ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Была поздняя ночь. У поребрика тротуара стояли две машины: “Мерседес” и “БМВ”, около них скучали “быки”. Переговаривались о чем-то, травили анекдоты, ржали.

Дверь клуба отворилась, на лестницу, поддерживаемый служащим в строгом костюме, вышел Моисеев. Он бессмысленно посмотрел на парней у машин, громко рассмеялся

— Ребята, примите дружка! — попросил служащий “быков”.

Двое парней подошли к Сергею, подхватили его под руки, повели к машине.

— Ну, что, поговорил? Теперь тебя можно “мочить”? — поинтересовался у Моисеева один из парней.

— Не, мужики, теперь меня мочить никак нельзя, — возразил Сергей. — Моргун приказал доставить меня, куда хочу!

— По-моему, он фуфло гонит, — засомневался один из парней.

— Набери “папу”, — предложил другой.

— Да, чтоб он меня послал? Нет уж! — покачал головой “бык”. — Ладно, садись, фраер!

Моисеев уселся в “БМВ”, “бык” включил зажигание.

— Ну, куда надумал?

— В “Матросскую тишину”, — Сергей с трудом произнес название.

— Шутишь? — не поверил ему “бык”.

— Не-а, — пьяно мотнул головой Моисеев. — Я свое дело сделал. Теперь — не мое.

Дежурный по КПП через окошечко увидел новенькую “БМВ”, которая подрулила к тротуару рядом с СИЗО. Из нее выбрался изрядно пьяный мужик, направился к дверям. Машина отъехала. Мужик надавил кнопку звонка. Потом еще раз, еще…

— Чего надо, мужик? — спросил у него дежурный.

— Моисеев я, — заплетающимся языком произнес Сергей. — Пустите назад в тюрьму!

Евгений Викторович вышел из ванной комнаты, на ходу вытираясь большой махровой простыней. После массажа и двухчасовых занятий в тренажерном зале он чувствовал себя обновленным. Смазал подмышки дорогим дезодорантом, сел в кресло перед телевизором, стал щелкать пультом.

Раздался телефонный звонок. Евгений Викторович поискал глазами трубку. Она лежала на телевизоре. Он лениво встал, взял трубку.

— Алло!?

— Узнал я о тебе много интересного, Женя, — послышался в трубке голос Моргуна.

— Привет. Что, злые языки? — поинтересовался Евгений Викторович.

— Да нет, удивительно добрые оказались, — сказал Моргун. — Ты себе когда костюм последний раз шил?

— В том году, наверное, — пожал плечами Евгений Викторович. — А что?

— Ну, так ты себе новый сшей, белый. Может пригодиться, — посоветовал Моргун и повесил трубку.

Евгений Викторович долго смотрел на пиликающий телефон, аккуратно положил трубку на стол. Приятные ощущения улетучились. Он опять вспотел.

— Ну, и какая же сука…? — спросил он самого себя. — Понятно, какая! Ну, ничего, мы еще посмотрим, кто кого?

Вечером народу в супермаркете было много. На стоянке недалеко от главного входа в ряд стояли припаркованные машины. Большими хлопьями падал первый снег, капоты и крыши машины быстро покрывались белоснежными шапками, придавая им одинаково чудаковатый вид. Хозяева машин возвращались с покупками, ворча доставали из багажников большие щетки и резкими движениями сметали всю эту чудаковатость на землю, в грязь.

— Уважаемые господа, через десять минут наш магазин закрывается… — раздался в динамиках приятный женский голос.

Сразу ко всем кассам магазина направились серьезные мужчины в штатском… Другие серьезные мужчины в этой время направились к подсобкам и складам.

Евгений Викторович сидел в своем кабинете.

— Можно к вам? — заглянула Серафима Дмитриевна.

— Заходи, — кивнул заместитель директора. — Что там у тебя, бумаги? Давай подпишу.

— Вот, — Серафима Дмитриевна протянула Евгению Викторовичу лист.

— Что это такое? — спросил Евгений Викторович, еще не начав читать.

— Заявление об уходе, — объяснила Серафима.

— Ты с ума сошла, Сима! Кто же мне всю бухгалтерию вести будет?

— Возьмете другую тетку, — пожала плечами Серафима. — Я устала.

— Что значит — устала? Ты только что в отпуске была. На юг ездила! — возмутился Евгений Викторович.

— Вот то-то и оно, что ездила, — загадочно сказала Серафима. — Я теперь в другой город уезжаю.

— О чем ты? В какой другой? — все еще не понимал Евгений Викторович.

