ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Черная карта судьбы
Призрак Канта
Не смогу жить без тебя
Академия невест. Последний отбор
Парадокс страсти. Она его любит, а он ее нет
Девушка из тихого омута
#подчинюсь
Как стать организованным? Личная эффективность для студентов
Де Бюсси

Я сказал дяде, что сегодня взоры тех. кто со мной устремлены на Царьград, но преграда между Стамбулом и нами, это те, кто сегодня близорук. За мнимым благолепием их мыслей могут скрываться будущие поражения державы, кою мне даровано богом вести за собой.

Глава 11

РИ. РФ.
Март 2002.

Курица не птица, а Крым не заграница. Посудите сами, разве может быть за кордоном нашей родины такой оазис словесности, просто заповедник русского мата, где редкие «факи» слышаться, как междометья. Я стояла на возвышении парома и слушала доносящиеся снизу перлы украинской команды, высматривая, чтобы парочка моих ребят внизу не ввязалась в перебранку.

Но начнём по порядку, сначала о монетах. Эти жёлтые кругляшки я сбыла почти по первоначальному сценарию. Основная поправка заключалась в том, что я завела себе охрану. Где вы думаете в наше время можно заиметь охрану достаточно преданную и, в перспективе, верную? Оказывается такую можно купить. Есть у нас в городе такое агентство, которое набирает наилучшие кадры из вернувшихся с горячих точек армейских, ушедших на гражданку, обучает их достаточно хорошо и для студентов дёшево, но с последующим трёхлетним контрактом, который легко может перепродать. Парни, которых предложили перекупить мне, обошлись по пять штук отступных зеленью за брата. Нормальные ребята, разведвзвод, живут у родичей в станице, вблизи Краснодара. С армией расстались не по своей вине, случайно. Шли бойцы мимо чеченского села и узнали в одном из строителей-чернорабочих, которые втроём восстанавливали двухэтажный коттедж, духа. Отряд чеченцев схлестнулся с нашими ночью. Отстали от группы, предупредив командира, вернулись и забили всех троих сапёрными лопатами.

Вроде и на отшибе всё было, а кто-то не только стукнул, но и умудрился снять издалека на видео, как приходили и уходили. Командование замяло, благо лиц разглядеть с ракурса съёмки не смогли, перевело стрелки на одетых в форму боевиков. В общем «ушли» ребят по-тихому, пришив медицинскую статью. Затем гражданка, месяц пьянок, новых и старых подружек, на одной из посиделок бывший однокашник дал им наколку на агентство. В общем, за тот год, что прошёл с дембеля, их боевые уже давно рассосались, и ребята были довольны, когда я объявила им, что к обязательной по контракту полутысячи баксов буду давать премии. Обещала, что в первый месяц по полштуки, затем минимум полторы. Парням словосочетание «плюс доплата за нестандартные ситуации» понравилось. Надоело им, почти за год, охранять одного пацанёнка. Сына одного богатого армянина, владельца местной мебельной фабрики «СБС». И вроде, что такое, шпендик, двенадцатилетний оболтус, но с гонором и выдумкой, основным занятием которого было просаживать отцовские денежки с друзьями в игровых автоматах. Так что переменам были рады, а увеличению денежного довольствия тем паче.

А с этим хмырём в Москве тоже расторговались мирно. Я чуть изменила сценарий, и заполучила на утро одну из комнат для деловых переговоров в московском отделении «Югбанка». Передавала в руки покупателю монеты по одной, затем забирала, всякий раз дожидаясь, как тот квохчет над очередным раритетом. Одну монету, по его выбору, отдала одному из моих ребят. Тот с помощником клиента отправился в местный нумизматический аукцион, и заплатил 600 гринов за срочную проверку. Через два часа позвонил довольный помощник и покупатель, Виктор Иванович, попросил мой номер счёта. Отец, когда я его, тихой осадой, заставляла открывать счёт в «Югбанке», что всякие новомодные веяния не признаёт, так что или «Сбербанк» или золото в огороде. В общем, к обеду деньги были переведены, после чего я отдала оставшиеся монеты и осталась с Виктором Ивановичем тет-а-тет, разложив перед ним фото остального клада. Рассмотрел всё через лупу, спросил про условия хранения раритетов за прошедшие века. Сделал три звонка, я так поняла, что постоянным покупателям, и предложил пол-лимона за всё, оптом.

