ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пассажир своей судьбы
Последней главы не будет
Тени сгущаются
Будет больно. История врача, ушедшего из профессии на пике карьеры
Икигай: японское искусство поиска счастья и смысла в повседневной жизни
Когда утонет черепаха
Любовь литовской княжны
Земля живых (сборник)
Невозможное возможно! Как растения помогли учителю из Бронкса сотворить чудо из своих учеников

Горчаков, лично составляющий все бумаги, над инцендентом веселился долго. Узнали мы об этом прошествии через десять часов, из Одессы по телеграфу, а до Одессы через прибрежные черноморские радиомаяки, кои разбросаны через каждые 40 километров по западному берегу. Накладки при связи случаются, дело новое, по сему повторяют на каждом участке по три раза. Чёрное море, оно теперь внутреннее озеро империи, вроде Байкала, но большего военного и торгового значения. Чехи же, словаки и прочие осколки, нам пока даром не нужны, захваченное переварить надо. Они же прислали послов, узнавали моё мнение на счёт их государственного устройства. Люди с пониманием, но как они просили, дать им в цари моего родича, так на это пока отказал. Велел прейти лет через десять, когда подрастёт младший брат Константин, коли не передумают, пусть коронуют его. Он паренёк бойкий, как я узнал из его биографии в том мире, присматривался к греческой короне. Нет, греки уже не отдельная нация, они теперь вроде поляков, губерния. На границе с Венгрией некоторые несознательные личности из Австрии попытались совершать набеги через новую границу, корпус из трёх тысяч ополченцев из Армении пересёк границу в ответ и разграбил и пожёг предполосье.

Возрождаем старину помаленьку, раньше, до завоевания турками, армяне были знатными войнами. После того как стали брать мальцов, в качестве налога в султанскую гвардию, с воинственностью стало плоховато. Теперь же внутреннюю жандармерию в проблемных районах бывшей Османской империи Армянам поручаем смело. А ежели где недовольство открытое, партизаны шалят, то лучше них никто территорию не обглодает, саранча. Даже чеченцы дивятся, так дочиста, говорят, даже мы грабить не можем. Отдай армянам, хоть село, хоть городок, через неделю будет чисто поле, вывезут всё! Не лгу, господом клянусь! Мужиков впрягают в телеги и волокуши, недовольных режут, баб брюхатят, молодь обоего пола насильничают, потом всех продают в Персию. Уже караванную тропу целую протоптали, целая сеть перегона рабов, которых в дороге не обижают, если те бежать не пытаются. Так и называют её «тропа бунтовщиков, ибо по краям стоят виселицы, пустые и нет, которые действуют на пленников умиротворяющее. Ну не хотят некоторые по-людски жить, собственность своих «товариществ» громят, недовольство выражают конфискацией собственности мечетей. Некоторые попадают так же в шахты, кои стараемся захватывать аккуратно.

А то, до чего нам дела нет, и пока не хотим завоёвывать, то разрушаем. Налёт казаков, огонь, вот и весь сказ. Скифы мы, али нет? Потом сами к нам придут, за товаром, коли у них все мануфактуры, порушены, урожай свой будущий принесут, умы лучшие и девы пригожие к нам придут за куском хлеба. Очень, очень многое я перенял у американцев конца двадцатого века того мира. Вообще, там у них разброд, на троне Малютка Скуратов, коего торговые бояре на трон посадили, замаранный краденным войсковым имуществом. Царя временного на трон, а сами злато за кордон. В страну же, опять же за золото, идут отходы страшные, дети после них уродцами рождаются, только в балагане себе на прокорм и заработают. Те кто вообще смогут родится. Уж лучше бы они свой народ на нары загнали, в колхозы-совхозы безвылазно, лучше насиловать население работой, чем продавать здоровье будущих поколений.

Кантонисты радуют, учёба идёт споро, куются новые кадры державы, ибо преподают им науку только вернувшиеся с фронта георгиевские кавалеры. Правда на должность учителей берут в основном тех, кто уже не пригоден к строевой службе, без руки там, или без ноги. Такие воины берутся за костыли и идут к молодым птенцам, чтобы преподать им «науку выживать». Но отроки, раскрыв рты, смотрят им не в ноги деревянные, а на награды. Запоминают не как на костылях правильно скакать надо, а то, что личное дворянство теперь у безногих, пенсион приличный и квартира в доме каменном. На берегу Невы. На жён их смотрят, бывших султанских наложниц.

