ЛитМир - Электронная Библиотека

– Господин Старший Советник, – подала голос старшая «лиса», – а братцев было двое?

– Двое. Кто ж, по-твоему, цель для вертушки маркировал?

– Но где второй?

– А шут его… А черт!

«Лисы» переглянулись. Им, видимо, в голову пришла та же мысль.

– В стрекозу! – скомандовала старшая «лиса».

– А ну отставить, на фиг! – закричал вдруг Струев. – Я не Старший Советник. Я имею право рисковать жизнью. Руки прочь, девочки. Найдите мне комвзвода «детей». Живо!

Старшая «лиса» коротко кивнула младшей, и та умчалась в сторону развороченных взрывом блоков. Суворов взял Струева под руку и потащил к вертолету. Старшая «лиса» прикрывала их. Через два шага она просто пропала из виду. Оглядываться и искать ее взглядом было бесполезно: она исчезла. Никакой мистики и сверхспособностей – это была особенная техника, причем совершенно не рассчитанная на публику: исчезновение было побочным эффектом.

– Данила, отвали, – говорил Струев, пока они шли, – ты что, не понимаешь, все это не просто так? Ты не понимаешь, что тот, кто стрелял, еще жив? Тебе вообще, ё-моё, все это что, совсем ничего не напоминает?

– А ты понимаешь, доцент, что это охотятся на тебя?

– Очень хорошо понимаю, поэтому важно…

– Важно, доцент, чтобы ты сейчас уцелел! Я когда ещё планировал полет в этот твой вонючий Амстердам, твоя же система выдала вероятность опасности в твой личный адрес под 90 %.

Они дошли до вертолета. «Лиса» возникла из ниоткуда и прислонилась к борту машины, держа в опущенных руках по «Стечкину». Суворов сел на ступени трап-люка. Струев остался стоять. Он выглядел все лучше и лучше.

– Данила, ты как не понимал ни черта в статсистеме, – сказал он, – так и не понимаешь. Ты хоть смотрел, с чем коррелируют факторы опасности? Ты пытался сопоставить…

– Не грузи, доцент, – отмахнулся Суворов, – у Монгуша спросишь про всю эту белибердистику…

– Белибердистику?! – вскинулся Струев. – Ты вообще сечешь хоть что-нибудь, кроме танков-самолетов-пароходов, осел тупой?! Я вообще поражаюсь, что все вы живы до сих пор при таком уровне анализа. Знаешь что, милый…

Вместе с младшей «лисой» подбежал капитан в камуфляже и вытянулся в струнку.

– Господин Старший советник, командир второго отдельного взвода…

– Отставить, – оборвал его Струев, – где стрелявший? Где наш «медведь»?

– Мы оцепили место предполагаемого нахождения стрелявшего, – ответил капитан, – флажок погас, господин Советник, стрелявший, скорее всего, уничтожен воздействием с вертушки.

– А где в таком случае наш «медведь», болван?! Он что, прогуляться отправился, что ли?

– Не могу знать, господин…

– Конечно, не можешь, – снова оборвал капитана Струев, – потому что если не думать, то и знать не будешь ни черта. Вот что, Данила. Стрелявший наверняка под программой. У «медведя» твоего крыша съехала, это ясно как божий день. Он пошел на добивание, оставив нас. А ну, девчата, скажите мне, должен был он нас оставить или нет?

– Нет, – опустив голову, глухо откликнулась старшая «лиса», – сначала он должен был увести вас в стрекозу или хотя бы дождаться нас. Его не было рядом с машиной, когда стрекоза села.

– Все, Данила, – сказал Струев, – объявляется месячник мыслительной деятельности. И еще. Если ты хочешь, чтобы ситуация разрешилась, слушай меня, понял?! Девчонки! Одна охраняет Старшего Советника, вторая со мной. Живо, пока ваш «братец» не угрохал нашего клиента. Капитан! Немедленный штурм завила, стрелявшего брать строго живым, при необходимости «медведя» нейтрализовать. Кому стоим? Вперед!

Струев, капитан и младшая «лиса» побежали к завалу. Суворов тоже дернулся, но был тут же остановлен второй «лисой».

– В стрекозу, господин Старший Советник, – тихо сказала она.

– Ты, девонька, знаешь, что, – зашипел в ответ Суворов, – ты не путай исполнение долга с невыполнением приказа. С дороги!

«Лиса», не говоря ни слова, быстрым движением протянула Суворову оба своих пистолета рукоятками вперед.

