ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как спасти или погубить компанию за один день. Технологии глубинной фасилитации для бизнеса
Право рода
С неба упали три яблока
Тёмные не признаются в любви
Трансерфинг реальности. Ступень II: Шелест утренних звезд
Практический курс трансерфинга за 78 дней
Рыбак
Врач без комплексов
Дизайн Человека. Откройте Человека, Которым Вы Были Рождены

– Капитан, я полковник Синий из спецотдела ФСБ, – сказал он, – я по поводу задержанных на стройплощадке.

– Так мне из ФСБ уже звонили, сказали, что утром прибудет сотрудник…

– Обстоятельства потребовали более оперативных действий, – сказал Синий, – охраняются задержанные надежно?

– Два бойца СОБРа здесь и два там, – ответил капитан, – плюс шесть человек моих, не считая меня.

– Не густо…

– Товарищ полковник, задержанные безоружны и заперты. Да и ведут себя неагрессивно… Честно говоря, не очень понимаю, что за шум вокруг них.

– Этого я вам сказать не имею права, капитан, – важно проговорил Синий, – что изъято у задержанных?

– Два пистолета в чемоданчике и куча стрелялок для пейнтбола. Ну, там еще приборы ночного видения, рации и прочая хрень…

– Допрашивали кого-нибудь?

– Старшего. Он сказал, что они играли в пейнтбол. Если бы не два пистолета в чемоданчике, я мог бы и поверить… Да и…

– Что?

– Стрелялки серьезно утяжелены, – ответил капитан, – похоже, до веса боевого оружия. Подростки эти какие-то странные, товарищ полковник, молчат, не сопротивляются совсем…

– Напуганы?

– Что-то говорит мне, что они совсем не напуганы.

– Ладно, капитан, кто еще из задержанных у вас здесь?

– Два подозрительных типа кавказской наружности, одна проститутка и какой-то пьяный богатик.

– Хм, – Синий на минуту задумался, – скажите, капитан, а вам наш майор Симонов звонил?

– Эй, это еще что?! – вместо ответа воскликнул капитан.

У окошка проходной стояла «двадцатая» и говорила с милиционером на пульте. «Второй» стоял вполоборота ко входу, внимательно глядя на бойцов СОБРа.

– Капитан, не отвлекайтесь, – чуть повысил голос Синий, – ваш сотрудник разберется с посетителем. Кто звонил из Управления?

– Что? А… Он сказал, что он из… не помню, какого отдела… он представился капитаном Свиридовым. Сказал, что приедет завтра.

– Когда? Когда он обещал приехать?

– Ближе к полудню… Так он сказал…

Капитан окончательно отвлекся от разговора с Синим, у него даже рот полуоткрылся. «Двадцатая» прошла через вертушку, минуя воротца металлоискателя. Милиционер вышел из помещения дежурки, держа в руках связку ключей.

– Пилипенко, куда?! – выдохнул капитан.

Бойцы СОБРа дернулись и получили каждый по пуле в лоб. «Второй» перевел свои пистолеты с глушителями на капитана. У того рука метнулась к поясу, но кобуры с пистолетом не было.

– Что, капитан, служебная неряшливость, а? – спросил Синий. – Портупею оставили где-то? Ай-ай-ай!.. Где остальные ваши сотрудники?

Капитан, моментально взмокший, поднял руку и показал в сторону бокового коридора. «Стой», – тихо скомандовала «двадцатая», и милиционер с ключами остановился.

– А где камеры с задержанными? – спросил Синий.

Капитан безвольно показал большим пальцем себе за спину, получил ребром ладони по шее и снопом повалился на пол.

– Там двое, – сказал Синий, – забери ключи у этого зомби и иди, «второй». «Двадцатая», иди к остальным ментам и морочь их. На момент взрыва должны быть живые. Давайте быстрей!

Оперативники разошлись. Синий какое-то время смотрел на застывшего посреди холла милиционера, потом тем же ударом по шее отправил его в нокаут. Вернулся «второй». За ним шел мужчина лет сорока пяти, одетый в камуфляж.

– Вы Давид Дарелия? – спросил Синий. Мужчина кивнул. – Инструктор… Камуфляж, пейнтбол, расхлябанность…

– В чем расхлябанность? – глухо спросил инструктор.

– Это вам объяснит мой друг Жук, – ответил Синий. – Уж он вам растолкует, что прежде, чем зайти, надо подумать, как выйти, и что настоящий солдат никогда не верит спецслужбам, даже своим, даже разведке… Ладно, инструктор, выводите взвод, пусть растворяются в городе по одному и собираются на базе к утру. Вы же поедете с нами на другую базу, в Жуковский. Вас ждет Суворов. Пошли, «второй», посмотрим, что там у нашей сестренки.

«Двадцатая» была уже мертва. Четыре милиционера как ни в чем не бывало смотрели телевизор, смотрели увлеченно, хотя на экране была реклама. Один милиционер продолжал душить безжизненную оперативницу, сидя на ней верхом, тоже не обращая никакого внимания на вошедших. «Второй» вскинул пистолет, но Синий остановил его. Он подошел и ударил милиционера в висок. Тот свалился на пол. Синий сел на корточки и попытался прощупать пульс у «двадцатой» на шее. Пульс не прощупывался. Синий встал и развел руками.

