ЛитМир - Электронная Библиотека

Я добежала до перекрёстка, уняла дыхание и села в заранее проплаченное такси, протянула водителю 50 баксов попросив мигом доставить на «Павелецкую». Обрадованный водила домчал быстрее ветра. Доехали нормально, пару раз его вызывали по рации, но он не дёргался, поэтому баллончики использовать не пришлось. Пару остановок на метро, потом опять такси, теперь до «Лужников». Шапка с эмблемой и наклейки уже давно почили к тому времени в урне. Вышла, поймала носильщика, протянула ему адрес магазинчика и полтинник, чтобы довёл и подождал. Доброжелательная кореянка, а может китаянка, неплохо лопотавшая по-русски, уже подготовила весь список заказанного утром товара, взяла доллары, проверяла их, улыбнулась мне и стала складывать покупки в сумку. Баул получился увесистым, я вышла, дала носильщику сотню и бумажку с номером краснодарского автобуса и его месторасположением. Паренёк споро погрузил баул на тачку, бросил мне «не отставать» и опять ринулся в толпу с криком «ноги, ноги!». Он разрезал до этого монолитную толпу, подобно ледоколу, а я бежала в его фарватере, по пути выбросив пакет из-под чипсов с газовыми баллончиками внутри. Через пятнадцать минут мы были на месте. Водила помог мне устроить груз, я вошла внутрь и в маленьком санузле смыла с рук засохшее мыло и немного расслабилась.

Думала я о приятном, а именно о том, что добыча оказалась ценнее, чем рассчитывала. Две мои монеты достались двум разным коллекционерам-перекупщикам, причём каждый взял бы и вторую, но я в долг не верила, а на предложение пройти домой ни как не реагировала. Так что та что похуже ушла за 8, та что получше за 9. Тот, который заплатил дороже, сунул первым мне свою визитку, сказав, что если есть такая же, но выше классом, то есть совсем без царапин, даст 20 штук, не задумываясь. Остальные, тут же напихали мне кучу номеров телефонов. Добрые дяди, но ведь кто-то же из них и стукнул, тем троим, за процент, ясное дело. Так что с визитками лучше не связываться, эти трое будут злы и хозяев телефонов убедят поделиться сведениями о следующей встрече.

Домой прибыла без осложнений, на «Вишнякова» поймала тачку и позвонила домой, так что из машины эту тяжесть пёр уже отец, бурча по дороге. Мол, не для того он крутиться, гранты получает, и нерадивых к знаниям студентов заставляет делиться с ним портретами американских президентов, чтобы родная дочь из себя челнока изображала. Для родителей у меня была версия, что основные деньги дали подруги в долг, за часть товара. Прибыль же я вроде как намереваюсь получить со старших классов. История прокатила, даже проверку устраивать не стали, а то, как намучилась делать себе на каникулах мнимый поход сотоварищи. Вот и родимый инет, любимый Рамблер. Ага, так я и думала, у того, который взял за 9 штук есть свой сайт. А в нём ссылки, на друзей, вот их мы сейчас и напряжём. Берём мобилу, ту, что с рук куплена, первый промах, а вот второй заинтересовался. Перезвонила через полчаса, когда он на сайте на монеты налюбовался. Вроде как выразил согласие взять пять монет за 120, но перед этим проверка на подлинность, за мой счёт – 600 баксов. У-у! Какие пошли люди недоверчивые, а, главное, жадные. Договорились через четыре недели возле антикварного, где есть прибор встретиться.

Альтернативная История. Российская Империя.
Февраль 1838.

О Русь, страна ты азиатская, как много сделал отец, чтобы армия твоя работала лишь на него, и лишь с помощью его дубовых германских опричников, которым он, зато, всецело доверял. Вчера пришлось дать фон Сименсу титул барона, намного раньше оговоренного. Юноша, странно правда так называть ровесника, да ещё почти на год тебя старше, в общем, Сименс выбрал правильную сторону, он верно посчитал, что щедрому сюзерену изменять негоже.