В Германских княжествах сейчас идёт вербовка самая натуральная, заведует ей, из своего имения, отец барона Сименса. Узнав из его биографии, что от непосильной работы и попыток свести концы с концами, вскоре его сердце не выдюжит, ему насильно прописали щадящий режим, а чтобы не заскучал дали дело. Живёт теперь в отдельной усадьбе при Товариществе пригородном, здоровый воздух, покой. А работа у него проста, прославляет он в немецких газетах имперскую жизнь, убеждает безземельных, что царь даст им землю, вербовочные пункты организовывает. Очень, очень популярно теперь у бюргеров чтение «Писем отца Барона Сименса». Германские судоверфи работают сейчас без перерыва, ибо суда на стапелях уже заранее оплачены, а ещё больше тех готовых, что уже куплены Императором и теперь везут караванами бюргеров вперемешку с русскими крестьянами в Лагос, далее на Мадагаскар, а после в Калифорнию, на Аляску и в Орегон. США нам войну объявило? Объявило, так что на их доктрину Моро мы ответим Романовской доктриной.

Золотой поток из Османской империи ещё ощутим, но уже не таков, как в первые дни войны. И когда он превратится в ручеёк, в реку превратится Клондайк. Так зачем нам лезть в Англию или в Бостон? Мы будем топить их корабли быстрее, чем они будут их строить! Из рейда к берегам Альбиона из трёх ракетных пароходов вернулись два, из пяти лодок лишь одна. На выживших кораблях полно раненых и всего лишь одна ракета, зато корабли в портах восточного побережья Англии можно пересчитать по пальцам одной руки. Пусть строят, пусть лихорадочно вооружают, но… Бесполезно. Уже сейчас Акула-3 отремонтирована в доке и с двумя своими сёстрами под конвоем трёх новеньких ракетоносцев ушла к берегам Франции. Ошибки учтены, а по новой тактике, разработанной Лазаревым, довольно и трёх лодок. Зря, очень зря Лягушатники отказались во времена Наполеона от подлодок, пожалели, видите ли, пол миллиона франков и титул для изобретателя!

С Еленой, в этот раз, разговор получился знатный, ибо, доставленный из-под Каракаса старичок, действительно служил у Боливара денщиком, и хоть малость глуховат теперь, но ума и памяти не растерял. Его воспоминания генеральского быта нагоняют на лицо улыбку, они остроумны и забавны. Передал их Елене все слово в слово. О его популярности у нижних чинов и простого люда, завести равных и церковников, отнюдь не платонической любви к прекрасному полу. И юных красавиц он знавал, и постарше, из тех, кто не прочь сделать на рогах своего благоверного очередную зарубку. Проснувшись, за день переписал на бумагу ответную информацию. На сей раз, это были подробные описания месторождений Аляски, привязки к местности, содержание золота в породе. Старые записи золотой лихорадки 1904-05-го годов. Она отправила за ними на Аляску одного из своих ближних опричников в тамошнюю русскую общину. Историк любитель там нашёлся, причём фанат своего дела, собравший по нужной теме целый архив. За право взять себе с него копии он потребовал не бумажные доллары, кои имеют там хождение, а пуд золотого песку!

Так что большая часть прибывших туда бюргеров и русских крестьян будут старателями, получая 10% от добытого. Кому-то этого покажется мало, он послужит примером для остальных. Нельзя обкрадывать своего любимого царя.

Глава 19

РИ. РФ.
Ноябрь 2002.

Купать меня мои архаровцы благоразумно не стали, тем более через экватор мы не шли на корабле, а летели на Боинге, да большая часть из них сама была здесь впервые. Исключением был дядя Коля, у коего по молодости были загранкомандировки к дружественным африканским режимам с миссией доброй воли в качестве советников. Может быть, кто-то из остальных попутчиков, журналюг или боевиков ОНН тут был, но их прошлое меня особо не интересовало.

Здравствуй, здравствуй, негр губастый! Именно эти слова хотелось мне пропеть, глядя на чёрного, лопающегося от своей важности, таможенника, который, надо признать, кроме своей специфически комичной морды, меня ни чем пока не расстроил. После того, как ему незаметно сунули конверт «на чай» постная физиономия данного индивида расплылась в радостной улыбке, которая лишь усилила отталкивающий эффект его рожи. Но дать команду «в зубы» я не успела, так как этот кадр обрёл второе дыхание, стал летать по залу и дрючить своих подчинённых, которые, по его мнению, задерживали «дорогих гостей». Все формальности были выполнены в рекордно короткие сроки и мы, провожаемые завистливыми взглядами остальной публики, к ожидающим нас машинам. За окном промелькнул город, вроде бы даже красивый, а потов начались портовые постройки. К буйству зелени я привыкла и у себя, вот только многие запахи были внове и мешали сосредоточиться, но океанский ветерок быстро вернул ясность мыслей.

41
{"b":"30985","o":1}