ЛитМир - Электронная Библиотека

– И что за битва сегодня была? – спросил Суворов.

– За шанс, – продолжая улыбаться, ответил Киреев.

– Ах, как это красиво сказано! – с издевкой проговорил Струев. – Новенький у нас поэт, ё-моё…

– Если я не ошибаюсь, – продолжил Киреев, – нет никаких оснований полагать, что сегодня хоть что-то проиграно. Зато была проверка боем. И результат положительный.

– Пять-четыре? – невесело усмехнулся Суворов.

– Вот-вот, – подтвердил Киреев.

– А что за человек вмешался в сделку с бандитами? – спросил Суворов. – Ты выяснил?

– Нет, – ответил Киреев, – парень и сам не знает, кто это. Кроме того, у страха глаза велики. Но я буду его искать.

– Как могли так запросто положить троих оперативников? – спросил Струев.

– Не думаю, что запросто. – Киреев почесал переносицу пальцем. – Судя по всему, наш новый кандидат действительно в перестрелке не участвовал. Но была стычка пятерых или даже шестерых против троих. Возможно, оперативники расслабились, возможно, их подловили… Не знаю… Надо работать со всем штатом оперативников и надо искать этого загадочного опасного человека, надо усилить конспирацию при оперативной работе…

– И надо кончать с мобильниками, – добавил Суворов. – Вы завтра оба вместе со Штейманом займетесь налаживанием новой системы связи. Насколько я понимаю, новые устройства готовы в достаточном количестве. У вас на это два дня, господа. Сашка, этого самого Вячеслава Сергеевича изолировать и надежно спрятать, завтра с ним поработает доцент.

– Данила…

– Я сказал: с добровольцем поработает Струев, – тихо, но с нажимом проговорил Суворов, – и поехали отсюда, что мы здесь торчим?!

– Я останусь, помогу с эвакуацией, – сказал Киреев, – потом проедусь по резервным базам. Если удастся, посплю пару часиков.

– Поехали, доцент, – бросил Суворов и пошел к «Баргузину».

Вслед за Струевым и Суворовым в салон мини-автобуса вошли два оперативника.

– Эт-то еще что за дела? – строго спросил Суворов.

– Данила Аркадьевич, нам Киреев приказал.

– Валите отсюда, ребятки, – махнул на оперативников рукой Суворов, – один пусть садится рядом с водителем, а второй – к черту! Эй, за рулем! А ну-ка вруби что-нибудь веселенькое.

Когда мини-автобус тронулся с места, Суворов спросил:

– Я не понимаю тебя, доцент. Что за мухи вечно на тебя зарятся, а? Что на этот раз?

– Ничего особенного, – ответил Струев, – ровным счетом ничего. Хотя… возможно, что и есть в этом во всем что-то. Но мне понадобится время на анализ.

– Давай еще раз. Ты по-прежнему считаешь, что нас не вскрыли?

– Да, считаю. В том смысле, в каком формулировалась задача и сам термин, никто нас сегодня не вскрыл. Несмотря на СОБР. И потом, Данила, что проку? Если вскроют, уже все равно. Пути назад нет. Или все идет по плану, или никак. Можешь уточнить у Анюты. На этом этапе и до самого всплытия никаких планов «Б» у нас нет и принципиально быть не может. А попытаться спасти свою жизнь в нашем положении – самое дурное и бесполезное дело.

– Ты хочешь сказать, что Страж нам уже не нужен?

– Нужен, – ответил Струев, – но Страж может следить только за потенциальными опасностями, оценивать близость к вскрытию и все такое… Сказать, вскрыли или нет, я могу, но функция моя уже не в этом.

– На вопрос ты все равно не ответил. На кой черт нам Страж, если… То есть… Что, доцент, теперь все, Страж только будет указывать, кто потенциально нам может помешать?

– Уже да, – ответил Струев, – ты сам сказал, что Рубикон перейден. Кстати, Данила, ты никогда не думал, что у нас могут быть конкуренты?

– Толик говорит, у нас их уже сейчас минимум три.

– Да я не об этом, – поморщившись, сказал Струев, – не враги и не конкуренты на выборах, а конкуренты.

