ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Охота на самца. Выследить, заманить, приручить. Практическое руководство
Мотив убийцы. О преступниках и жертвах
Шаман. В шаге от дома
И все мы будем счастливы
Деньги. Мастер игры
Венец демона
Хроники Края. Последний воздушный пират
Брачный вопрос ребром
Когда утонет черепаха

Суворов провел рукой по лицу. Несмотря на мороз, на лбу выступил пот.

– Вот что, тащи его сюда, девонька.

Когда официант в сопровождении девушки вышел на крыльцо ресторана, его лицо ничего не выражало, он с удивлением посмотрел на Суворова, поздоровался и сказал, что в ресторане есть столики, и он будет рад предложить один из них молодым людям.

– Ты меня знаешь? – тихо спросил официанта Суворов.

– Нет, извините, – официант растерянно улыбнулся, – а вы наш частый гость?

– Что-то вроде того. Ладно, парень, не бери в голову, мы зайдем в другой раз.

Официант пожал плечами и исчез за дверями ресторана. Суворов, не говоря более ни слова, пересек тротуар и подошел к стоящей на парковке черной «Волге». Девушка заняла заднее сиденье.

– Поехали, – бросил Суворов водителю.

Мужчина на переднем правом сиденье обернулся назад.

– Возникли осложнения, Данила Аркадьевич? – спросил он.

– У нее спроси, – раздраженно ответил Суворов. – Слушай, милая, а ты не передавила его, а?

– Данила Аркадьевич, это ведь не гипноз, – ответила девушка, – это программирование. Если в программе не было вашей фамилии, он ниоткуда не мог ее считать.

– Значит, был кто-то другой, – задумчиво проговорил Суворов, – кто-то, кто обо мне и вообще о нас знает. Кто-то, кто тоже владеет НЛП и… Черт! Он просто поприкалывался над нами!

– Спецслужбы? – озабоченно спросил мужчина с переднего сиденья.

– Если это спецслужбы, – ответил Суворов, – то в понедельник меня с вами уже не будет. Так что, братцы, никакой связи до понедельника. А там, бог даст, я сам позвоню кому-нибудь. Но если ничего не произойдет, надо этого умника обязательно найти. Поэтому вот что. Высадите меня сейчас у «Пушкинской»…

– Данила Аркадьевич!.. – запротестовал мужчина на переднем сиденье.

– Молчите и слушайте, – отрезал Суворов, – я поеду на метро, теперь уже все равно. Вы, ребятки, прячьте тачку, и чтобы она пару месяцев на улицах не светилась. А ты, девонька…

– Я знаю, кто это, – вдруг тихо сказала девушка, – после меня официант говорил только с одним человеком…

– Да? И кто же это был?

– Когда официант, получив программу, подошел к кассе, к нему обратился только что вошедший посетитель. Потом… Потом официант отдал папочку с деньгами кассиру и сразу пошел к вам. Только…

– Что?

– Данила Аркадьевич, это не очень похоже на НЛП…

– Похоже-непохоже… Ты помнишь лицо этого посетителя?

– Как перед глазами стоит.

– Что же, – сказал Суворов, – в таком случае у тебя есть две недели, чтобы его найти. Заниматься будешь только этим. Найдешь – организуешь мне с ним встречу. Не пойдет на контакт – уничтожишь.

Девушка решительно кивнула.

– Вот мать вашу растак, – выругался Суворов, – как рано начались неожиданности!..

Машина свернула на Страстной бульвар и остановилась.

– А Филиппова, Данила Аркадьевич? – спросил водитель.

– Ничего не меняем, – ответил Суворов, открывая дверцу, – если что, уже поздно.

* * *

Когда «свой» довез Аню до дома, он остановил машину, перегнулся назад и достал с заднего сиденья букет цветов.

– Это еще что?! – спросила Аня.

– Конспирация, Анна Григорьевна. Я провожу вас до подъезда.

– Целоваться будем? – хихикнула Аня.

– Нет, это первое свидание, – спокойно ответил «свой».

– Пять баллов, молодой человек, – сказала Аня, выходя из машины.

– Я четвертый, Анна Григорьевна. А по имени – Сергей.

– Что же, Сережа, до свидания, – сказала Аня, забирая у провожающего цветы. – Правда, не думаю, что Сергей – твое настоящее имя. Мой телефон у тебя есть?

– Нет, но будет.

– Тогда счастливо.

– До свидания.

Аня, не оборачиваясь, вошла в дверь подъезда. В лифте она бездумно разглядывала букет, преподнесенный «четвертым».

– Да, букетик приобретен весьма формально, – произнесла она вслух. – Ладно, Анна Григорьевна, пошли спать.

