ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вот, мистер Тродат, ваше пристанище и рабочее место на ближайшие два месяца, – сказала женщина. – Вопросы будут?

– Как будто у меня есть выбор!

– Прекрасно. До свидания.

– Спасибо.

– Не стоит. Вы делаете свою работу, а я свою. Если вы свою будете делать плохо, господин Старший Советник свернет вам голову.

– Не сомневаюсь. Слушайте, мы хотели выпить где-нибудь с Мюллером, и вот не вышло… А вы еще и спасли мне жизнь. Позвольте мне пригласить вас на пару кружечек пива.

– Я бы не против, – ответила женщина, – однако, во-первых, я беременна и алкоголь не употребляю, а во-вторых, вам нельзя покидать эту базу.

– Печально… А как ваше имя хотя бы?

– Наташа.

– Вы соврали?

– Конечно, соврала. Выметайтесь из машины.

Уже открыв дверь автомобиля, Тродат сказал женщине:

– Я не ошибся в вас. Потрясающе! Женщина-боевик не пьет алкоголя, потому что беременна, но при этом действует, как Рэмбо.

– Профессор, – улыбнулась женщина, – я думала, это только южные славяне никогда не уходят…

– Вы спасли меня.

– А вы дважды заставили меня выжить.

– Не понимаю.

– К черту! Идите.

– Считайте, я уже ушел, – вздохнул Тродат, – хочу только сказать вам, что типа, в которого вы сегодня стреляли, надо искать.

– Хм, патроны у меня вроде бы боевые…

– Дело не в этом.

– Тогда это уже не моя юрисдикция, – заявила «лиса», – сообщите об этом Советникам. Пусть они думают.

– Пусть думают, – согласился Тродат, – до свидания.

Как только профессор вышел из машины, к нему подошел давешний лейтенант.

– Профессор Тродат? – спросил он.

– Да.

– Пойдемте, я займусь вашим размещением.

* * *
Новосибирск. Здание городской администрации.
Среда, 25 января 2012 г. 14:50.

– Бездари! Придурки! – орал Суворов на вытянувшихся во фрунт перед ним военных и гражданских. – Дилетанты, мать вашу всех растак!

«Орет, значит, уже успокоился, – думал, сидя в кресле и куря сигарету, Струев, – если бы еще был зол, говорил бы спокойным холодным тоном. И, ей-ей, парочку этих головотяпов раскатал бы так, что мало не показалось бы…»

– Перестрелка в городе, один иностранный специалист убит, тудыть вас в качель! – продолжал кричать Суворов. – Опасности подвергалась жизнь другого иностранного специалиста. Убиты двое полицейских, ранены двое гражданских, а подозреваемый скрылся! Если бы не сестренка, которую выдернули из декретного отпуска…

– С пенсии, – встрял Струев.

– Что? – обернулся к нему Суворов.

– С пенсии выдернули.

– Не важно, если бы ее на всякий случай не послали на прикрытие, не сносить вам головы, господа! Кто это сделал и зачем, мать вашу?!

Генерал-лейтенант КГБ кашлянул и заговорил:

– Разрешите доложить, Данила Аркадьевич? – Суворов «разрешил доложить», махнув рукой. – Подозреваемый был серьезно ранен сотрудницей спецподразделения охраны. Затем через 15 минут он был убит полицейскими. Тело его находится в морге. Мы накрыли всю группу диверсантов… Однако относительно мотивов их действий мы, к сожалению, можем строить только предположения. Ясно одно: Винфрид Мюллер им был не нужен.

– Не нужен им он был, – передразнил Суворов, – это я знал и без вас. Спецслужбы, мать вашу растак!

– Данила, – подал голос Струев, – невооруженный убийца оказался сильнее или на равных с лучшей «лисой» Сибири. Что ты хочешь?

– Помалкивай! – огрызнулся Суворов. – Тебе слова не давали. Начальник МВД губернии, что вы можете доложить?

– Получив вводную на сопровождение и статистическую информацию об опасности по системе Ивана Андреевича, – заговорил пятидесятилетний человек в штатском, – мы разработали операцию изменения маршрута и прикрытия силами спецподразделений. Операция наших врагов была разработана детально, однако мы в целом с задачей справились.

– Что это вы имеете в виду, а?! – снова вскинулся Суворов.

– Объект жив, – ответил начальник МВД, – и не захвачен врагами.

