ЛитМир - Электронная Библиотека

Австрияк ворчал, но, посчитав сумму за первый месяц, удивлённо заметил, что строить железную дорогу в России намного прибыльней, чем её эксплуатировать. Те, кого я разрешал подбирать Сименсу, могли оказаться полезней для меня и для страны живыми, нежели в виде хладных тел. В основном это были боевые офицеры, кои при случае выстрелят мне в спину, но и от грохота английских пушек не побегут. Много среди них было и флотских, коим предстояло отправиться к далёким землям под Андреевским флагом из русского порта Царьград.

Если выживут.

Глава 12

РИ. РФ.
Апрель 2002.

«Це-Ментовоз», может вы знаете этот анекдот? Вот украинский ментовоз в нашем исполнении был подозрителен, так как клепали мы его наспех. Знаете, как в самостийной называют гаишников службу? «ДАИ». Честные люди название придумывали, прямо в трёх буквах заложив самую суть. В общем, поставили мы авто чуть сбоку, в лесопосадке, на гравийке, я в нём осталась и Сёма на месте водителя. Стёкла тонированные, нас не видно, а Кирилл с Борисом палочками машут, движения отрабатывают. Антон остался на автовокзале, предупредить, если этот археолог на автобусе не поедет. Нет, это надо же придумать, для маскировки повезти 10 кило золота в древних украшениях, на междугороднем автобусе! Самой не вериться до сих пор.

Ничего, скоро проверим, вот он наш автобус показался из-за поворота, Кирилл взмахнул волшебной палочкой, и громадина медленно остановилась, прижавшись к обочине. Передняя дверь стала неспешно открываться и, в ещё небольшую щель, Киря выстрелил из газовика паралитиком, проворно отпрыгнув, а затем и отбежав на несколько метров. Подождав пару минут, и надев респиратор, он прошёл к семнадцатому месту и сличил лицо с описаниями Антона. Он вытащил из под ног клиента тяжёлую картонную коробку, затем с полки над пассажирами сумку с бумагами и видеокассетами. Наскоро проверил и направился к нашей машине, передав коробку мне через опустившееся стекло, а сумку бросив в багажник. Я осторожно отодрала скотч и освободила от мягких тряпок старинную золотую диадему, не слушая восхищённый мат парней, раскрыла ещё парочку украшений, а затем бросила псевдо ДАИшнику короткое: «Заканчивайте». Он поднялся в автобус, прошёл к семнадцатому креслу и сделал археологу укол одной дрянью, что обошлась мне по 100 долларов за ампулу. Пару дней он забудет гарантированно, пару месяцев в одном случае из десяти, вероятность стать полным идиотом у него равняется одному проценту. Такой же укол получил водитель автобуса, что делать, господа, золото вещь опасная.

Кирилл вышел, а Борис, до этого контролировавший обстановку, выстрелил ещё раз в салон из газовика, затем они быстро направились к машине. Уезжали спокойно, не торопясь, перекрашенную машину подогнали к спящему в зарослях хозяину, посадили его на водительское место и истратили на него последнюю ампулу. Археологи до телефона доберутся не ранее чем через пару дней, Антон устроил на дороге камнепад, а у рации их вышли из строя батареи. Проще было успокоить всех навеки, но так изящней, меньше вони, и украшения как бы чистые, без крови на них. Археологи, это не бомжи, там парочка с мировым именем, они наоборот очухавшись этим цацкам рекламу сделают, вот только доказать будет проблематично, ни золота у них нет, ни фотографий. На паром успели, приехали даже за час до отхода, сунула Антону коробку с золотом, пять тысяч гринов и отправила его искать перевозчика. Этот канал я нашла через Таньку, у её старшей сестры муж таможенник в пятом поколении, а отец его крупная шишка в краевом масштабе. Пара звонков, согласие извозчика и 10 штук зелени этому муженьку и он дал мне номер мобилы.

При выходе на Российский берег коробку Антону вручил знакомый уже ему мужик, а так же остаток денег. Что там у нас в сумке было, его не интересовало ни капельки, до пятидесяти килограмм у этих ребят была твёрдая такса, они знали, кто я и в случае моего на них стука без слов завалили бы. Отдав коробку, и взяв вторую половину денег, он буркнул на прощание: «Привет Михалычу», и скрылся в недрах парома. В такси я проверила коробку, всё было на месте, её не раскрывали, в общем, доверяй, но проверяй.

Через пару дней позвонила Виктору Ивановичу и скинула ему на мыло фото нового приобретения. Предложенные два с половиной лимона меня устроили, номерной счёт в Лихтенштейне, это надёжно. Правда янки после сентябрьской встряски и окружающие европейские соседи бузят, обзывают маленьких «Банковской прачечной». По мне хоть «кондитерской» пусть называют, лишь бы работать не мешали. За товаром Виктор Иванович пожаловал на сей раз сам, проплатил на месте, дав команду о переводе денег, как только убедился в подлинности.