Ясно, что это пиратская дешёвка, но пока рыпаться не стоило, и я согласилась. Правда поставила условия, что деньги сейчас, а самовывоз из Краснодара его транспортом. Несколько звонков, с его стороны, ещё полштуки баксов, за наём комнаты для переговоров до конца дня, с моей стороны. Клиенты перевели предоплату, которую Виктор Иванович к четырём дня успел перевести на мой счёт. Он оказался так же совладельцем липового издательства на липовых аллеях Лихтенштейна, и, к концу дня у меня на руках уже был документ, подтверждающий перевод 620 тысяч долларов моему отцу, как гонорар за книгу. После этого я передала покупателю копию ключа от дачи и объяснила где искать. Виктор Иванович посмеялся моей наглости и мы расстались, правда, с довеском весом в центнер. Все сто килограмм «довеска» состояли из литых мускулов и хищного взгляда. Был он молчун редкостный, и расстался с нами когда транспортная группа покупателя проверила товар и дала отбой. Мои мальчики признались, что этот товарищ сделал бы их одной левой, что в спаринге, что в зелёнке, так что к его хозяину я прониклась ещё большим уважением.

Прибыв в город, слазила к предку в шкаф и, сдув пыль, с дискеты, отправила на мыло в Лихтенштейн одну из старых работ отца, чистую теорию, кою, по его словам, он бросил возделывать ещё в 1995 году, перейдя к более реально-хлебным и практически воплотимым идеям по созданию кристаллов с заданными свойствами. На следующий день мы с отцом и ребятами сходили в банк, где моя охрана открыла счета, а папочка перевёл им на карточки по 30 штук, вроде как за охрану. Забыла сказать, но при договоре с агентством, я использовала реквизиты и подпись отца. Хотя, по большому счёту, их там это не сильно и интересовала, главное чтобы зелёные банкноты прошли проверку на подлинность. В общем, сбитому с толку отцу я сообщила, что продала, с выгодой, его заплесневелый теоретический труд, поэтому считаю, что он может со счёта брать, без спроса, только сотню. Ребятам тут же пояснила, что из тридцатника на карточках каждый из них может использовать по собственному желанию только пять. Остальные будете проплачивать за меня.

В общем, в школу я пошла лишь в среду, а в пятницу двое моих охламонов притащили на буксире ещё двоих парней из своей родимой станицы Новотитаровской. С пустыми глазами, пустыми карманами, и руками, привыкшими сжимать автомат. Расспрашивала своих с пристрастием о том, кто из них словил косяк и проболтался о гонорарах. Мои сначала отнекивались, но постепенно я их раскрутила на правду. Угроза отобрать карточки, если не перестанут врать, возымела действие. Один из моих признался своему дядьке, позавчера, что скоро сможет, наверное, купить хату. Дядька его, сопоставив предыдущую информацию о смене работы, и сразу же возможной покупкой жилья понял всё по-своему и, в принципе, верно. В общем, пара его близнецов угодила в каталажку. Вернулись из армии, служили под Гудермесом. Двухнедельный загул, боевые деньги задерживают, а тут подкинул знакомый халтурку. Помогли ему на машине вывести металлолом с полей, по сотне гринов на брата. Через неделю, ещё один завоз, 600 на двоих. Вот только у второго груза хозяин отыскался, посадили родимых, пришлось их отцу пасеку срочно продавать, и то хватило только-только, потому, что через знакомых.

Вышли они за порог тюрьмы, не просидев и месяца, слегка отощалые, и с записью условной. В агентство по примеру родичей, например, с такой ксивой путь уже заказан. В общем, Кирилл и Борис, а так зовут моих первых оболтусов, поддались уговорам родни. Новичков звали Семён и Антон, различать можно было только по шраму на лице. Оплату пообещала в начале такую же, как первым охранникам, но неофициально полностью и предупредила, что если придётся брать на себя статью, то сидеть придётся одному из них. Ребята посмурнели, но отнеслись с пониманием, тюрьма она с людей не только килограммы, но и лишнюю спесь сбивает, приходит понимание, что пирожок в рот тебе ни кто просто так не положит. Вот сейчас я на каникулах и еду в турпоездку в Крым, с официальной дружиной и с одним из дружины не официальной. Один из близнецов, Антон, у которого шрам на подбородке, уже в лагере тамошних археологов и успешно косит под бомжа. Копаются они там знатно, напали на жилу ми холод им не помеха. И вот, три дня назад, пришла, наконец, SMS-ка, с условленной фразой «докопались». Это значит, что золото найдут в течение пары дней. Я срочно подобрала в школе хвосты, добрав оценок, достаточных для выставки четвертных, и заболела до весенних каникул.

24
{"b":"30985","o":1}