ЛитМир - Электронная Библиотека

– Какое же?

– Нужна женщина-хьюмен, а я полагаю, что таковых нет. Более того, вероятность появления женщины-хьюмена ничтожна мала. Наверняка они ищут латентных женщин-хьюменов, но, думаю, у них и без этого хватает проблем. Кроме того, они могут и опасаться женщин-хьюменов, ведь это изменит их мир.

– Почему изменит? – спросил Суворов. – Ба, профессор, да не на первородный ли грех вы замахнулись, а?

– Напрасно иронизируете, Данила.

– Это вы напрасно… Черт, вы всерьез, что ли? А, бог с вами, сейчас опять начнете плести ваше кружево. Вернемся к делу. Итак, видимо, родиться хьюменом недостаточно, необходимо воспитание или еще что-то там такое. Далее, им, быть может, вовсе не хочется, чтобы их было много. Почему? Молчите? Что же… Как вы там сказали? Давайте подумаем вместе. Они могли бы уйти, создать собственное общество, оставить мир развиваться или деградировать по его собственным законам, однако, судя по всему, они этого не делают… Вот оно что! Им нужно человечество. Нужно, потому что только в человечестве зарождаются особи их вида, нужно, потому что, оставшись одни, они более не смогут быть эгоистами.

– Bingo, Данила! – воскликнул Тродат. – Что же касается воспитания, то, насколько мне известно, они инициируют своих, принимают, так сказать, роды… Для остальных выводов вам не потребовалось серьезных умственных усилий, вы ведь видели нечто подобное, не так ли?

– Золотой миллиард и все остальные…

– Именно. Вас с начала так называемых реформ пытались убедить, что развитые страны более всего хотели бы жить отдельно от остальных, поскольку самодостаточны, но вы-то хорошо знаете, что это не так. Россия – другое дело. Однако она всегда с самыми плачевными последствиями для себя включалась в решение мировых конфликтов. Боюсь, что не избежит и грядущих…

– Нас ждут проблемы?

– Еще бы! Но… я не знаю, какие. Однако есть один вопрос, по которому пройдет водораздел, баррикады, если хотите. На чьей вы стороне – вот этот вопрос. На стороне избранных или на стороне всех остальных? Об этом никогда нельзя забывать.

– Забавно получается, – Суворов выкинул сигарету и полез в карман за следующей. – Отсюда вывод – быть только на своей стороне невозможно. Видимо, не зря вы спрашивали меня о том, как бы мы отнеслись к содействию мирового правительства… Ладно, Джеймс, ну а вас-то что интересует?

– Будущее, – ответил Тродат, – меня интересует будущее.

– А будущее выковать без помощи России невозможно, не так ли?

– Видимо, так. Но что это за будущее, никто не знает. Я убежден лишь, что, только сплотившись, мы выживем.

Тродат и Суворов сделали полный круг по тропинке и остановились в нескольких шагах от парковки.

– Скажите мне, Джеймс, – спросил Суворов, закуривая, – покушение на вас два года назад совершал хьюмен?

– Еще вопрос, было ли это покушением… Но вы правы. Это был хьюмен.

– Почему бы ему не воспользоваться ментальным воздействием вместо того, чтобы… Ба! Да вы, стало быть, резистентны к такому воздействию… Как говорит доцент, раз нативно резистентен, значит латентно способен. Боже! У вас не «приняли роды», но в вас сидит та же или похожая мутация. Вы – часть их системы мира. Как я могу, в таком случае, вам доверять?!

– В точку! – ответил Тродат. – Это тупик, без сомнения. Однако это ничего не меняет. Казалось бы, вам следует сделать выбор, верить мне или нет. Но, поверьте, ваш выбор, выбор вашей страны, вашей цивилизации уже сделан. Вам остается только понять, почему он сделан.

– Каков же наш выбор?

– Вы будете сражаться с хьюменами, в этом не может быть сомнений.

– Вам-то какой от этого прок?! Что нужно вам?

– Хьюменам нужен этот мир. Для того чтобы успешно развивать свой вид, им требуется определенное развитие событий в мире, им нужен определенный баланс… Я же хочу им помешать.

– Вы понимаете, Джеймс, что, узнав о вас то, в чем вы признались, я должен изолировать вас, а может быть, даже уничтожить?

