ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты урод, – зашипел Глыба, сграбастал Зверенка и забросил наконец его в передний отсек микроавтобуса.

Хотя Зверенок точно попал в человека в плаще, тот как будто и не почувствовал ничего. Он обернулся к микроавтобусу и сделал шаг в его сторону. И тут появилась девчонка, снова понизу, снова как будто из ниоткуда, закатилась прямо под мужчину в плаще и открыла по нему огонь. Когда закончилась обойма, она быстро сменила ее и продолжала стрелять. «Хороша, сучка!..» Мужчина в плаще был, во всяком случае, ранен, полилась кровь, и даже полетели ошметки плоти, он дергался от каждого выстрела, как-то неестественно пищал, но продолжал стоять. Девчонка не уставала менять обоймы. Видимо, в правом рукаве кожаной куртки у нее их было немало. На четвертой обойме человек в плаще все-таки сломался, упал на колени, затем, покачавшись пару секунд, завалился навзничь. Девчонка, увернувшись от падающего тела, приподнялась на правом локте и вонзила в горло упавшего невесть откуда появившийся в ее левой руке здоровенный нож.

Глыба смотрел на произошедшее совершенно ошалело и словно прирос к месту. Девчонка подняла глаза на Глыбу. Тот по неестественности ее позы понял, что у нее перебиты ноги. Он медленно подошел и сел рядом с ней на корточки.

– Кто ты? – спросил он. Он разглядывал ее перекошенное болью лицо. В нем и правда проглядывали монголоидные черты, правда, не столь явно выраженные. «Поэтому он назвал ее монголкой?..»

– Как тебя зовут? – спросила она.

– Слава, – честно ответил Глыба.

– Уезжай отсюда, Слава, – тихо проговорила она, – увози сестренок. Вам позвонят и снова предложат выкуп.

– А это кто? – кивнул Глыба на человека в плаще.

– Я не знаю, – ответила девчонка, – уже не важно. Уезжай, уезжай немедленно, сейчас здесь все взлетит на воздух. Уезжай… и увози…

В руках девчонки появился пульт дистанционного управления. Глыба решил больше не искушать судьбу. Он быстро поднялся, подбежал к микроавтобусу, запрыгнул за руль и резко тронулся с места задним ходом. Уже объехав догорающий джип и остановившись, чтобы вывернуть в переулок, он вдруг увидел, что человек в плаще убегает. «Бляха-муха, у него что, бронежилет? Но как же кровь? Он же был весь в лоскуты… Да и нож… Или мне померещилось с перепугу?» Тут, прерывая мысли Глыбы, грянул взрыв, за ним еще один, потом еще… Если бы Глыба не был уже за углом дома, микроавтобус наверняка бы перевернуло взрывной волной.

* * *

– Батя, я не вру, – Зверенок опустил голову, – я не вру…

– Может, и не врет, – подал голос Глыба, – просто он не в себе, Батя.

– Ладно, – произнес после паузы Принц, – так что это за людишки?

Глыба не спешил отвечать. Он тяжело вздохнул, потер переносицу, встал, прошелся по комнате, наконец пришел на еще одно свое излюбленное место – позади спинки кресла Принца. Вздохнув еще раз, он заговорил:

– Это не менты и не конкуренты. Но это очень серьезные люди. К нам на встречу приезжали шестерки. Если бы не этот хмырь непонятный, они бы нас в порошок стерли в случае чего, а сами ушли бы без единой царапины.

– Хмырь в плаще, значит, не их кореш? – спросил Принц.

– Не их, Батя, – ответил Глыба, – это вообще кто-то третий.

– Глыба, блудницы – это бляди? – вдруг спросил Зверенок.

– Да.

– А что такое легион?

– Гляди-ка, стал вспоминать реальные события! Контузило его, что ли?..

– Отвянь, Зверенок, – сказал Принц, – так что, Глыба? Что скажешь, сынок?

– Надо завершить сделку, – ответил Глыба. – Им зачем-то нужны эти девочки. Нужны – надо отдать, мы форс не потеряем. Сегодня что-то помешало сделке, они снова выйдут на нас. Надо позаботиться о том, чтобы ничто не помешало сделке во второй раз.

– Может быть, вообще отказаться от этого бизнеса, а? – глядя прямо перед собой, спросил Принц. – Марафет-то намного больше бабок приносит…

Зверенок вскинул было голову, но тут же снова потупился.

– Что делать с девками в фургоне? – спросил он.

– Отвозить поздно, – посмотрев на часы, сказал Глыба, – запри где-нибудь.

