ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вот что, друзья мои, – сказал он своим помощникам, – берите машину и быстро в аэропорт. У вас на руках предписание Интерпола с наивысшим приоритетом. Не думаю, что вам станут отказывать с билетами. Вы вдвоем летите в Дюссельдорф, оттуда ты один едешь в Кёльн, а ты из аэропорта прямо во Франкфурт. И смотри у меня, ногу с акселератора снимешь, только въехав в город. Постарайтесь их разыскать. Если они сбросили хвост, то для чего-то важного. Найдите их и фиксируйте каждый шаг, каждую мелочь. А я поеду обратно в Нюртинген с этими милыми людьми и постараюсь вытрясти из их шефа, что там делали русские. Все, разъехались, встретимся в Гамбурге.

Терра созвонился с германским бюро Интерпола, и ему за час выяснили, что русские взяли машину напрокат именно до Штутгарта и что вчера заказали билет на самолет до Дюссельдорфа. Терра был в ярости.

– Вы знаете, черт побери, что такое наивысший приоритет?! – кричал он в трубку сотового телефона. – Почему я ничего об этом не узнал до сих пор?

– Вы не спрашивали.

– Что?! – португалец чуть не задохнулся.

– Послушайте, уважаемый герр Терра, – ответил немец-полицейский на том конце, – мы прекрасно понимаем, что такое наивысший приоритет. Вы задали нам вопросы, мы на них ответили. Разве не в этом суть? Вы задали новые вопросы, мы снова на них ответили. Именно на те, что вы задали. Мы не можем знать заранее обо всем, что интересует наших уважаемых коллег, поэтому мы сосредотачиваемся на том, чтобы действовать четко, чтобы, понимаете ли, все было в порядке, как мы говорим: «alles in Ordnung». Я могу вам помочь еще чем-нибудь?

– Можете, – сухо ответил Терра. – Узнайте, где эти русские останавливаются в Гамбурге.

– Хорошо, коллега.

«Такой Ordnung действительно хуже полного беспорядка, – подумал Терра, не простившись с собеседником, вдавив клавишу отбоя и хмуро глядя сквозь лобовое стекло с пассажирского сиденья, – ездят только по прямой. Отклонение на градус в сторону просто невозможно. Как швабы вообще расследуют преступления?!»

От управляющего немецкой компании, герра Шупфнера, принимавшего русских, он выяснил как раз то, чего больше всего опасался: полную и достоверную информацию, которая ровным счетом ничего не давала. С фирмой, которую представляли русские, принимающая компания не работала, но их попросил принять давний российский партнер компании, и, естественно, отказа не последовало. Русские осмотрели производство, цокали языками, временами совершенно непонятно чему посмеивались, отобедали с управляющим, а потом попросили показать им устройство инженерной инфраструктуры предприятия. Управляющий пожал плечами, вызвал к себе инженера, и они вчетвером стали осматривать устройство водо – и теплоснабжения фабрики, прокладку коммуникаций, работу электрических подстанций, спрашивали о затратах на электричество и тепло в летнее и зимнее время, сами всюду лезли руками, многозначительно переглядывались. Терра для проформы попросил копию визитки русского клиента этой немецкой компании, некоего Михаила Иванова, и спросил:

– Вам все это не показалось странным?

– И да, и нет, – ответил Шупфнер. – Мне вот только показалось, что они прекрасно знают все, что осматривают и изучают. И… хм-м… Честно говоря, я несколько озадачен. Когда они обследовали производственные цеха, я их хорошо понимал, ведь такой технологии в России нет и долго еще не будет… ну, насколько мне известно. А вот электроснабжение, вода, тепло… Все это совершенно не подходит для России. Насколько я знаю, и при Советах, и сейчас русские сами неплохо справляются, несмотря на то, что мы иногда видим по телевизору.

– Откуда вы знаете?

– Что знаю?

– Что они справляются.

– О, герр Терра, я дважды был в России по приглашению моих партнеров. Те предприятия, и бывшие государственные, и частные, возникшие на пустом месте, которые действительно работают, не имеют никаких проблем с теплом и электричеством, сколько бы ни ставили им палки в колеса. Вот поэтому-то мне и странно, что гостей так заинтересовало все это у нас здесь. У них совсем другой климат…

Терра сначала мысленно обругал идиотом этого неторопливого шваба, который и говорил-то как-то растягивая слова, словно точно знал, сколько слов ему предстоит еще вот эдак растянуть, чтобы настал конец рабочего дня. Потом Терре стало жаль этого немца и его сослуживцев. И еще он заметил в глазах немца какую-то странную грусть.

