ЛитМир - Электронная Библиотека

– Прости, Батя, – тихо сказал Глыба, – ты не понял…

Он вынул стилет, вытер его о ткань кресла и спрятал обратно в рукав. Выйдя из комнаты Принца, он стал обходить его большую квартиру. В квартире были два охранника-шестерки. Он даже не стал марать о них свой стилет – просто свернул им шеи. Потом он зашел в кладовку, достал две бутылки с чистым спиртом, вылил содержимое одной из них на пол и поджег спирт. Вторую бутылку он сунул в карман своей куртки. Закрыв дверь в квартиру, он спустился по лестнице этажом ниже. Охранника на этаже не было. «Поделились…» Дверь в квартиру, где с девочками обустроился Зверенок с остальными, была не заперта. Он вошел, и первое, что увидел, были все четыре девочки сразу. Две только вышли из душа, и на них были лишь подвязанные под мышками полотенца, одна сидела на табуретке в прихожей и скучала, а четвертая, совершенно голая, несла из кухни поднос с фруктами. Все четверо вздрогнули, увидев в дверях Глыбу. Несущая поднос девочка остановилась.

– Эй, кто там?! – раздался окрик Зверенка.

– Это я, – громко ответил Глыба, – вечеринка отменяется. Базар есть.

Глыба прикрыл входную дверь и тихо сказал, обращаясь к девочкам:

– Одевайтесь и быстро. Где одежда? На кухне? Бегом все туда. Чтобы через минуту были здесь одетыми. Живей!

У девочек и мысли не возникло не послушаться. Глыба прошел в комнату, где распивали водку и ждали девочек Зверенок, охранник этажа и Толян, охранявший сегодня эту квартиру изнутри. Глыба криво усмехнулся и закрыл за собой дверь комнаты. Когда он вышел, девочки стояли почти перед дверью. Они жались друг к другу, но смотрели на Глыбу прямо. Они явно слышали звуки борьбы, доносившиеся из комнаты. Глыба ушел из дверного проема, открывая девочкам обзор. Все вздрогнули, словно от удара кнута, две взвизгнули, одна выругалась, но никаких истерик не было, они даже не отвели глаза от трупов братков. Одна из девочек прищурилась и сплюнула себе под ноги. «Да… Не знаю, каким макаром, но они верно девочек подбирают…» Глыба вылил на пол спирт и поджег его.

Вниз спустились на лифте. Охранник в будке на входе в подъезд кивнул Глыбе, и тот, задумавшись на секунду, остановился.

– Вот что, девочки, нам теперь придется друг другу доверять, – сказал он, – идите к серому «Лексусу», вот ключи. Ждите меня.

Не сказав ни слова, одна из девочек забрала ключи, и девочки вышли из подъезда. «Интересно, попробуют бежать сдуру или нет?..» Глыба двинулся к двери будки охранника.

Девочки не сбежали. Они сидели в машине и ждали. Водительская дверь была открыта, ключи от машины лежали на торпеде. Когда Глыба закрыл за собой дверь и завел двигатель, одна из девочек подала голос:

– Что случилось?

– Обстоятельства изменились, – ответил Глыба.

– У нас нет дома.

– Уже есть.

«Теперь только попробуй ошибиться, – думал Глыба, обращаясь к самому себе, выводя джип со стоянки в переулки у Ленинградского проспекта. – То, что место встречи было выбрано не случайно, ясно. Они должны были убедиться, что мы за ними не последуем, затем быстро вернуться к себе. То, что они обретаются на юго-востоке, ясно. Ясно, что вряд ли в Москве. Что там дальше? Люберцы… Жуковский… Жуковский! Тебе не мерещится, что именно там ты видел на стоянке у завода „десятку“ с тем самым номером? Ну-ка вспомни, что ты там делал? Точно. Ты там был с люберецкими. И было это совсем недавно. Ну что, не подводит тебя твой нюх?.. Если подводит, уже не страшно. Они сами тебя найдут».

На выезде со стоянки в будке не было охранника. Это избавило Глыбу от лишнего кровопролития.

Глава 11

Москва. Западный административный округ.
Четверг, 8 июня 2006 г. 1:35.