Учительница наша, Ирина Анатольевна, ехидно меня пропесочила при моём появлении в школе. Мол, какое счастье, нас опять посетило солнышко наше ясное, аж на два дня себе каникулы продлило, и справку с новенькой печатью от врачей принесла. А болезнь у тебя какая? Не «Острое респираторное воспаление хитрости»? Класс от её шуток был в отпаде, пришлось ей цепочку золотую турецкую купить, пока окончательно не заклевала.

Что делать с такими деньгами я пока представляю слабо, хотя мысли за неделю появились. Ребята пока гуляют, обмывая ордера, новичкам по двушке, старичкам по трёшке, да на отца и мать по одной записала. Вот на этих двух квартирках я и развернулась. Фирма «ОКей компьютерс», наверное, благодаря мне за месяц выполнила квартальный план по продажам техники. Но он и «Сотел» после дружно проклинали меня за то что сманила к себе их лучших ребят из техотдела. Но три штуки баксов они им почему-то отказывались, а когда попробовали наехать их же собственные парни пообещали такой шухер во внутренних сетях, что чиниться и восстанавливать будет нечего. В общем, можно сказать отпустили с миром, благо я на день для объяснений с ихней крышей выпросила у Виктора Ивановича пяток его людоедов. Специально под это дело, и по просьбам новичков, организовала на документы матери благотворительный фонд «Озеленители Кубани». Теперь у моих техников есть официальная зарплата 5000 рублей. Ну не может наш человек без трудовой книжки, перестаёт он себя уважать без неё!

Задача у новичков была простая, они лепили жучки и отслеживали перемещения всех моих подружек и знакомых, учителей, родителей. А что делать? Ну, мечта у меня такая с голодного бедного детства, узнавать сплетни самой первой. Один из мастеров из-под тургеневского моста ушёл, место бросил, сидит теперь во второй квартире и жучки клепает, завхозом в фонд его определила.

Зажралась я, деньги шальные малолетке в голову ударили. Переклинило что-то в голове, решила, раз бабки есть, могу гулять только с теми парнями, у родаков которых не меньше моего капусты насолено. В общем, есть у нас в «Б» классе один Баран. Отец главный военный прокурор по краю, а край-то пограничный, сыночку подарил на прошлое день рождение подъезд в двенадцатиэтажном доме. Вот я и решила, что мне теперешней этот гусь подходит, и начала его обхаживать Ребята увидели мои такое дело, ну и включили в сферу интересов нового фигуранта. Гуляли мы неделя, я уже прикидывала, как буду с девственностью расставаться. Тело хорошее, но мозг здорово подкачал, без денег отцовских не стоит ничего. Да и я хороша, рестораны, ёрши, платила за себя сама, а на вопрос, откуда столько «лавэ», ляпнула, не подумав, что отец продал за границей одну из научных своих книжек. Домой Боря довёз меня аккуратно, промывание и антипохмелин сделали своё дело, и перед родителями я предстала, хоть и поздно, но как огурчик. Звонок сотового разбудил меня в три часа ночи, мне пришлось срочно срываться, и что то на ходу сочиняя сонной матери на счёт проблем в фонде.

У моего Барашка оказался Брат. Нет, что у него есть брат, я и так знала. Но владение парикмахерскими оказалось лишь чем-то вроде «Кубанского Озеленителя» с моей стороны. Брат делал бизнес на похищениях. Мой баран Вовчик у него оказался в наводчиках, за процент, само собой. Не такой он и баран, оказывается, хотя работает ни за деньги, их ему и отец выделяет от пуза, а для адреналина. В общем, брата его старшего, Артура, едва успели на прослушку посадить, он уже с корешами обсуждал план похищения моей матери, я им не сильно приглянулась. Был у Артура надостаток, о нём ещё Вовчик рассказал, любил он быструю езду. Пока они в офисе план обкатывали на стоянке платной под его джипом изгалялся Борис. Вову я оставила в живых, просто ради научного интереса, смогут ли они с матерью отбиться от своры отцовских недоброжелателей. Из четырёх Артуровских подельников трое в беседе с дулами автоматов выказали готовность к содействию, и порезали на ленточки перед видеокамерой четвёртого, доверенное лицо и друга детства покойного. Деньги, два лимона, в качестве гранта, переведены были в мамин благотворительный фонд, а все при сутствующие на встрече по обе стороны стволов получили перевод из лихтенштейна по 50000 на брата. Ребята они были понятливые и Николая Павловича, отца Артура, подстрелили из снайперской винтовки на выходе с морга. В их трудовые я вписала в графу профессия «агрономы».

26
{"b":"30985","o":1}