ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Аля снова попыталась сдвинуться к бумагам. Минка повернулась:

— Сегодня уже не успею, а завтра попрошу кого-нибудь из мальчишек прибить.

«Чтоб тебя вместе с этой картиной черти взяли!»

— Ты закончила? Пошли!

Аля состроила за спиной Минки гримасу.

Под лестницей собрались почти все. Не хватало Кости с Антоном, а еще Дань ушел с Картом в сад. Фехтовальщики расслабленно сидели на бревне и слушали байки Рика о конных полках Семиречья.

— Откуда ты все-таки столько знаешь? — не выдержал Славка как раз тогда, когда к ним присоединилась Аля.

Рик усмехнулся:

— Ладно. Не хотел зря говорить, но и так уже наболтал лишнего. Княжеский корпус — это вам не жабьи пляски на лужайке, — туда отбирают лучших. И учат не так, как обычных воинов. Считается, что именно у нас есть все шансы стать княжескими сотниками.

Альке было наплевать на перспективы кадета, и она перебила:

— Рик, я видела в кабинете Ласка чистые листы с его печатью и подписью.

Мальчик глянул непонимающе, потом встрепенулся:

— Вот бы стянуть! Вписать, что надо, и к лешему патрули!

— Да пыталась я! Минка... чтоб ей! Все время на меня смотрела. Не могла же я красть у нее под носом! — Она с досадой тряхнула волосами, искоса глянув на Алешку.

«Ну вот, теперь этот меня совсем дурой считать будет!» — Минка завтра, когда Ласк из дома свалит, позовет кого-нибудь из вас прибить картину в кабинете.

— Точно кого-нибудь из нас? — недоверчиво влез Славка.

Аля повертела пальцем у виска:

— Я вам что, Нострадамус? Сказала, что позовет, а уж как там будет... Ну, Право-Лево она не любит. Сина побаивается, Карт все время в саду. Остаетесь вы.

— А я буду с тэмом, — расстроился Славка.

— Ну, а за мной и Данем она в сад не побежит, — кивнул Влад.

«Остаются Алешка и Рик», — тут же посчитала Аля.

— Я постараюсь у нее на глазах крутиться.

«Ой, нет, только не Лешка! Кой черт меня за язык дернул!» — Алька прикусила губу.

— Почему это ты? — возмутился Рик.

— Еще подеритесь, — проворчал Влад. — Рик уже, кажется, выясняли, что тебе рисковать нельзя. Опять двадцать пять?

Славка с тревогой взглянул на Алешку. «Скажи, что ты против», — мысленно попросила Алька. Но тот промолчал. «Кретин! Чтоб тебя, с таким характером!»

— А вы, я погляжу, оптимисты, — продолжил Влад. — Я бы Михана за дурака не держал, — и он передернул плечами.

«Ой, мамочка!» — Алька ярко представила, что было бы, попадись она на краже, и у нее заболел низ живота. Если Влада так наказали за ночной выход...

— Жаба его проглоти. Михан — это проблема. Вы заметили, как он вовремя — в смысле не вовремя — появляется? На галерее, когда туда шел Влад, — Рик загнул один палец. — Чуть не засек нас на тренировке, — прижал к ладони второй палец. — А стоит в отсутствие Сина хоть немного сесть передохнуть — тут же нарисуется, будто за дверью караулит. И вообще — у него желтые глаза.

— И что глаза? — не понял Славка.

— А такие бывают у ведунов. Не у всех, но часто.

— Баста, карапузики, кончилися танцы, — скривился Влад.

— Но зачем бы тогда ему служить управляющим? — возразил Славка.

— Может быть, у него только задатки? Ну, на настоящего ведуна не тянет, а нюх есть? — предположил Рик.

— Н-да, — помрачнел Славка. — А как я прав, что не люблю фэнтези!

«Ну, скажи, что ты против!» — снова мысленно попросила Аля, представив на месте Влада не себя, а Алешку. Ну что ей стоило придержать язык?!

— А обмануть ведуна можно? — спросила Сима.

— Хорошего — никаких шансов. Угадывают поведение на несколько шагов вперед. А вот скрыть кое-что можно, нужно только молчать. Хоть слово скажешь, вроде «не знаю», и все. Слабый ведун сразу определит ложь. Кто посильнее — узнает правду, а некоторые — так просто в деталях все увидят. Но молчать-то не всегда получается.

— Нам действительно нужны эти бумаги? — спросил Влад после недолгого раздумья.

— Смотрите сами: патрули в городе и на выезде на дорогу. Чем сразу сворачивать и по кустам да болотам шарахаться, проще Купеческой дорогой ехать, сколько сможем. Нам надо будет выиграть время. Тем более всадники из вас никакие.

— Вы только Минку попробуйте отвлечь, — попросил Алешка, говоря, словно о решенном деле.

«Ну уж фиг! Не хватало еще Лешку под плети!» Но возразить Аля не успела — в ворота застучали. Воин, зевавший на пороге сторожки, бросился к смотровому оконцу.

— Тэм! — крикнул Рик, перебегая к конюшне.

Алешка бросился за ним. Аля с остальными метнулась к двери. Встречаться с пьяным Ласком никто не хотел.

Задний двор тонул в полумраке. Прохладный вечерний ветерок мягко коснулся разгоряченного лица, чуть приподнял на шее слипшиеся в сосульки волосы. После кухонной жары и духоты — благодать! Машка потянулась всем телом, чувствуя, как распрямляется натруженная спина. Встала на цыпочки, запрокинула голову: беззвездное, безоблачное, чуть окрашенное закатом небо казалось перевернутой чашей. Как же редко удается побыть не на виду у девчонок, Фло, Барбы, других обитателей дома. От стражников, правда, никуда не денешься, торчат у своей сторожки, но к ним уже привыкли.

Маше часто вспоминалась ее спальня: маленький, уже чуть тесноватый диванчик, мама все собиралась заменить его, и вот — кому он теперь нужен? Бра на стенке освещает только изголовье, и так уютно забраться с книжкой под голубое одеяло, разрисованное смешными собаками. Тихо, никто не мешает, только мама в полдесятого скажет: «Маша! Немедленно выключай свет, а то завтра отец тебя поднимать будет!», но остаются самые интересные страницы ... «Мамочка! Как я хочу домой!»

Девочка вздохнула, шагнула к перилам. В дверях кузни мелькает Рик, из конюшни слышны непонятные звуки — точно там таскают что тяжелое. Стражник сидит на пороге сторожки, крутит в руках нож. Маша прислушалась: ага, под лестницей кто-то есть.

Легко сбежав по скрипнувшим ступенькам, девочка впорхнула в укрытие. Костя стоял, прислонившись плечом к стене, устало прикрыв глаза. Влад сидел на бревне и со злостью ломал в руках щепку.

— Что случилось? — привычный комочек страха застрял в горле, заставив Машу пискнуть. — Да говорите же!

35
{"b":"30979","o":1}