньку развалилась. Родственники отправились по домам, осоловевшие курортники расползлись по своим халупам. Валентин пошел провожать родственников. Майя начала убирать со стола.

— Я вам помогу! — встрепенулась Серафима Дмитриевна.

— Сиди отдыхай, — махнула на нее рукой хозяйка. — Всего-то неделя у тебя. Уедешь в Москву, там и наломаешься на своей работе.

— Это точно, как белка в колесе, — сказала Серафима Дмитриевна. — Веселый у вас брат.

— Веселый, — вздохнула хозяйка. — Болтается, как не пришей к кобыле хвост. Вроде все при нем: и внешность, и работа хорошая, а вот не везет по жизни! Прибрала бы к рукам.

— Нет-нет, мне этого не надо, — смутилась Серафима Дмитриевна. — У меня уже есть.

— Жаль, — сказала Майя, наливая в таз горячей воды. — Полотенчико твое я убрала, а то ночью дождь обещали. В следующем году надумаешь — приезжай. Я тебе скидку сделаю.

— Спасибо, — кивнула Серафима. — До следующего года еще дожить надо.

Скрипнула калитка, Серафима Дмитриевна оглянулась. К беседке, помахивая веткой, шел Валентин.

— Ну ладно, я пойду, поздно уже. Спокойной ночи, — сказала Серафима, вставая из-за стола. Она торопливо направилась к своей пристройке.

Не включая света, Серафима Дмитриевна нашла в темноте зубную пасту, мыло, полотенце, вышла на улицу умыться.

— Серафима Дмитриевна, что ж вы убежали? — раздался в темноте голос Валентина. — Посидели бы еще?

— Господи, испугали вы меня! — вздрогнула Серафима. — Я спать хочу, — она выдавила на щетку пасту, стала чистить зубы.

Валентин за ее спиной вздохнул. “Ну, сейчас начнется! — подумала Серафима Дмитриевна, подставляя руки под струю воды. — Жалобы на несчастную, неудавшуюся личную жизнь, вранье с три короба. Знаю, проходили уже в этом году!”

Она закончила умываться и обернулась с полотенцем в руках. Валентин, не говоря ни слова, приблизился к ней, схватил за талию, попытался поцеловать в губы.

— Не надо, не надо! — попыталась отпихнуть его Серафима Дмитриевна. -Мокрая я! — почему-то сказала она.

— Хорошо, что мокрая, — шепотом произнес Валентин, покрывая ее шею поцелуями.

Кирилл с Катей сидели за столом. Кирилл ухаживал за девушкой, подкладывая в ее тарелку салаты, мясо, подливая в бокал джин из банки.

— Ты меня откормить хочешь, как рождественского гуся? А потом зарезать на Новый Год? — рассмеялась Катя. — Я уже больше не могу — объелась.

— Кушай-кушай, не обедала сегодня, наверное? — участливо спросил Кирилл, заглядывая Кате в глаза.

— Почему? Нам пиццу приносят, — сказала Катя.

— Пицца — это не еда. Кирилл подлил в ее бокал джина. — Это хороший, английский.

В дверь позвонили. Катя вопросительно посмотрела на Кирилла.

— Это не ко мне, — объяснил он. — Ко мне — три звонка.

— Смотри! А то как в прошлый раз… — произнесла девушка. — Уголовник малолетний!

— Прошлого раза не будет! — твердо сказал Кирилл.

В дверь постучали. Кирилл удивленно поднял брови, растерянно посмотрел на Катю, пожал плечами. — Странно, я никого не жду. Да-да!

Дверь открылась. На пороге возник Моисеев.

— Ты Кирилл? — спросил Сергей, забыв поздороваться. Решительно подошел к столу, сел.

— Ну, я. А чего вам надо? — Кирилл насторожился и весь как-то съежился.

— Посыльным работаешь?

— Нет, а кто вы такой? — взвился Кирилл, придя в себя.

— Уголовный розыск, — Моисеев махнул перед его носом обложкой. — Ты видел мужика, который посылал Алисе Черниковой подарки?

— Какой еще Алисе Черниковой? — Кирилл сразу догадался, о ком идет речь, и покраснел.

— Ты только мне лапшу на уши не вешай, парень! — грозно сказал Сергей. — Ты трижды привозил ей подарки от неизвестного поклонника. — Кто он? Ты его видел? — повторил Моисеев вопрос.

— Никогда, — мотнул головой Кирилл, растерянно глядя на Катю. Девушка сидела с каменным лицом.

— Как “Паркер” вернулся к Алисе? Она ведь тебе его отдала, — напомнил Моисеев.

— Ну да, отдала, — кивнул Кирилл. — Просила, чтобы я вернул этому… инкогнито ее.

— Значит, ты все-таки его видел? — Моисеев наклонился к Кириллу. — Ну, говори, не бойся!

— Да не боюсь я, — Кирилл, нервничая, отхлебнул из бокала джину. — Я ее в фирму должен был вернуть. Но не вернул. Думал, никто не спросит.

— Спросили? — догадался Моисеев. — Кто к тебе приходил, мужик? Опиши его.

— Черненький такой, скуластый. Глаза у него очень неприятные, злые. Он меня в живот ударил. Вон Катя видела, — кивнул на девушку Кирилл.

— Правильно, чтоб чужого не брал. Фоторобот сможешь составить?

— Давно это было. Не запомнил я, — вздохнул посыльный.

— Ты должен, парень, должен! Этой ручкой человека убили.

— Как это — ручкой? — не поверил Кирилл.

— Просто. Закачали туда яду и все! Ты хоть понимаешь, что к тебе киллер приходил?

— Киллер? — посыльный стал белее бумаги. — Настоящий киллер?

— Более чем. И ты с твоей девушкой — единственные люди, которые его видели. Врубился, куда я клоню?

Неожиданно Катя разревелась. Она соскочила со стула, схватила свою сумку и со всхлипываниями выбежала из комнаты. Кирилл с Моисеевым бросились за ней.

— Девушка, стойте! — закричал Сергей.

Хлопнула входная дверь. Кирилл замер около нее, постоял немного, покачиваясь с пятки на носок, повернулся к Моисееву.

— Ну, кто, кто, кто вас просил именно сегодня прийти? — пошел он на Сергея, сжав кулаки, глаза его сверкали бешенством. — Как сговорились, блин! Киллеры! Следаки! Сволочи! — Кирилл зашел к себе в комнату, хлопнул дверью.

Моисеев на мгновение оторопел, потом открыл дверь. Кирилл сосал джин прямо из банки.

— Ты пойми, парень, вы со своей девушкой… Как ее зовут?

— Катя, — сказал Кирилл, отрываясь от банки.

— Вы с Катей сейчас в опасности. Вы — свидетели. Теперь понял? Знаешь, где она живет?

— Где-то в Строгино, — вздохнул Кирилл. — Адреса я не знаю. Телефон рабочий знаю. Эх вы, такая девушка!

44
{"b":"30977","o":1}