– Но как?! – спросил «второй». – Она запрограммировала всех и не справилась с одним сбойным… Он ведь даже не был вооружен!

– Она потратила все силы, – отозвался Синий, – сбой и возник, видимо, тогда, когда она стала терять сознание, заканчивая программирование…

Синий задумался на минуту, осмотрел комнату.

– Да, – сказал он наконец, – мозаика сложена. Раздевай ее, «второй».

– Что?

– Раздевай, я сказал, ей уже не стыдно. Одежду закинь в соседнее помещение. Экипировку, естественно, забери. Делай все быстро и уходи. Дай мне ключи от камер и один пистолет, – Синий вышел в коридор и набрал номер на мобильнике, – «Шестой», подгоняй нашу желтую бомбу. Таймер на три минуты.

Он прошел в помещение, где были камеры для задержанных. Собровцы лежали на полу. Натекло уже довольно много крови. Две камеры были открыты: оттуда вышли инструктор с «детьми». Синий прошел вдоль решеток и остановился напротив «обезьянника» с гастролерами с Кавказа.

– Здорово, орлы, – сказал им Синий, поднимая на них ствол пистолета, – вы пойдете со мной. И чтоб ни звука!

Он открыл камеру и вывел двух задержанных на улицу. «Второй» и «шестой» ждали у такси, припаркованного прямо у стены отделения. Инструктор стоял чуть поодаль.

– Инъекторы с собой? – спросил Синий. – Отлично. Расслабьте их.

Когда кавказцы «поплыли», Синий распорядился:

– Одного сажай за руль «Волги», «второго» заберем с собой. Вот так. Все, уходите. «Шестой», ты уберешь этого и надежно избавишься от тела. «Второй», высаживай «шестого» в удобном месте и езжай с господином Дарелия на базу в Жуковский.

– А вы? – подал голос «шестой».

– «Шестой», придумай себе наказание. Уезжайте! – последний раз бросил Синий и пошел прочь.

Он ушел достаточно далеко, когда за спиной прозвучал взрыв. «Это второй большой взрыв в Москве за сегодняшнюю ночь, – подумал он, – достаточно, чтобы скрутить мозги и МВД, и ФСБ. Знать бы только, что там случилось этой ночью на юго-востоке и что навело на „детей“… Там еще что-то третье произошло… Ладно, если бы было известно что-то большее, чем подозрительные группы подростков, пришли бы не за ними, а за нами. А так я уж их запутаю…» Синий уселся на скамейку в ста метрах от взорванного отделения и наблюдал прибытие первых нарядов милиции и пожарных. Когда к отделению подъехали две «Волги» без мигалок, Синий встал и пошел к скоплению машин.

В это время «второй» уже высадил «шестого» вместе с безвольным, находящимся под инъекцией кавказцем и направил машину в сторону Третьего Транспортного Кольца. Вырулив с развязки на путепровод, «второй» позвонил на мобильный «первого». Тот ответил сразу:

– Как дела, «второй»?

– Норма. Освобождение с растворением. Дядька остался что-то там мутить дальше. «Двадцатая» преставилась. Со мной инструктор.

– А «шестой»?

– Работает. Как там у вас?

– До сих пор непонятки. То ли разборки, то ли неприятности, одним словом, столкновение было, но с кем, пока никто не знает. Мы только что посетили то место с дядькой. Там все разворочено. Вся королевская конница, вся королевская рать, включая телевидение…

– У нас за спиной, похоже, намечается то же самое… Что наши?

– Мы потеряли «шестнадцатую», «двадцать второго» и «сорок первого».

– Черт!.. Что с выездом из города?

– Пока не знаю. «Двенадцатая» там, должна сообщить.

– Понял. До связи.

– Давай.

«Второй» убрал мобильник в карман.

– Что еще случилось сегодня? – подал голос Дарелия.

– Не очень понятно. Группа оперативников изымала кандидаток в «лисы». Произошла какая-то стычка. Все трое оперативников погибли, и, судя по всему, в последний момент кто-то из них подорвал место событий. То ли блатные оборзели, то ли что-то похожее на ваш случай. Произошло и еще что-то, но я не знаю, что. Непонятки, одно слово… А раз непонятки, значит, зачищать и зачищать. Представляю себе, что предстоит нам в ближайшую неделю!

52
{"b":"30988","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Будет больно. История врача, ушедшего из профессии на пике карьеры
Кто не спрятался. История одной компании
Так случается всегда
#Нескучная книга о счастье, деньгах и своем предназначении
Тепло его объятий
По кому Мендельсон плачет
Дневник кислородного вора. Как я причинял женщинам боль
Миллион решений для жизни: ключ к вашему успеху
Трезвый дневник. Что стало с той, которая выпивала по 1000 бутылок в год