Значение телеграфа, кстати, мятежники оценили высоко, именно поэтому попытались склонить его начальника на свою сторону. А с кем им ещё говорить, не с Клейнмихелем же, тот удрал в свои поместья и носа оттуда не кажет, знает сволочь, что вор. Но его трогать не стал, вор он пока мелковатый, это он с Николаевской железной дороги в 40-х годах умудрился огромный гешефт снять. Подрядчики ему отстёгивали по 600000 рублей в год серебром. А пока он воровал по-божески, так что бог ему судья, в отставку и с глаз долой. Да и всех своих подельников честно заложил, да ещё до кучи тех о ком знал, что берут, и берут много. В общем, бюрократы-иностранцы, сиречь немцы, получили из пруссии послание, недвусмысленно намекающее на то, чтобы я повторил судьбу деда.

Сименс примчался ко мне с этой новостью, когда я отдыхал от трудов праведных. В который раз уже перечитывая неспешно французскую газету со статьёй о зверском убийстве при ограблении особняка опального русского барона Геккерна, его приёмного сына-любовника, а так же всех домочадцев. Молодец старик Тайлеран, одной ногой в могиле, а нос по ветру держит и намёки понимает с полуслова. Возбуждённого Сименса я выслушал и успокоил, приказал на вербовку соглашаться, во дворец пока не приходить, записки передавать мне через одного из слуг – агентов 3-го отделения.

Да, тут четырьмя пушками не обойтись, к счастью вариант считался возможным, и практические меры по профилактике подобных инцендентов уже принимались. Елена предложила название «минное поле» и я согласился, что сие похоже. Руководил организацией работ один из помощников генерала Шильдера, маскировалась вся система под освещение парка. Это, на первый взгляд декоративное творение, где несколько десятков газовых фонарей зажигались разом электрическим импульсом. Вскоре, как только мастерские сделают что-то похожее на электрическую лампочку, пусть даже по очень высокой цене, я намеривался освещать ночью весь парк. Вот только проводов было два, а рубильник второго провода находился в опочивальне. К вечеру из разрозненных фактов план заговора стал вчерне понятен, я даже решил помочь заговорщикам, пригласив всю мою ближайшую свиту на поздний ужин-совещание. Повод выбрал вызывающий, дарование Марии Ермоловой титула графини, за заслуги перед отечеством. Как стало известно, противнику удалось перетянуть на свою сторону трёх полковников, но только их самих, своим войскамони не доверяли полностью, посему они смогли лишь увести полки с пути заговорщиков. Набрать враги смогли чуть более трёх тысяч человек, но это были вояки опытные. Раз уж смогли подойти к зимнему дворцу, то отступать им было грех, тем более огонь по ним вели не более сотни ружей. На самом деле их было пятьдесят, всех отобрали добровольно, я попросил умереть их за отечество и за меня, пообещав позаботиться о родных. Они продержались достаточно, чтобы собрать на минном поле достаточную людскую массу, вне его осталось менее тысячи.

В кабинете, кроме нас, находился лишь молоденький полковой трубач, по моему сигналу труба заиграла, а соратники, как и было заранее оговорено, легли на пол и закрыли головы руками, то же самое происходило сейчас по всему дворцу. Доиграв, наш молодец подошёл к шторке, отодвинул её и дёрнул за рычаг. В это время во всех горящих фонарях открылась заслонка и, пропитанный порохом, шнур зажёгся от огня фонаря. Дальше огонёк побежал вниз по столбу, к его основанию, обложенному камнями. То есть после рывка за рычаг у трубача было, как минимум пять секунд, чтобы успеть лечь, но он лишь стоял и тупо смотрел на рычаг, не понимая, почему не было обещанного взрыва. На мой крик он, наконец, обернулся, и даже стал выполнять приказ, но не успел. Так он и остался в моей памяти молодым и глупым, упавши вниз лишь когда кусок стекла впился ему в горло. Как ни странно, эта потеря была для нас в тот день единственной. Пять сотен врагов, которые были не ранены, и в состоянии сражаться, были оглушены и напуганы, а также потеряли всякое желание воевать, позволив повязать себя трём сотням осетин.

Пленных отправляли прямиком в третье отделение, не ходячих добивали, нам нужны были крепкие рабочие руки на постройке железной дороги. Ведомые заранее отданными приказами уходили в ночь, в окружении полусотен эскорта, члены моей свиты. Я же, утомлённый подготовкой и ожиданием, уснул на отцовской походной кровати, приказав будить меня лишь при повторном штурме. Государственный механизм, если он запущен и смазан, позволяет моим помощникам обходиться и без меня, очень удобная система, умные люди её придумали, а в будущем отшлифовали.

22
{"b":"30985","o":1}