ЛитМир - Электронная Библиотека

На гитаре я играл, вроде бы, неплохо, но на рояле лучше, в моё обучение сии предметы входили. Песню я прослушал пять раз, затем она заставила меня писать текст, и, после того как поставила удовлетворительную оценку моей памяти, мы сели учить ноты. Затем мы обсуждали Сэмюеля Кольта, она и его не обошла своим вниманием, материальное положение американского оружейника то же было пока не ахти какое, его изобретение пока не оценили. Информацию, где его искать в этом году и начале следующего она дала помесячно. Потом призналась, что стихи Пушкина любит, а о Дантесе вычитала в последний месяц массу нелестного. По сему она заявила, что смерть француза включает в договор. На это я ответил, что для скорого исполнения данного пункта у меня пока нет исполнителей, а меня самого в Европу она не отпускает. Но в данном случае, я склонялся к тому, что план мог и сработать, так как основой сего изящного плана было письмо. Я согласился, но вот чего она потребует в следующий раз? Вырвать свою печень, чтобы показать ей цвет моей крови? На этой грустной ноте сон окончился.

14-го сентября посетил Успенский Бахчисарайский скит, а в дороге выяснил, что в свите имеется гитара, кою я, на время, и взял взаймы, у её хозяина. Пока я играл лишь ноты, слова, записанные в утро после сна, пока покоились в отдельной тетради. Гитара, кстати, оказалась ни одна. и в свите уже играли мелодию барда из будущего, этак они и авторство себе приписать могут! моя печень, это я ей торгую. а не эти подхалимы! Украсть хотите, а вот х…н вам! После этого моего решения я не откладывая в долгий ящик сыграл в имении Воронцова о том, что не сольются никогда зимы долгие и лета. Успех «Женщины в окне» был полным, за вечер я сыграл её на бис восемь раз. Пришлось отдать в свиту слова и ноты, с коих, тут же, изготовили копии, а оригинал где-то затерялся. Искать любителя сувениров я не стал, со смехом изготовив ещё один экземпляр. Позже я услышал слухи о том, что один предприимчивый писарь за дорогу продал в городах три якобы оригинала по 500 рублей каждый! Поздравляли не только меня, но Василия Андреевича, коему всецело приписывали мой успех на поэтическом поприще. Но моя обструкция рассыпалась, как дым, ибо посмертная слава поэтов была поболее, чем у царей, сейчас локти кусали как раз те, кто чаще всех отказывал Пушкину в доме.

17-го сентября, в местечке Ялта, которое отец своим утренним указом возвёл в статус города, я спел несколько раз при большом стечении народа давешнюю песню. Песню приняли восторженно!

20-го сентября мы покинули сей гостеприимный полуостров на пароходе «Полярная Звезда». Хотя пароход, это одно название, ибо кроме паровой установки присутствовал парус, который больше мешал, нежели помогал. Вечером мы посетили крепость Анапу. Посетили бастион, побывали в госпитале. Двум солдатам отец вручил Георгиевские кресты, остальных одарил серебряным рублём. Должен признать, что Анапский порт плох в судоходном отношении, много каменных банок, суда с трудом подходят к пристани, поэтому грузы на берег доставляют с помощью фелюг.

21-го мы прибыли в Геленджикское укрепление. На следующий день должен был быть смотр войск, но предприятие сие оказалось под угрозой из-за сильного Норд-оста. Ветер раскидал палатки и оружейные козлы, а так же вызвал пожар в бунтах провиантного магазина. Геленджик окутал едкий дым, а огонь, почуяв поживу, стал подбираться к пороховому погребу. Но, на счастье, к девяти утра из склада успели вынести все бочонки с порохом и ящики с патронами, а к 11-ти утра пожар был потушен. Мы с отцом, наконец отправились в лагерь к войскам, ветер дул солдатам в лицо, почти валя с ног, но они безропотно и мужественно брали «на караул», левой держа ружья, а правой придерживая фуражки. Палатка на весь лагерь теперь была одна, её поставили сто казаков, они же её и удерживали своим весом от печальной судьбы товарок. Солдаты произвели на отца хорошее впечатление, как и он на них, ветер не стал преградой.

22-го сентября мы на лодке азовских казаков и под нескончаемое «ура», отправились на борт «Полярной Звезды».

