ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Завтра на двоих
Альвари
Черный Котел
Тени прошлого
Кето-диета. Революционная система питания, которая поможет похудеть и «научит» ваш организм превращать жиры в энергию
Узнай меня
Микробы? Мама, без паники, или Как сформировать ребенку крепкий иммунитет
Обреченные на страх
Горький, свинцовый, свадебный
A
A

У дверей квартиры Дос вынул из кармана ключи, на пол посыпались крупные купюры. Он нагнулся, чтобы их поднять. Увидел чьи-то ноги в старых пыльных ботинках. Он даже не слышал, как владелец пыльных ботинок спустился с лестничного пролета, вскинул испуганный взгляд. Перед ним стоял небритый человек с горящими каким-то диким огнем в подъездной полутьме глазами. Это был Сергей Моисеев.

— Слушай, парень, нужно одно важное дело обсосать, — сказал Сергей тихо.

— Какое еще дело? — испуганно спросил Дос, нащупывая в кармане курточки газовый баллон.

— Такое. Я по поводу супермаркета, в котором ты рабочим в мясном цеху подрабатываешь, — усмехнулся Моисеев. — С такими длинными и грязными ногтями тебя за версту к продуктам подпускать нельзя. У тебя, наверное, и санитарной книжки-то нет.

Дос спрятал за спину левую руку. Ногти у него действительно были грязные — ножницы куда-то подевались, и он их третий день не мог найти.

— Ногти как ногти — подумаешь! — с вызовом сказал Дос. — Вам-то чего? Вы из Санэпидемнадзора, что ли? Сами вон грязный.

Моисеев рассмеялся.

— У меня, брат, обстоятельства такие, что… Ты меня, парень, не бойся. Я тебе зла не желаю. Охранником я на проходной сидел, через которую ты все время шастал с умным видом. Не помнишь?

— Да, кажется, припоминаю, — кивнул Дос, вынимая руку из кармана.

— Может, тогда в квартиру пустишь? А то здесь разговаривать неудобно.

Дос кивнул, открыл дверь, впустил Моисеева в квартиру.

— На кухню проходите, — сказал он. — А я сейчас.

Сергей прошел на запущенную кухню, с отвалившейся плиткой, отошедшими обоями, грязной, почти черной, раковиной и не менее грязной двухконфорочной плитой. На столе среди хлебных крошек паслись тараканы. Судя по всему, людей они не боялись.

— Дос, ты же сейчас богатым человеком стал! — крикнул Моисеев. — Почему же так все запущено?

В комнате Дос выкладывал на стол разные детали.

— Некогда мне хозяйством заниматься, — отозвался парень.

На столе, на полу, даже на стуле в углу стояли системные блоки компьютеров. Один из них, большой, со снятым корпусом, равномерно гудел, помигивал огонек, показывая, что жесткий диск находится в работе.

Дос щелкнул по клавишам доски. На экране появилась заставка. Перечеркнутое красной линией слово из трех букв, а внизу подпись: “У нас дома не матерятся”.

Парень “покопался” в “ящике” электронной почты, нет ли от кого из друзей посланий, пошел на кухню.

— Дело ваше денег стоит? — вяло поинтересовался Дос, смахивая со стола рваной тряпкой крошки вместе с тараканами.

— Ты их все равно тратить не умеешь, — сказал Моисеев, опускаясь на стул.

— Ну, смотря что вы понимаете под словом “уметь”, — усмехнулся Дос. — Все мои кровные на “железо” уходят, а это настоящее вложение капитала. Вот увидите, пройдет еще пара лет и я куплю себе дом где-нибудь в престижном районе Лондона.

— Англию любишь? — спросил Моисеев.

— Туманный Альбион, — уточнил Дос. — Ладно, не томите со своим делом. Чай будете? — Дос подошел к плите, потряс в руке желтый чайник, проверяя, сколько в нем воды, включил газ.

— Я тебе верю. Все у тебя будет: и дом, и Альбион, и белокурая красотка с английским “r” на зубах. Только если ты, Дос, сейчас себя умно поведешь.

— Интересное начало делового разговора, — покачал головой Дос.

— В общем так, начнем с печального. Ты, Дос, совершил уголовное преступление. Наверное, все хакеры их рано или поздно совершают.

Слишком велик соблазн залезть в чужой карман, как какой-нибудь “щипач” с бритвой в переполненном автобусе.

— Какой я, к черту хакер! Я в мясном цехе бефстрогановы режу, фарш кручу, — усмехнулся Дос, разливая по чашкам чай. — Идите докажите, что это не так.