— Замуж выхожу за питерца и уезжаю от вас навсегда. Вот так!

— Подожди, у тебя же здесь квартира, мать, родственники. Работа, в конце концов! Где ты там себе такую работу найдешь?

— Во-первых, матери у меня уже нет, могли бы поинтересоваться, а во-вторых, такой работы я искать себе не буду, хватит! Меня теперь муж кормить будет!

— Сима, я тебя умоляю! Я ведь без тебя, как без рук! Что же ты меня без ножа режешь? Ну, хоть замену себе подготовь, научи девочек двойную бухгалтерию вести. Нельзя же так просто взять и уйти!

— Можно! — упрямо сказала Серафима. — Можно просто так взять и уйти, потому что я хочу, наконец-то, счастья, а не всех этих ваших цифирек и бумажек!

— Я тебя в течение месяца все равно никуда не отпущу, так и знай! — завелся Евгений Викторович. Он положил ее заявление в папку с остальными. — Иди работай и не валяй дурака!

— Евгений Викторович! — на глаза Серафимы Дмитриевны навернулись слезы. — Он меня там ждет, а вы…! Уведут, пока я тут…!

— Иди-иди! — приказал заместитель директора. — Позвони ему, объясни ситуацию, если любит, должен понять.

Серафима Дмитриевна всхлипнула и вышла из кабинета. Евгений Викторович вынул из стола папку с документами, стал ее изучать.

Зазвонил телефон, Евгений Викторович снял трубку.

— Да?

— Евгений Викторович, у нас опять проверка, боже мой! У меня все ваши бумаги здесь! — раздался в трубке взволнованный голос Серафимы Дмитриевны. — Вы в торговый зал спуститесь, там вас требуют.

— Тю-тю-тю! — произнес Евгений Викторович, вешая трубку. Он поднялся, открыл сейф, вынул из него пачки денег, торопливо сунул их в портфель. Выглянул в окно. Во дворе стояли только свои машины.

“Ишь ты, в этот раз изнутри залезли! Без предисловий! — усмехнулся Евгений Викторович. — Ищите, Шура, ищите!”

Он оделся, вышел из кабинета, повернул ключ в замке. Спустился вниз, увидел у выхода человека в форме с автоматом. Евгений Викторович резко развернулся, побежал назад. Если все выходы перекрыты, остается торговый зал первого этажа.

Он спустился в торговый зал, быстро пошел между прилавков.

— Евгений Викторович, вас там ждут, — напомнила ему молоденькая продавщица.

— Знаю-знаю, — Он направился к металлическим воротцам у входа. Здесь не было ни касс, ни контролеров. Заложив руки за спину, стоял охранник.

— Здрасьте, — кивнул он заместителю директора.

— Меня здесь не было, — бросил ему на ходу Евгений Викторович.

Вместе с последними покупателями он покинул супермаркет, обошел его, подошел к проходной.

— Выгони-ка мне машину! — скомандовал Евгений Викторович охраннику на проходной.

— Вы же знаете, я не могу свой пост покидать, — возразил охранник.

— Выгони машину, я пока тут подежурю! — зло произнес заместитель директора. — Заплачу я тебе за это, заплачу!

Охранник не стал спорить с начальством, взял у Евгения Викторовича ключи и направился к его машине.

Он подогнал машину к воротам. Никто его не остановил. Евгений Викторович сел за руль. Ворота со скрежетом отъехали в сторону, он сорвал машину с места.

Евгений Викторович ехал быстро, обгоняя большую часть автомобилей. Он зачем-то оглядывался, хотя прекрасно знал, что никакой погони нет, да и быть не может! Пока они там еще разберутся с кассами да складами! Нужно было взять себя в руки, успокоиться. Лучше всего пока отсидеться на даче, не на его, конечно, собственной, на чужой. Кто вспомнит про его бывшую тещу? С женой он развелся восемь лет назад…

Евгений Викторович вырвался из города и вздохнул с облегчением. Впереди лежала ровная широкая дорога, правда, снег подтаял, и было скользко.

На соседней полосе рядом с ним пристроилась новенькая “БМВ”. Парни из машины посмотрели на него. Один из них сделал неприличный жест. “Езжайте, езжайте,”— махнул им рукой Евгений Викторович. “БМВ” ушла вперед. Дальше от города трасса постепенно становилась пустой. Евгений Викторович еще наддал. До тещиной дачи было километров сто пятьдесят, не меньше.

61
{"b":"30977","o":1}