– Не хотите ли кофе, герр Терра? – спросил Шупфнер. – Я потом распоряжусь, чтобы вас довезли до Штутгарта.

Фернандо Игнасио внимательно посмотрел на своего собеседника. «Ну что он может еще мне сказать?» Потом он взглянул на часы. Он вполне успевал доехать до Штутгарта, сесть на самолет и долететь до Гамбурга, оказавшись там раньше русских. А опрашивать сотрудников остальных компаний Нюртингена, где побывали русские, явно не имело смысла: Терра был уверен, что услышит очень похожие истории.

– Спасибо, не откажусь, – ответил он швабу, – и спасибо, что предложили довезти меня.

Кофе и какие-то печенья и конфетки им принесла миловидная, насколько может быть миловидной немка, секретарша. Впрочем, назвать эту жидкость кофе можно было только с большой натяжкой. Терра плеснул в свою чашку втрое больше сливок, чем его собеседник, но мерзкий вкус все равно отбить не смог.

– Я смотрю на вас, – сказал он управляющему, – и вижу, что вы что-то хотите мне сказать. Говорите, я слушаю вас.

– Эти русские… мои гости, они… натворили что-нибудь?

– Пока нет, – пожал плечами Терра.

– Но ими занимается Интерпол… Мой бог, может быть, они промышленные шпионы?

– Весьма возможно. Мы еще не знаем.

– Боже, но ведь я тогда…

– Успокойтесь, вы не совершили ничего противозаконного.

– Ну да, да… Конечно, – шваб пытался взять себя в руки и сосредоточиться. – Это глупо, то, что я сказал. Сейчас столько таких вот русских ездит по Европе, все им всё с удовольствием показывают, остается только мотать на ус. Ничего сверхъестественного они здесь не увидели…

– Кроме того, что будет с вами всеми настоящей зимой, – пробурчал себе под нос Терра.

– Простите?

– Да нет, это я так, вспомнилось кое-что по службе…

– А знаете, – Шупфнер даже приободрился и улыбнулся, – у меня ведь из года в год растет оборот с Россией. Эти русские, они… Впрочем, это вряд ли может иметь отношение к делу.

– Да вы говорите, говорите. Никто не знает, что в конечном счете даст нам ключ в этом расследовании.

– Что же, пожалуйста. Но это, понимаете ли, только так, мои мысли, ощущения… Русские снова покупают сложное технологическое оборудование, а ведь все это частные компании, пусть некоторые из них и бывшие государственные. Среди русских бизнесменов, управленцев, инженеров теперь так много молодых. Я обратил внимание на то, какие они все целеустремленные, грамотные, очень многие неплохо знают иностранные языки, кто немецкий, кто английский. В России ужасный климат. Кроме того, там ведь страшная коррупция. Я вообще не понимаю, как там живут. А они умудряются развивать свой бизнес. И еще относятся ко всему со здоровым юмором. В них столько энергии, столько желания… Им плевать на субботы и воскресенья, на десятичасовой рабочий день, они готовы работать… в отличие от немцев. Немец теперь, сеньор Терра, совершенно не хочет работать, должен вам сказать.

– Их экономика растет, это верно, – отозвался Терра, – но ведь их благополучие так завязано на нефть и газ.

– А наше? – печально улыбнулся Шупфнер.

«Нет, ты не идиот, – подумал Терра, – совсем не идиот. Знал бы ты, каким делом я сейчас занимаюсь… Ладно, нечего выдавать секретную информацию, да еще пугать тебя раньше времени, бедный шваб». Он поблагодарил управляющего компанией за прием, за кофе и за предоставленную ему машину с водителем и распрощался. Уже в аэропорту Штутгарта перед самой посадкой ему позвонил его агент из Кёльна:

– Они здесь, шеф.

– Отлично, не спускай с них глаз. Что они делают?

– Во-первых, все, что обычно. Они очень внимательно разглядывали место, где рабочие вскрыли мостовую и чинили трубы. Один из них даже подошел к ремонтникам и рулеткой померил глубину закладки труб.

18
{"b":"30988","o":1}