— И доказывать ничего не надо, — сказал Моисеев, цедя сквозь зубы бледно-желтую жидкость, чтобы не попали чаинки. — Перед проверкой ОБЭПа ты снял с касс свои “жучки”, которые считали деньги за товар по-своему. Это видели все кассирши, если взять тебя за шкирку и предъявить им, каждая ткнет пальцем — это он! Слишком много свидетелей, Дос. Евгений Викторович тогда слегка разволновался, поспешил, вот и подставил тебя. Доказательства неопровержимы. Я также знаю, что “жучки” ты больше на кассы не ставил. Что, Дос, говори?

— Что-что? — разволновался Дос, услышав, что его подставили. Он понял, что Моисеев многое знает. — Вы кто, мент?

— Да, мент, — кивнул Моисеев. — Из оперативно-розыскного отдела.

— Ага, что-то не очень похож, — покачал головой парень. — Скорее отстойный бандюга из какого-нибудь Бобруйска.

— Можешь звать меня бандюгой, ментом, лохом, задницей. Хоть горшком назови, — пошутил Моисеев. — На самом деле я — Сергей.

— Дима, — кивнул Дос, подавая узкую руку.

— Ну вот, оказывается у тебя имя человеческое есть. Чай у тебя, как ты говоришь, отстойный. Сейчас нормальный сделаю, — Сергей встал и удалился в туалет. Он вылил из чашки остатки чая в унитаз, вернулся, поставил на плиту чайник. — Кроме твоего “железа” существует на свете еще много прекрасных вещей, без которых жизнь была бы бледной и неинтересной.

— Знаю, — кивнул Дос. — А вы меня отмажете, если Евгения Викторовича накроют?

— Отмажу, — пообещал Моисеев.

— В общем, “жучки” я, действительно, больше не ставил. Сидел я как-то в “Интернете” и вдруг подумал, что “жучки”— это все туфта, техника вчерашнего дня, потому что их всегда можно в аппарате найти. Нужна централизованная система управления кассовыми компьютерами. Все машины надо объединить в локальную сеть, а все операции двойной бухгалтерии будут происходить вне пределов торгового зала, Где-нибудь в кабинете зама стоит обычный компьютер, который и производит все вычисления. Когда считывается штрих-код одного типа, он “вносит” сумму в одну колонку, когда другого — во вторую. Сам ведет двойную бухгалтерию, а при этом никто из персонала ни сном, ни духом, как говорится. И кассы “чисты” от какого-либо криминала. Потом только выручку поделить. Этот компьютер можно, кстати, так закодировать, что при попытке несанкционированного входа вся программа по двойной бухгалтерии сотрется без следа.

— А если этот самый компьютер поставить не в кабинете зама, а где-нибудь вне пределов супермаркета, например, в квартире, никто в жизни ни о чем не догадается, хоть весь ОБЭП подключай.

— Вот именно! — озорно усмехнулся Дос.

— Да, должен согласиться — ты голова, — покачал головой Моисеев, ополаскивая заварочный чайник кипятком. — И где же стоит этот замечательный компьютер: в кабинете у Евгения Викторовича?

— Нет. Зачем ему себя подставлять? Он таких вещей не любит. У бухгалтерши — Серафимы Дмитриевны, — уточнил Дос. Она, кстати, может об этом и не знать — программа работает в режиме “закрытого окна”.

— Это вряд ли, — покачал головой Сергей. — Она, насколько я знаю, у зама доверенное лицо. Если уж и сажать, так всю компанию, чтобы им вместе веселей было. На, попробуй, — Моисеев подал Досу чашку.

Дос отхлебнул чай, пожал плечами — ничего особенного.

— Поколение “некст”, — вздохнул Моисеев. — Вам бы все синтетику употреблять. Ладно, первый вопрос мы с тобой обкашляли. Я сразу понял, что ты парень смышленый, и сам себе не враг. Если при проверке заместитель расколется и будет все на тебя валить, мы тебя “прикроем”. Скажем, что разработка не твоя, просто и ты ничего о программе не знаешь. Просто наняли наладчика, а, чтобы все было законно, оформили рабочим. В домашнем компьютере у тебя эта программа есть?

— Есть, конечно, — кивнул Дос.

— Немедленно уничтожь, чтобы никаких следов. Теперь — второе: ты Моргуна знаешь?

Дос вздрогнул.

— Вижу — знаешь, — сказал Моисеев. — Давно знаком?

— Да нет, случайно все как-то получилось, — Дос положил в чашку три ложки сахару, размешал. — Друг у меня есть. Школьный. За одной партой сидели. Он качался с детства, с бандитами дружил. В общем, сейчас он в этих… как это называется?

— В “шестерках”, — подсказал Моисеев.

57
{"b":"30977","o":1}