– Уберите меня с дороги, господин Старший Советник.

Суворов выругался и полез в вертолет. «Лиса» запрыгнула следом. Медики были внутри, экипаж на местах. «Лиса» нажала кнопку, и трап-люк закрылся.

– Двигатели держать включенными, – скомандовала она, – готовность к взлету в любую секунду.

– Ты хоть понимаешь, – обратился к ней Суворов, – что не я сегодня здесь ключевое лицо, а Струев? Ты понимаешь, что если с ним что-нибудь случится, то все бессмысленно?

– Понимать не мое дело, господин Старший Советник, – ответила та, – с господином Советником все будет хорошо. С ним «лиса».

И она пожала плечами, показывая, что сказать ей больше нечего. Суворов достал сигареты и закурил. Он сидел и курил одну за другой, опустив голову. Он проиграл сегодняшний день вчистую. Если сейчас погибнет Струев, то он, скорее всего, проиграл и невесть откуда нагрянувшую войну за Россию.

Минуты через три «лиса» вскинула голову, сказала в коммуникатор: «Ясно» – и нажала на кнопку открывания люка.

– Все кончилось, господин Старший Советник, – сказала она.

Суворов рванулся наружу. К вертолету на двух носилках военные несли «медведя» и какого-то человека в окровавленной одежде. Струев и младшая «лиса» шли по обе стороны от носилок с неизвестным. «Лиса» тихо бубнила какие-то слова на одной зудящей ноте, а Струев, положив руку на плечо человеку, говорил ему:

– Ну вот, милый, видишь, солнышко светит… а кто в воде не тонет, а в огне не горит… И вот пошли они, родимые, и все будет тихо-мило, эдак хорошо и сусально…

– Сусально?! – вдруг захрипел раненый, приподнявшись на носилках и вцепился в рукав Струева. Военные остановились. Струев нагнулся к раненому. – Сусально?! Ха-ха-ха! Сусально…

– Конечно, сусально, милый, – снова заговорил Струев, вдруг переходя на жесткий тон, – сусальное-то золотце да прямо в глотку. Пей, милый! Пей, кому говорят!

Раненый уронил голову на носилки, отпуская Струева. Тот еще ближе пригнулся к нему и заговорил ему прямо в лицо:

– Так кто же, милый, кто? Кто привел-то тебя, болезного?

– Грехи, – тихо ответил раненый.

– Что? – Струев даже поморщился.

– Грехи, видать, привели… Так-то…

Раненый закрыл глаза и перестал дышать.

– Эй, медики! – закричал Струев. – А ну живо сюда. Быстрее. Верните его!

Военные опустили носилки на землю, и врачи засуетились вокруг них. Капельница, кислородный аппарат и дефибриллятор как будто появились из-под земли. Струев какое-то время смотрел на усилия медиков, потом махнул рукой и пошел к Суворову. Старшая «лиса» стояла над носилками «медведя». У того была прострелена голова. Она сняла с «медведя» темные очки, закрыла ему глаза, потом отвернулась и зло шнырнула очки на асфальт.

– Мужик! – презрительно фыркнула она.

Суворов взял Струева за локоть и отвел в сторонку.

– Ну что там? – спросил он.

– Черт-те что, – ответил Струев, – бред какой-то. «Медведь», хоть и раненый был, его почти в лоскуты порезал кинжалом. Если бы обойму не израсходовал до того, как пошел в провал, убил бы раньше, чем мы пришли, убил бы на фиг… Кстати, запасную обойму вставить почему-то не догадался.

– Так что это было? Кто его послал?

– Надо бы установить его личность, но я уверен, что это просто горожанин, никакой не суперагент. И ещё… Это не программа, Данила.

– В смысле?

– Этот человек был не под программой, если я хоть чего-то в этом понимаю. Это что-то другое… Пока я не начал его программировать, он все плакал и просил его простить Христа ради.

– Бред!

– Вот и я о том же. Да и «медведь» этот, с катушек слетевший… Слушай, а из чего в нас фуганули?

– Точно не знаю, – пожал плечами Суворов, – но есть много бронебойных снайперских систем. Если бы не креслице бронированное как раз на такой случай, от меня ведь тоже бы лепешка осталась. Батюшки святы! Десять спокойных лет, и на тебе… И я более чем уверен, что стрелявший считал, что сзади справа сижу я, а не ты, и, стреляя через водителя, он думал, что уложит тебя.

34
{"b":"30988","o":1}