ЛитМир - Электронная Библиотека

Оказавшись на месте, он подошел к своему кораблю. Личной боевой машиной капитана «Невидимых» был скоростной турбоглиссер «Змея». Он чудом уцелел после того, как на Таймыре столкнулся с челноком одного из последователей секты Наставника, вооруженным оружием луунов. После удара желтыми шарами с неизвестной тогда энергией, челнок был сбит и почти полностью разрушен, а его управляющий биомозг по имени «Зануда» погиб. Спасти его не удалось.

К счастью самого Красс тогда в корабле не было. Он искал следы Наставника в одной из заброшенных штолен, где добывали уголь. И нашел там жертвенное место, где последователи Наставника тайно поклонялись загам. Рассматривая капище, устроенное под землей в одном из скальных проходов штольни, капитан вышел на поверхность немного позже, чем рассчитывал. Это его и спасло. А вот биокомпьютер погиб.

Но Алекс за время службы так привык к своему кораблю, что даже и думать не хотел о том, чтобы окончательно пересесть на новый. Хотя, часто пользовался он и второй своей любимой моделью, – штурмовиком серии «Керн». Это был образец мощного армейского штурмовика, но «заряженный» спецами из лаборатории «Невидимых». Красс пользовался им для выполнения отдельных операций. Иногда даже двумя кораблями сразу. Однако, первым номером всегда оставалась быстроходная и более компактная «Змея». Даже имя биокомпьютеру «Керна» он дал соответствующее: «Зануда-2». И после той злополучной атаки Алекс не отставал от техников, пока они не восстановили ему корабль и не вживили новый биомозг, который получил имя своего предшественника.

Вспомнив о недавнем прошлом, Красс любовно погладил корабль по бронированной обшивке, и, пробравшись внутрь, сел в кресло пилота.

– Как дела «Зануда»? – поздоровался он с биокомпьютером.

– Все системы в норме, – ответил тот, – какие будут приказания?

– Летим в центр ВКР, – проговорил Алекс, – только плавно.

И откинулся на кресле, намереваясь немного подремать. Этим маршрутом он летал уже много раз и ничего интересного за бортом для себя уже не находил. Да и виднелась там только вода, поскольку большая часть пути проходила над океаном.

Вырвавшись из ангара на базе Тамолла «Змея» без происшествий добралась до Африки. Приземлившись спустя час с небольшим в центре ВКР, Алекс с удовольствием ступил на раскаленные солнцем плиты посадочной площадки и полной грудью вдохнул воздух жаркого континента.

Он любил сюда прилетать. Правда, по большей части Красс бывал только в Северной Африке, в центре ВКР, располагавшимся на территории древнего государства Тунис. Но однажды, в самом начале карьеры, когда он был командиром крейсера, судьба занесла его и на южную оконечность континента. Тогда капитан «Невидимых» находился в отпуске и решил посетить шумный карнавал в городке Тхимпхур. Отпуск прошел на славу. У него даже состоялся роман с дикой африканской женщиной по имени Наоми, которую он иногда теперь вспоминал. Но Алекс ни разу больше не бывал в тех краях, хотя Наоми и звала его в гости на следующий карнавал.

Отогнав воспоминания, Красс шагнул в здание центра. Пройдя все необходимые процедуры сканирования, спустя десять минут капитан «Невидимых», оказался в приемной генерала Джазза. До начала совещания оставалось еще несколько минут. Красс признался себе в том, что с тех пор, как генерал, вместо дройда-помощника завел себе секретаршу, Алекс любил приходить на совещания чуть раньше, чтобы перекинуться с ней парой слов.

Секретаршу генерала Джаза звали Трирху Гоа, – именно так значилось на голограмме, переливавшейся на коротком рукаве ее вполне гражданского платья. Несмотря на молодость и очаровательную внешность, эта девушка хорошо водила штурмовик и метко стреляла из бластера. В таком подразделении как «Невидимые» никогда не держали просто за красивые глаза. Даже секретарш.

Это была миловидная длинноволосая негритянка, которая очень любила носить пестрые платья. Алекс неоднократно видел Трирху в черно-желтом платье, в котором она напоминала ему молодую пантеру. Иногда в красно-черном, и совсем редко в черно-зеленом. Но, какой бы ни была комбинация, в ее нарядах всегда присутствовал черный цвет, словно в подтверждение ее любви к черной Африке.