– Субботник им устрой, – буркнул Принц, – возьми их себе или вон с шестерками да вертухаями местными поделись. Иди, родной, мне с Глыбой пошептаться надо.

– Я этажом ниже буду, – сказал Зверенок, – девочки будут там же.

Зверенок вышел. «Девочку, интересно, возьмет себе или нет?»

– Ты что-то хотел мне сказать, сынок? – спросил Принц.

– Да, Батя, я думаю, что знаю, кто эти люди.

– Кто же? Не тяни резину…

– Они заговорщики, Батя.

– Кто?

– Заговорщики. Если им фишка выпадет, в стране через два года будет другая власть.

– Ты что это?.. А девки им на что?

– Они из них боевиков делают. Ты послушай, Батя, – предупреждая возражения Принца, Глыба опустил ему руку на плечо, – та девчонка, что была среди покупателей, стоит всех наших шестерок вместе взятых, да еще со мной в придачу. Я ведь пошептался с конкурентами. У них тоже девок выкупали. Все как на подбор молодые, здоровые, издалека, почти все сироты. Может быть, еще какие-то требования к ним имеются. Но это не важно. Ты знаешь, сколько они скупили и выкрали девочек за последний год? Шестьдесят семь, Батя. Плюс эти четыре. Плюс то, что мы не знаем. Ребята у них тоже молодые, крепкие и ловкие. Откуда берут, не знаю, но наверняка тоже способ нашли…

– Не торопись, сынок, – перебил Принц, – я не понимаю… Как это: из шлюх, из подстилок делать бойцов? Они же никто, ими пользуются…

– Это для нас и для клиентов они никто. Жизнь к этим девочкам повернулась самой гадкой стороной с самого начала. Но они-то себя людьми считают, это я тебе гарантирую, а заговорщики берут себе самых свежих девочек, которых только-только окунули. Предложи им дело, покажи идею, цель, пойдут, как миленькие, а злобы и жестокости в них достаточно. Так что все верно наши покупатели рассчитали. И цель у них, думаю, нешуточная.

– Считаешь, козырное что-то в Кремле намечается?

– Это с какой стороны смотреть, Батя…

Принц долго молчал. Он налил себе коньяку, выпил, не торопясь, закурил сигарету, выпустил струйку дыма.

– Ты ведь еще что-то сказать хотел, – произнес он наконец, – про фраера этого в плаще тоже идею имеешь?

– Нет, Батя, – ответил Глыба, – про него ничего не понимаю. А сказать я вот что хотел. Я к ним хочу.

– Куда ты хочешь?! – Принц даже попытался задрать голову, чтобы посмотреть на Глыбу, но приступ кашля согнул его над столом. Когда он прокашлялся, то снова налил себе коньяку и выпил, на этот раз залпом.

– Батя, я, как наказал отец, служил тебе верно, – ровно проговорил Глыба, – несколько часов назад я бы отдал за тебя жизнь. Но сейчас… Сейчас, Батя, во всем открывается другой смысл. Я хочу настоящего дела, настоящей жизни. Я хочу, чтобы страна была другой, и еще я хочу в этом участвовать.

Принц молчал. Тогда Глыба продолжил:

– Погано тебя оставлять, Батя, но все равно через два года места для наших дел останется немного, если останется вообще. Ты стар и болен. Тебе пора на пенсию. Давай я тебя спрячу…

– Зачем это?

– Я тебя так спрячу, что сам не смогу найти.

– Вот ты о чем, – задумчиво произнес Принц, – они ховаются, все концы рубят, чтоб никто ничего… Ты, значит, предлагаешь мне так от дел отойти, чтобы никто меня найти не мог, чтобы даже ты не знал, где я? Да, сынок, ты и правда наказ отца чтишь, уважаю… Но не буду я прятаться. Ты иди, даже отговаривать не буду, а меня оставь как есть. Не хочу я на покой и прятаться тоже не хочу.

– Ты не понимаешь, Батя, – голос у Глыбы изменился, у Принца даже дрогнуло под его ладонью плечо, – они все равно придут рубить концы, рано или поздно. Даже если я ничего про тебя не расскажу. Если они возьмут меня к себе, я уже им верен буду, не тебе…

– Что ж, я тебе говорю: иди. А я никуда не пойду. Я, может быть, раньше концы отдам, чем они придут за мной…

– Это точно…

Тонкий длинный стилет прошил спинку кресла и пронзил сердце Принца, тот даже всхлипнуть не успел.

50
{"b":"30988","o":1}