ЛитМир - Электронная Библиотека

Пассажиров прижало к сиденьям, но все равно стены круглого тоннеля проносились слишком близко от лиц сидевших в капсуле. Перед Крассом замелькали световые полосы, на которых он даже успел заметить иней, – словно находился в скоростном лифте с прозрачными стенками. Бросив косой взгляд на Шиллу, Алекс ничего не смог рассмотреть на ее лице. Мешали отражения разных предметов, мелькавшие на прозрачной поверхности ее шлема. Хотя, на секунду ему показалось, что Шилла улыбается, словно ее забавляла эта гигантская карусель.

Тоннель, как вскоре выяснилось, напрямую связывал ангар с помещением коменданта базы. Скоростной лифт мягко ударился об амортизаторы шлюзовой камеры и остановился. Офицеры охраны первыми покинули капсулу. Алекс и Шилла последовали за ними. Остальные бойцы держались немного позади.

Пройдя метров тридцать по коридору, по стенам которого тянулись бесконечные кабели, группа уткнулась в наглухо закрытую бронированную дверь. На боковой стене мгновенно загорелся красный квадрат сканера. Начальник охраны приблизился к нему, снял перчатку и положил на мерцающее поле левую ладонь. Через пару секунд цвет поверхности изменился с красного на зеленый. Дверь тяжело поползла вверх, но за ней сразу показалась следующая.

– Как в добрые старые времена, – проговорил Красс, вспомнив, как уже однажды его мурыжили в этом тамбуре, и пояснил покосившемуся на него командиру охраны, – когда-то я здесь уже бывал.

Через двадцать минут, пройдя все заслоны и ловушки, сняв скафандры, они уже сидели за длинным столом в зале для офицерских совещаний. Этот зал немного напомнил Крассу кабинет собственного начальства, только был он втрое шире, да и кресел здесь тоже было больше. В остальном, наблюдалось большое сходство.

Всю дальнюю стену занимал огромный экран с проекцией звездного неба в этом квадрате. Со своего места Красс мог видеть район массивной звезды «Кара» с системой планет и поясом астероидов, в котором и проходил тот злополучный эксперимент. Именно там пропал исследовательский корабль. Там же, чуть позже Макс и Гарри на своем «Крестоносце» обнаружили и уничтожили базу загов, обустроенную почти под самым носом у землян.

Бразини сразу перешел к делу. Обращался он главным образом к капитану «Невидимых», не тратя время на остальных. Бойцы приняли это как должное, но Шилла была немного задета. Ей казалось, что повод, по которому она решила посетить Плутон, тоже заслуживает внимания.

– Давненько не виделись, капитан Красс, – начал Бразини, – с тех пор, как вы угробили три моих крейсера и потеряли исследовательское судно с генератором, немало воды утекло.

– Совершенно верно, – подтвердил Красс, ничуть не смутившись, – зато теперь мы хотя бы знаем, с кем имеем дело. А тогда для меня, как и для вас, это была полнейшая неожиданность, не так ли? Да и после того эксперимента выжить удалось лишь немногим.

– Вы, судя по всему, один из тех счастливчиков, – буркнул комендант базы и закрыл тему, – ну да ладно, кто старое помянет…

Но, не договорив, зашелся в диком приступе кашля. «Бог шельму метит», – мстительно подумал Красс. Глядя, как Бразини сотрясается от свистящего кашля, Алекс вспомнил о его привычке курить не обычные сигары, которые тоже здоровья не добавляли, а самокрутки из пахучих листьев Орбели. Такой самосад мог выдержать только насквозь прокуренный человек, давно махнувший на свое здоровье. Кроме этого, Бразини, родившийся на земном островке под названием Сицилия, еще и крепко пил почти всю свою сознательную жизнь, но по-прежнему был подтянутым воякой, о котором ходили легенды. А офицеры военной базы Плутона его вообще боготворили.

Да и внешне, с тех пор как Алекс видел его последний раз, Бразини не сильно изменился. Конечно, кожа на лице пожелтела и натянулась, – ничего не поделаешь, возраст. Как ни крути, а коменданту Плутона недавно стукнуло триста двадцать пять лет. Но он по-прежнему носил пышную черную бороду и волосы до плеч, в которых не было и признаков седины. Как Бразини удалось дотянуть до столь преклонного возраста с такими привычками, Красс не мог понять. Тем более, что понаслышке, старый сицилиец наотрез отказывался модифицировать свои органы и кожу.

И хотя самому Крассу, недавно стукнуло двести семь лет, для коменданта Плутона он навсегда останется тем молокососом, который угробил три крейсера с его базы. «Ну да бог с ним, – подумал Алекс, – в самом деле, кто старое помянет…».