– А про детальность проработки операции врагов?

– Господин Советник, свидетели утверждают, что впереди машины Мюллера и Тродата ехала «Газель», а дорогу им преградил «КамАЗ». Так вот, «Газель» словно испарилась прямо с места ДТП и до сих пор не найдена, а «КамАЗ» даже зарегистрирован не был, новенький, только что из Татарии…

– Чер-те что! – Суворов прошел за свой стол, сел и закурил. – Что за группу вы накрыли?

– Все приехали в один день. Всего семь человек. Документы, судя по всему, поддельные… Но мы установили их личности. Это граждане России.

– Когда приехали?

– Вчера, Господин Старший Советник.

– Вы все-таки скажите, умники, почему не стреляли? – спросил Струев.

– Доцент, ну помолчи, а! Хотя, погодите-ка… И правда, нападавший не сделал ни одного выстрела. Версии есть?

– С высокой вероятностью Тродата собирались не убрать, а захватить живым, – ответил начальник МВД.

– Ну а Винфрид Мюллер, мать вашу растак? Его мертвым хотели захватить? От чего он скончался?

– Медики работают, – ответил генерал-лейтенант КГБ, – но пока никаких ядов в организме не обнаружено. Болезней никаких у немца не было. Полное впечатление, что просто остановилось сердце в ходе эпилептического припадка, хотя ранее господин Мюллер эпилепсией не страдал.

Суворов отреагировал на реплику чина КГБ долгой паузой, потом ткнул кнопку вызова на вставленный в ухо коммуникатор.

– Дайте защищенную связь с профессором Тродатом. Да. Быстрее! У вас там спецбаза или колхоз?! Профессор? Говорит Суворов. Нападавший убит, и мы, похоже, накрыли его сообщников. Что? Отпустить? Вы в своем уме?!! У вас паранойя, профессор? Все, отстаньте от меня, лучше работайте. Отбой. Вот что, ребятушки, – обратился Суворов к находящимся в комнате, – надо сделать две вещи… Да, в СМИ просочилось что-нибудь?

– Минимум, Данила Аркадьевич, – ответил молодой человек в самом углу «строя», одетый в джинсы и свитер, – газеты еще не выходили, по радио и телевидению информация скудная. В Интернете полный хаос.

– Хорошо, – уже тихим глухим голосом проговорил Суворов, – делаем две вещи. Во-первых, какое-нибудь военизированное спецподразделение в каком-нибудь лесопарке ночью устраивает такую стрельбу, чтоб святых выносили. Затем на утро «утку» в СМИ: оба случая – ликвидация большой банды наркоторговцев или еще там кого. Второе. Сегодня же отпустить всех задержанных, а труп в морге сжечь.

– Простите, Данила Аркадьевич?

– Не верю, что у вас со слухом плохо, милейший. Живых отпустить. Убитого сжечь. Сжечь дотла, я сказал! Вопросы? Тогда все свободны. А ты, – ткнул Суворов пальцем в молодого человека в джинсах, – еще раз в таком виде появишься в официальном месте, год дворником работать будешь. Я закончил, господа. Все вон!

Когда все, кроме Струева и Суворова, вышли, Струев закурил новую сигарету.

– Данила, это начало конца, – проронил он.

– Да шел бы ты!

– Я серьезно. Я предупреждал. Не лезь.

– Невозможно не лезть. И технологии нужны, и только разведка и влияние могут…

– Эту песенку я уже слышал, – отмахнулся Струев, – чем хоть этот америкос должен был заниматься?

– Есть у него интересная темка, – ответил Суворов, – хочешь подключиться?

Струев помотал головой.

– Зря, – пробурчал Суворов, – ты бы хоть сказал мне, чушь это или нет… Кстати, он очень высокого мнения о тебе. Говорит, что ты справишься с самой сложной проблемой…

– Данила, почему ты не даешь мне работать над ситуацией 28? – спросил вдруг Струев.

– Вот, мать твою растак, самое время, а!

– А когда время?

– Боже ты мой! – хлопнул себя по коленям Суворов. – Ну скажи мне на милость, что тебе в этих маленьких серых?

– Я объяснял тебе, Данила, – ответил Струев. – Можешь мне, наконец, ответить, почему ты не даешь мне заниматься этой темой?

– Слушай, займись своим делом!

10
{"b":"30988","o":1}