Дверь Ане открыла няня. Дочка давно спала. Наскоро распрощавшись с няней, Аня прошла в комнату и плюхнулась на диван. Тряхнула головой и обвела взглядом комнату. Эту квартирку надо менять. Менять это уютное гнездышко, которое она причесывала и вылизывала целый год. Аня оглядела комнату, которой так гордилась после ремонта и покупки новой мебели и техники. Все теперь стало чужим. «Забудь, – сказала себе Аня, – просто забудь. Этого ничего нет. И никогда не было. Уютная иллюзия, чтобы было легче ждать». Даже прежнее восприятие жизни вдруг стало чужим и нелепым. Стильная и разумная женщина, едва встававшая на ноги в казавшейся заманчивой жизни – это она? Нет, это было не с ней. И вдруг накатили откуда-то из глубины обида и жалость к себе и еще злоба на этого человека, который прервал ожидание. Любой человек ждет чуда, любая женщина ждет… «Нет, уже не в этой жизни…» И Аня горько, в голос, по-бабьи разревелась.

Спала она на удивление хорошо. Выходные прошли спокойно и тихо. Никто из подружек не позвонил. В воскресенье позвонил бывший муж, похоже даже трезвый, и был с расстановкой и далеко послан. Утром в понедельник Аня собрала дочку в школу, спустилась с ней вниз, завела машину, усадила в нее дочку и стала отчищать стекла от наледи скребком. Зазвонил мобильник. Чертыхаясь, Аня распахнула дверь машины и вынула из сумочки мобильник.

– Алло?

– Анюта, привет!

– Привет, Данила. Что, марта ждать не будем?

– Будем. Все в порядке?

– Да. Что-то случилось?

– Как ни странно, нет, – глуховато отозвался Данила. – Ну что, тогда по плану?

– По фигану, – зло ответила Аня.

– Что?

– По фигану, говорю, – повторила Аня. – Слышь, Данила, ты лидер этой шайки-лейки?

– Лидер? Хм… Ну да.

– Тогда перестань задавать дурацкие вопросы подчиненным. Это лучший способ развалить любое дело. Отдавай приказы.

– Постоянно этим занимаюсь. И поэтому мне нужна помощь.

– Она у тебя будет. Руки чешутся навести порядок.

– Жду не дождусь, Анюта. До встречи.

– Всего доброго, Данила Аркадьевич, – с усмешкой ответила Аня и отключилась.

* * *

Суворов на заднем сиденье «Волги», рассеянно крутил в руках мобильник после Аниного отключения, и, когда тот неожиданно зазвонил, чуть не выронил его из рук. Посмотрев на определившийся номер, он хищно заулыбался.

– Слушаю тебя, седьмая.

– Данила Аркадьевич, я его нашла.

– Отлично, девонька! Где он?

– Со мной в такси на Садовом у проспекта Сахарова. Спеленала, как бэбика. Таксист в глубокой программе.

– Ай, молодца! Паркуйтесь на Сахарова. Я подъеду минут через пятнадцать-двадцать. Юра, понял, что делать? – спросил он водителя. Тот кивнул. – И будь поаккуратней с этим кренделем.

– Данила Аркадьевич, я буду поаккуратнее, но, похоже, что это ни к чему.

– То есть?

– Он пуст, как гнилой орех. Я узнала о нем все. Я его нашла, но теперь совсем ничего не понимаю…

– Понимать – не твоя забота, – проворчал Суворов, – жди нас.

Он отключился и, снова вертя в руках мобильник, долго размышлял, не вызвать ли поддержку. «К черту поддержку», – решил он наконец.

Водитель справился с дорогой по центру Москвы даже лучше, чем Суворов предполагал. Через десять минут его «Волга» припарковалась рядом со стоящим с работающим двигателем такси. Данила выскочил из машины и нырнул на заднее сиденье, так что пойманный оказался между ним и «седьмой». Юрий поставил машину на сигнализацию и подсел к водителю такси, который стеклянным взглядом уставился перед собой. Мужчина рядом с Суворовым трясся, как в лихорадке. Ноги и руки у него были связаны, во рту – кляп.

– Орать не будешь? – поинтересовался Суворов. Мужчина часто замотал головой. – Хорошо, тогда я выну кляп и задам тебе несколько вопросов. Во-от так, дорогой. Не дай бог, ты мне соврешь. Понял?

– К-к-кто вы? – у пойманного зуб на зуб не попадал.

– Это я задаю вопросы, не забыл? Нет? Замечательно. Ты помнишь вечер пятницы? Хорошо помнишь? Что ты делал в «Гин Но Таки»?

13
{"b":"30988","o":1}