Чтобы задушить приступ, Бразини отхлебнул из стоявшего перед ним флакона какого-то странного пойла, обозначенного как лечебная настойка джирдарии, – Красс такого не встречал на Земле, – и вернулся к разговору об ученых.

– Итак, – прохрипел он, ознакомившись с кристаллом, который передал ему Алекс, – президент решил перевести этих яйцеголовых с Плутона в неизвестном направлении. А чем ему не угодила моя база, едрен-карабинер? Здесь, что, по его мнению, не безопасно?

Взгляд коменданта снова уперся в сидевшего напротив Красса.

– Об этом вы можете напрямую спросить у самого президента, – дипломатично уклонился от ответа Красс. Не хватало еще спорить с этим упертым сицилийцем.

– Столько лет было безопасно, – продолжал кипятиться Бразини, – даже когда отбивали нападение загов, они были здесь. А теперь, едрен-карабинер, видите ли, стало небезопасно.

Бразини снова громко закашлялся и Красс уже начал переживать, что приступ затянется надолго, но, на этот раз, комендант справился быстрее. Даже не трогал заветную бутылочку с джирдарией.

– Ладно, – смирился старый вояка, – забирайте яйцеголовых. Я охранял их так долго, что уже привык к их постоянному присутствию на Плутоне. Придется отвыкать. Президенту виднее, едрен-карабинер. Даю им сутки на сборы, и можете вылетать.

Но тут в разговор вступила доктор Бристоль.

– Не торопитесь, комендант.

Бразини с удивлением воззрился на эту рыжеволосую красотку, которая осмелилась ему перечить.

– Вы забываете о том, что есть еще и вторая причина, по которой мы здесь.

Шилла выдержала секундную паузу. Бразини тоже молчал, ожидая продолжения.

– Мы только что получили разгадку гена загов. И я прилетела сюда исключительно для того, что бы провести серию опытов с пленными солдатами врага и людьми, которых они успели превратить в мутантов. Думаю, мне понадобиться не меньше трех дней.

Бразини по-прежнему молчал, обдумывая услышанное.

– Что вы сказали, доктор? – переспросил он, поперхнувшись, – вам удалось разгадать ген этих ящериц?

– Да, – отрезала Шилла, – он уже проверен и испытан в лабораторных условиях. Ген действует. Но я нуждаюсь в его срочном апробировании на зараженных людях, чтобы попытаться их спасти. И на загах, – в научных целях.

Комендант Плутона молчал несколько минут. Это было на него совсем не похоже. Видимо, известие, которое принесла Шилла, ввело его в ступор. Не каждый день тебе сообщают, что найдено лекарство от неминуемой смерти для тысяч людей.

– Как и когда я смогу попасть в тюремный блок, в котором содержаться пленные заги? – первой нарушила тишину доктор Бристоль.

– Через два часа у вас будет все необходимое для работы, доктор, – сообщил Бразини. – Вы можете оставаться на базе, сколько потребуется. А пока вы с вашими друзьями разместитесь на отдых в блоке «D». Это недалеко от внутренней тюрьмы, где мы содержим пленных загов. Я пришлю к вам ассистента.

– Спасибо за помощь, комендант, – ответила Шилла, слегка наклонив голову.

– А где живут ученые? – поинтересовался Красс, – и как нам их найти?

– Все ученые живут в апартаментах, которые являются частью секретного отделения лаборатории независимого времени, – пространно объяснил внезапно подобревший Бразини. – Это чуть глубже и находится в блоке «S». На двадцать седьмом уровне. Вы увидите их завтра.

Красс не стал спорить, хотя был еще далеко не поздний вечер даже по местному времени.

Спустя короткое время «Невидимые» разместились на отдых в блоке «D», где каждому предоставили по отдельной секции. Шилле, в отличие от бойцов, разрешили уже сегодня заняться своими исследованиями. Бразини часто плевал на все приоритеты, которые устанавливало верховное командование, и устанавливал их сам. Так вышло и на этот раз. Несмотря на предписание как можно быстрее вывезти ученых, он дал возможность Шилле провести серию опытов, и лишь затем разрешил всем вместе покинуть базу. Немного поразмыслив, Алекс согласился с такой программой, – ученые были рядом, под охраной. На первый взгляд, несмотря на опасения руководства, здесь им пока ничего не угрожало. Можно было, и побыть пару дней на Плутоне. Но генерала он все же проинформировал. Услышав о самоуправстве Бразини, Джазз произнес сакраментальное «черт побери, эти звезды», но шум поднимать не стал. Пусть операция немного затянется, но зато пройдет тихо. Это главное.

13
{"b":"30982","o":1}