– Не понимаю тебя…

– Те, кто хочет… или согласен все радикально изменить, но не мы.

– Почему тогда конкуренты?

– Данила, ты то кажешься мне гением, то тупицей. Ты подумай сам: если это предположение…

– Безумное предположение, – ввернул Суворов.

– Хорошо, хорошо, – Струев поднял руки вверх, – так вот, если это безумное предположение верно, то мы боремся за один и тот же ресурс.

– Если ресурсы им нужны для того же, что и нам…

– Данила, ты другие ресурсы, кроме нефти и газа, способен представить? Это хорошо, что ты сейчас промолчал. Это вызывает у меня оптимизм. Тем не менее в любом случае конкуренты – это конкуренты…

– Если они есть.

– Конечно. Если они есть, – согласился Струев, – ты, Данила, хоть раз думал над тем, что нас ждет, если у нас все получится? Пастораль эндакая или проблемы, о которых мы даже помыслить сейчас не в состоянии?

– Ты это к чему? О чем конкретно… не в состоянии?

– Ну вот что, если…

У Суворова зазвонил телефон. Он извлек мобильник из кармана, посмотрел на его экран и, озабоченно хмыкнув, ответил на вызов:

– Слушаю.

– Данила? Это Всеволод, – услышал он в трубке. – Маразм крепчал, деревья гнулись. Я такое наблюдаю в первый раз.

– Говори толком.

– Толком-то как раз ничего и непонятно, кроме того, что никто на нас не охотился.

– Объясни.

– Мне бы самому себе объяснить… СОБР, полных три взвода, подняли по оперативной ориентировке. Якобы на той самой стройке малина бандитская была или сход авторитетов. Ерунда какая-то… Мне капитан в том самом отделении милиции, которое мы разворотили, сказал, что ему позвонил капитан ФСБ Свиридов. Я разыскал этого Свиридова, поднял с постели и напустился на него. Так вот, он сам был поставлен в известность рутинным образом неким чином МВД. Так что это не операция ФСБ и вообще не их идея. Свиридов собирался подъехать побеседовать с задержанными просто потому, что так положено. Но и это еще не все. Эта самая оперативная ориентировка не существует в природе. Ее нет в письменном виде, нет никаких материалов в разработке – словом, ничего. Я, конечно, завтра, точнее сегодня, все подробно выясню, но, думаю, на нас никто не охотился.

– Ну хорошо, – Суворов на несколько секунд задумался, – а может быть такое, что нас разрабатывают тайно, разработка ведется очень глубоко, поэтому никто из непосвященных ничего и не знает, поэтому им скармливают откровенную туфту?

– Нет, – решительно ответил Синий, – Данила, я свое ведомство знаю. Они бы скорее попытались внедрить кого-нибудь во взвод или спровоцировали бы побег инструктора или кого-нибудь из «детей» и проследили за ним. Даже если бы нами занялись ну очень умные люди, то они бы постарались выйти на нас, но не накрывали бы взвод. Если теперь предположить самую удивительную изобретательность ФСБ, то в оборот возьмут меня, причем завтра же. Но это уже совсем фантастика.

– М-да… Что собираешься делать?

– Сейчас пойду дрыхнуть. Завтра буду все выяснять.

– Хорошо. И вот еще что. Завтра вечером заедешь к Штейману. Все мобильники к черту. Переходим на другие средства связи.

– Нет проблем. Если я не появлюсь или не позвоню, то…

– Иди ты! – вместо пожелания удачи зло проговорил Суворов и прервал связь. Какое-то время он сидел молча и сопел с закрытыми глазами, потом сказал, обращаясь к Струеву:

– Это Синий звонил. Случай с «детьми» тоже, похоже, пшик.

– Хорош себе пшик! – хохотнул Струев. – Ладно, послушай…

– Избавь, – перебил Суворов. – Куда сейчас поедем? Где будем ночевать?

– Поехали на семнадцатую базу.

– В Убежище?

– Вот-вот. Выпьем по маленькой, ляжем на раскладушки…

– Там нет раскладушек.

– Не важно. Ляжем на диванчики, раз нет в тебе романтики, и, пока не заснем, будем говорить о высоком и вечном…

55
{"b":"30988","o":1}