25-го сентября мы расстались с отцом, мы на «Звезде» поплыли на север, а отец на «Колхиде» на юг к грузинскому побережью. В порту меня настигла ожидаемая весть от Арсеньева, тот предусмотрительно остался в Севастополе, лишь убедил Лазарева разослать гонцов с посланиями для меня по маршруту. Его посланец прибыл лишь на час раньше нашего судна. Тепло расставшись с матерью и сестрой и, обещая вскоре присоединиться к ним, я приказал капитану следовать до Севастополя. Прибыв в Город-порт я встретился с Горчаковым, коего нашёл полезным приобретением к моей свите и дал ему необходимые инструкции и средства. На последнюю тайную вечерю перед отплытием я пригласил и адмирала Лазарева. Спев сему малому литературному клубу уже широко известную песню, я поклялся адмиралу не позднее конца десятилетия дать подержаться за щит на воротах порты, но взамен выбил у него пароход и самую отчаянную и преданную команду для миссии князя. Перед отплытием я вручил Горчакову запечатанный конверт и шепнул на ухо кому во Франции его следует передать. Ну что же, будем надеяться, что первый пункт договора с взбалмошной любительницей стихов великого поэта я выполнил.

Глава 6

РИ. РФ.
Октябрь 2001.

Рвусь, знаете ли, теперь по выходным на дачу, типа трудовой энтузиазм проявлять. Конечно, пыл этот стал родителям зело подозрителен, но… По большому счёту, для современного подростка желание поработать на даче бзик не слишком уж и экстремальный. Домик, где укрыться от непогоды есть? Есть. Еда, какая-никакая? Тоже имеется. Сотовый, для проверки связи в кармане, а там хоть трава не расти. Мать, правда, проговорилась, выдав, что она думает о моих поездках. Мнится ей, что я мальчиков туда вожу. Ну и прочла, как водиться, лекцию по половой гигиене, вручила упаковку резинок и вперёд детка, вспахивай приподнятую целину. Она, конечно, женщина продвинутая, в некоторых вопросах, а в других старомодная. Поэтому предупредила сразу, чтобы групповых блядок не устраивали. В общем, езжу я туда одна, что бы там родители не воображали, но и огород рыхлить, или ветки подрезать, нет уж, увольте. Забор высокий имеется, чтобы соседи не видели, зарываю мелочь и вперёд с металлоискателем наперерез.

Металлоискатель у меня, современник мамонта, купленный на радиобарахолке под тургеневским мостом, «Стрех» называется. Нет, работать с ним на объектах я не буду, а вот для тренировки 150 баксов выкинуть не жалко. Наверх, кстати, хожу часто, к Светке, у неё отец раньше, до того как в строительный бизнес удариться, географию и кружок туристический в нашей школе вёл. Советы даёт правильные, помогают. Кроме того записалась в две секции, по 50 гринов в месяц в каждой, система Кадочникова и стрельба. Отец отнёсся к этой ежемесячной дойке безропотно, современному подростку женского пола, по его мнению, самооборона стопроцентно не помешает. Мама сначала вскинулась, но затем, найдя у меня в комнате заранее подкинутые на стол диски с Ларой Крофт, сразу успокоилась и решила, что дитяте игра в супервумен скоро надоест. Мол, перебеситься наша юная Анджелина Джоли, как только нового идола для подражания найдёт. В общем, отрабатываю вариант «найти и остаться в живых». Кладоискательство, согласно инету, это профессия большого риска, сразу в списке за древнейшей профессией и моряками-подводниками. Теперь ищу контакт в Москве по старому золотишку и способы добраться в первопрестольную, минуя самолёт и поезд. Самолёт, потому как шмонает госконтроль, особенно после башен-близнецов, а поезд, потому что шмонает рэкет, на участке, близ Ростова. Блокируют выбранный вагон, чистят по-быстрому, а затем дёргают стоп-кран и уходят на авто. Искать бесполезно, потому как, кроме пассажиров, все в доле. Так что не отказалась бы я пожить в объятьях старины глубокой у цесаревича, там, наверное, заморочек поменьше. Да, благодать там, пастораль, но приходиться жить в этом г…е. где лестница наверх, даже на одну ступень, закалена кидалом ближнего своего и омыта слезами и кровью.

11
{"b":"30985","o":1}