Сейчас Трирху что-то увлеченно набирала одним пальцем на миниатюрной клавиатуре лежавшего перед ней микрокомпьютера. Клавиатура представляла собой просто сенсорную панель. Стоило Трирху коснуться ее, и компьютер считывал нужный символ из памяти человека. Поэтому Трирху просто думала, а информация возникала перед ней на экране.

– Добрый день, Трирху, – поздоровался Красс.

– Здравствуйте, капитан, – ответила девушка, отрываясь на секунду от работы. Ее лицо озарила белозубая улыбка.

– Как поживает наш генерал? – осведомился Красс, – он уже на месте?

– Хорошо, – подтвердила Трирху, – генерал в своем кабинете и ждет вас.

Алекс отметил, что с момента их первого знакомства, девушка стала гораздо разговорчивее. Раньше из нее было не вытянуть больше, чем «Да» и «Нет». Но теперь она освоилась в подразделении, и природная скромность отошла на второй план.

– А вы как поживаете? – спросил Красс, не двигаясь с места.

Но неожиданно вместо Трирху ответил другой женский голос.

– Я смотрю, капитан Красс, вы совсем не торопитесь на совещание?

Алекс обернулся. Это был Шилла Бристоль собственной персоной. Начальник лаборатории «Невидимых», с которой у Алекса уже давно развивался роман. Но, принимая во внимание гордый характер рыжеволосой красотки, роман то затухал, то снова разгорался.

«Черт побери, – мысленно сказал Красс, – только соберешься невинно пококетничать с секретаршей и тут на тебе». Но вслух, само собой, этого не сказал.

– Я только что прибыл, – стал оправдываться Красс, – и как раз собирался войти в кабинет.

– Так что же вам мешает? – саркастически поинтересовалась Шилла, тряхнув львиной гривой и скользнув взглядом по Трирху. Секретарша предусмотрительно опустила глаза и снова погрузилась в работу.

– Да…собственно ничего, – пробормотал Красс и открыл дверь в кабинет, пропуская Шиллу вперед.

Молодая женщина повела плечами и прошла в кабинет генерала. Красс вошел за ней, бросив косой взгляд на Трирху, которая улыбалась им вслед. Перманентный роман между капитаном «Невидимых» и начальником секретной лаборатории не был ни для кого секретом, как и периодические желания Красса пофлиртовать на стороне. Проблема была только в том, что Алекс еще не определился, насколько серьезно он относится к Шилле. Хотя ловил себя на мысли, что последние месяцы думает о ней все больше.

Оказавшись в кабинете, Алекс окинул его привычным взглядом. Он бывал здесь постоянно на протяжении многих лет и, похоже, здесь мало что менялось. Джазз был постоянен в своих пристрастиях. Длинный дубовый стол, уютные кресла с антигравитационными приставками вокруг, мягкие диваны у входной двери и огромная карта звездного неба на стене. Несколько чучел красных ящериц с планеты «Зуллоус», которых Макс, фанатичный охотник, когда-то подарил Джаззу.

В помещении ярко горел свет, – это означало что, генерал пребывал в рабочем настроении, или даже в боевом. В кабинете Джазза была смонтирована система освещения, зависевшая от его настроения. Она делала освещение то ярче, то глуше, стоило генералу развеселиться или загрустить.

Сейчас Джазз стоял у окна и разминал в руке свою знаменитую сигару. Обернувшись на звук, генерал сверкнул своим единственным глазом, – второй, потерянный в боях с гарварийцам, закрывала черная повязка, – и кивнул вошедшим.

– Приветствую, генерал, – отрапортовал Алекс, – капитан Красс по вашему приказанию прибыл на срочное совещание.

– Здравствуйте, генерал, – более сухо поздоровалась Шилла Бристоль.

– Садитесь, – указал Джазз на кресла с антигравитационной приставкой, зависшие в ожидании посетителей на высоте полуметра от пола.

Алексу бросилась в глаза нарочитая серьезность доктора Бристоль, но он связал это не со своим поведением. Шилла часто вела себя так в последнее время. Ему показалось, что после смерти Зигмунда Карэ Шилла очень долго приходила в себя. Ведь доктор был ее учителем и научным руководителем. Под его началом она делала первые шаги. И ее внезапный карьерный рост, был напрямую связан с его внезапным уходом. Может быть, она считала, что ей просто повезло. И винила себя в смерти Зигмунда Карэ. Красс постоянно пытался переубедить ее в этом. Но, к счастью, дел у начальника лаборатории секретного подразделения «Невидимых» было не мало. Скучать некогда. И Шилла, мало помалу, приходила в себя.

7
{"b":"30982","o":1}