ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ишь ты! Спит! — сказал он с завистью. — На тебя похож.

— На себя. Слушай, Майкл, ты наших пацанов давно не видел?

— Да где же я их увижу, когда я в СИЗО, они — здесь!

— Не долбишь хоть?

— Нет, я теперь с этим делом завязал. И так после отсидки здоровье никудышное.

— Можно тебе одно важное дело поручить?

— Поручай, — с готовностью сказал Миша.

Анька оглянулась на мамаш, кивнула Мише, чтобы он шел за ней, повезла коляску с детской площадки.

— Ты собери всех наших ребят, — попросила Анька, когда они отошли подальше. — Снова хочу “мойщиков” организовать.

— Зачем тебе это? — удивился Миша.

— Странный вопрос! — усмехнулась Анька. — У тебя ни котенка, ни гусенка, а мне этого кормить надо, — кивнула она на коляску. — Деньги нужны, Майкл. Будешь у нас теперь вместо Ивана менеджером.

— Деньги всем нужны, — согласился Миша. — Только я воровать больше не буду.

— А тебе и не надо будет воровать, — сказала Анька. — Пускай они воруют, а мы тобой барыгам будем товар сдавать. Деньги поделим.

— Вообще-то можно, — согласился Миша.

— Вот и ладненько, завтра всех к девяти. Если не пойдут, других пацанов найди, помоложе, — Анька на прощание подмигнула Мише и пошла по дорожке.

Миша долго смотрел ей вслед, пока она не скрылась за углом дома.

KITeКAT

Кот Максим принюхался. В этом большом мешке с нарисованной кошкой, стоящем на полке в отделе зоотоваров, было что-то такое, что его одновременно очень дразнило и раздражало. Очень хотелось посмотреть. Но мешок был запечатан.

Максим обошел мешок, тронул лапой. Внутри что-то мелкое, круглое. Вообще-то он никогда не позволял себе ничего лишнего. Хозяин все-таки! Питался тем, что давали, даже рыбу из холодильников теперь не таскал. Кормили его хорошо и сытно, но вот сейчас появилось вдруг непреодолимое, страстное желание непременно заглянуть внутрь этого большого и загадочного мешка с нарисованной кошкой. Максим крутанулся, пытаясь поймать собственный хвост, и жалобно мяукнул. Он знал, что потом могут быть неприятности, но ничего поделать с собой уже не мог. Кот вцепился в мешок зубами, стал с остервенением рвать прочную упаковку, Мелкие кусочки упаковки он выплевывал на пол. Когда в мешке появилась небольшая дырка, он принялся работать когтями. Мешок разъехался, и на пол с треском посыпались сухие кругляшки.

Кот спрыгнул с полки, обнюхал высыпавшийся корм. Пахло хорошо, съедобным. Он осторожно попробовал один кругляшок, и неожиданно ему понравилось. Кот присел над едой и стал грызть корм, ворочая большой головой.

Все съесть он не смог — не хватило сил. Наевшись, кот отошел подальше от отдела, сел в укромном уголке, стал умываться, бойко работая шершавым языком. Вылизался, широко и сыто зевнул. Вспомнил, как вчера его напугали.

Он как раз плотно пообедал и искал себе теплое местечко, где бы вздремнуть. В торговый зал вошли люди. Их было много. Они смеялись и громко разговаривали. Впереди под руку шли двое: продавщица из мясного отдела и охранник с проходной. Продавщица почему-то была не в халате, как обычно, а в пышном белом платье, которое шуршало о пол. В руках она держала большой букет ужасно вонючих цветов. Наверное, она специально обрызгала их духами в парфюмерном отделе, чтобы привлечь к себе побольше мужчин. Продавщицу эту Максим любил, потому что она всегда кормила его очень вкусной вырезкой. Охранник тоже был не в форме, а в черном костюме, белоснежной рубашке и галстуке. К нему Максим относился совершенно равнодушно. На проходной нечем было полакомиться. Впрочем, охранник в последнее время больше там не сидел, а расхаживал по залу и ругал других охранников. Выгнали его, наверное, с проходной за какую-нибудь провинность. Может быть, чье-нибудь мясо съел?

Эти двое прошли по залу к большому столу, на котором стояли разные вкусные вещицы, пузатые и стройные бутылки. Продавщица с охранником сели во главе стола, а все остальные устроились по бокам. Загремели ножи и вилки. Максим знал, что люди сейчас начнут запихивать себе в рот разные вкусности и пить из рюмок и фужеров вино, которое находится в бутылках. Вино Максим не любил и всегда фыркал, учуяв его запах, а вот от кусочка буженины, пожалуй, не отказался бы, несмотря на то, что недавно плотно пообедал. Один человек, которого все всегда почему-то называли очень ласково и длинно, встал и начал что-то говорить. Кот заинтересовался, что же будет дальше, и выглянул из своего укромного уголка. И тут произошло нечто ужасное: люди открыли пузатые бутылки, а те вдруг ни с того ни с сего начали громко хлопать, и белые пробки полетели высоко вверх. Одна из пробок упала прямо перед носом Максима. Он сиганул в укрытие, притаился, прижал к голове уши. Через некоторое время, когда бутылки успокоились, опять выбрался на свет, осторожно понюхал пробку. Ну, конечно, тот же противный сивушный запах! Другого он от людей и не ждал…

Люди сидели очень долго, кричали, пели песни, а продавщица с охранником под их крики обнимались и целовали друг друга в губы. Как это они делали, в голове у Максима не укладывалось. Это ж умудриться надо! Скоро люди ему надоели, и кот ушел в бухгалтерию, улегся на сейф с деньгами.

Близилось утро. Объевшийся кот вальяжно прошелся по торговому залу первого этажа, по обыкновению пометил холодильники и прилавки. Подошел к витрине недалеко от стеклянных дверей, сел и стал смотреть на пустынную улицу.

Солнце было еще где-то там, за домами. Но его нежный теплый свет уже коснулся стволов деревьев, лег на пыльный асфальт. Отрубленные ветви отросли мелкими густыми побегами, на которых трепетали пока еще мелкие зеленые листья.

Кот знал, что сейчас из-за угла должна появиться пузатая машина с мокрыми оранжевыми боками, она тут же утробно заурчит, загудит, завоет и пустит из-под себя мощные холодные водяные струи, которые смоют с дороги всю пыль и грязь, густым мутным потоком унесут ее куда-то вниз по улице…

Кот терпеливо ждал и водил ушами, прислушиваясь к привычным звукам за спиной. Вот машина появилась, загудела. На большие, блестящие стекла супермаркета брызнули мелкие капли…

64
{"b":"30977","o":1}