– Понимаю, – ответил Тродат, – но вы этого, надеюсь, не сделаете, Данила. Я почему-то думаю, что я вам пригожусь. Но вам самим придется решать, использовать полученную от меня информацию или нет. Однако, как я уже сказал, ваш выбор уже сделан, вам остается только это осознать.

– Черт, Джеймс, вы даже не подозреваете, насколько вы опасны!.. Хм-м, так вы поэтому настаивали на немедленном сожжении трупов хьюменов, которые напали на вас? Ну конечно! Вы подверглись самому тщательному медицинскому обследованию и поэтому боялись, что мы сможем обнаружить подозрительное сходство в генетических отклонениях между вами и этими. А тогда…

– Тогда, Данила, у КГБ появились бы ко мне вполне оправданные и очень неприятные вопросы, и такой откровенный разговор, как сейчас, был бы просто невозможен. Вам чины госбезопасности преподнесли бы все таким образом, что это было разборкой между врагами, между чужими…

– Мне еще не поздно подумать так.

Тродат ничего не ответил, только молча пожал плечами, вынул из кармана пуховика компьютерный диск и протянул его Суворову.

– Здесь, Данила, – сказал он, – почти все, что я знаю о хьюменах. Возьмете? Вы колеблетесь? Вы раздумываете, взять или не взять это, чтобы не попасть под влияние опасного америкоса? Дело ваше. Вы можете отправлять меня к моим Макдоналдсам, ничего другого я сделать для вашей страны не могу.

Суворов взял диск и спрятал его во внутренний карман пальто.

– Вы хотите что-то еще спросить, Данила?

– Да. Почему Россия?

– По многим причинам. Однако есть такая штука, как коллективная ментальность. Не коллективное сознание, а именно коллективная ментальность…

– Вы не зря так интересовались смыслом слова «мир»…

– Конечно, – ответил Тродат, – разве бывает что-либо случайное? Итак… Коллективная ментальность свойственна не только русским, однако именно у русских она обрела цивилизационные черты. Люди, активно действующие во имя такой идеи, не будучи резистентными к ментальному воздействию, все же могут ему не поддаться. Да и не это главное. Дело в том, что только русские, зная о превосходстве другой расы над собой, все равно будут считать носителями правды себя, пусть даже эта правда разойдется с истиной.

– А я, профессор, не верю ни в эту истину, ни в это превосходство.

– Вот видите? – улыбнулся Тродат. – Это же замечательно, что не верите! Американцы, к примеру, тоже могли бы так сказать, но им-то как раз можно доказать наличие превосходства. А вам… Вам, русским, доказать такое нельзя. Американцы считают идею демократии истиной в последней инстанции, однако истиной они ее считают, потому что демократия удобна, полезна и гуманна. У русских же мистическое понятие истины. А если истина отвратительна, на ее пути встает правда, и вашу правду вы не отдадите.

– Не объясняйте мне банальные веши, – раздраженно перебил Суворов, – вы хотите использовать нас против них. Вы почему-то ненавидите их. Еще большой вопрос, поверю ли я вам!

– Ваш выбор сделан, Данила, – сказал Тродат, – причем задолго до вашего рождения. Кажется, я уже это говорил…

Суворов помолчал какое-то время, потом спросил:

– Долгоживущие и есть хьюмены?

– Нет, конечно, – ответил Тродат, – но хьюмены живут долго. Те из долгоживущих, что не являются хьюменами, – всего лишь следствие их деятельности.

– Я не поверил вам, профессор, – после паузы произнес Суворов, – но я хочу, чтобы вы продолжали работать. Что вам нужно, чтобы двигаться дальше?

– Просто сообщайте мне о ваших успехах, – ответил Тродат, – и предоставьте мне возможность иногда с вами поговорить.

– Черт, профессор, почему вы так уверены, что хьюмены опасны для нас?! Почему мы должны начинать войну первыми?

– Возможно, вы или они ее уже начали. Продолжайте давление в Европе, делайте все то, что наметили, и вы обязательно наткнетесь на них. Могу дать подсказку: поворошите Женеву. Туда лежит ваш путь.

– Швейцария не приняла условий договора с Европой.

60
{"b":"30988","o":1}