«Второй» не гнал машину на полную по ночным улицам, он не хотел нарываться на проверку документов и разговоры с сотрудниками ДПС. Он также давал время оперативнице в такси, следовавшем за их машиной, подтолкнуть таксиста, находящегося в глубокой программе, на правильный курс. Поэтому путь до отделения милиции, на которое указал «шестой», занял двадцать минут. Синий, сидевший рядом, молчал всю дорогу. Только за один поворот до здания отделения милиции он глухо проговорил: «Здесь». Десятка остановилась, надежно укрытая от окон отделения кустами, сзади подъехала и остановилась «Волга» такси. Обе машины погасили фары. Мелькнув в световом пятне фонаря, фигура «Шестого» возникла у «десятки». Через секунду он уже был на заднем сиденье.

– «Дети» здесь, – сказал он, – весь взвод, вместе с инструктором.

«Дети» были проектом на будущее, поэтому их было категорически запрещено использовать в текущих операциях. Поэтому же им было запрещено сопротивляться при возможных осложнениях. «Дети», собственно, и были еще детьми, их настоящая взрослая жизнь должна была начаться после окончательного всплытия. Ничего из прошлой жизни не должно было отягощать их службу в изменившейся стране. Уже почти полностью сформированный и укомплектованный полк «детей» проходил усиленные тренировки. Если раньше не последует фиаско, у них было впереди два года, чтобы стать первым армейским полком нового типа. Вчера вечером проходила тренировка на одной из стройплощадок, где строительство дома было заморожено. На этой тренировке и случились неприятности: СОБР появился неожиданно, прикрывавшая тренировку бригада «шестого» заметила подъехавшие автобусы слишком поздно. Свернуться и скрыться из недостроенного здания целый взвод «детей» уже не успел: оно было окружено почти сотней вооруженных до зубов бойцов СОБРа. Инструктор чуть было не нарушил приказ. Он колебался несколько минут. Вот это были бы учения в реальном режиме! Инструктор был уверен, что, даже не имея боевого оружия, взвод не просто прорвется и уйдет, но и порвет собровцев на части. Но инструктор справился с искушением. «Дети» сдались. Инструктор наверняка продумал отговорки на первое время. «Дети» будут молчать, что бы с ними ни делали, инструктор будет ждать: к утру взвод будет или освобожден, или уничтожен.

– Будем освобождать, – сказал Синий.

– Всеволод Алексеевич, при всем уважении… – подал голос «шестой».

– Если есть факты, которые необходимо доложить, – холодно перебил его Синий, – докладывай.

– СОБР просто так бы не приехал, – сказал «шестой», – кто-то в МВД или ФСБ что-то прознал. Освобождение неизбежно привлечет внимание.

– Слушайте! – тихо, но резко оборвал оперативника Синий. – Уничтоженный взвод не менее подтолкнет спецслужбы и, не дай бог, аналитиков к размышлениям. И еще. Мне сегодня утром много предстоит сделать, мне придется сбивать всех со следа, поэтому я хочу здесь максимально выяснить, что случилось. А отказываться от тридцати четырех солдат, которые стоят нескольких сотен, слишком расточительно в нашем положении. Вот, ребята, я вам все объяснил, хотя делать это и не обязан. Я введен в состав Совета только что, но за нейтрализацию неприятностей отвечаю я, и пусть у вас не будет иллюзий относительно того, что я сделаю, если кому-то еще раз придет в голову мне перечить.

Оперативники молчали. «Второй» опустил голову и едва заметно улыбнулся.

– Вот что, – сказал Синий, выдержав паузу, – «второй» пойдет со мной. «Шестой», готовь с «двадцатой» взрывчатку. Вычищайте и отпускайте таксиста. Будь готов подкатить такси к зданию. «Двадцатая» пусть подходит в отделение через пять минут и морочит всех, кого успеет.

– Все-таки будем рвать? – спросил «шестой».

– Будем, – ответил Синий, открывая дверцу, – но по моей команде.

Синий вошел в здание отделения первый. Он предъявил корочки милиционеру на пульте и потребовал дежурного по отделению. Их пропустили через вертушку без прозвона на воротцах, и они остановились в небольшом холле, где на стульях сидели два бойца СОБРа в полной экипировке. Вышел заспанный и явно принявший на грудь капитан. Синий предъявил ему документы, кивнул на «второго»: «Этот со мной», – взял капитана под локоть и отвел в сторону.

51
{"b":"30988","o":1}