ЛитМир - Электронная Библиотека

– Подтверждаю, – сказал Суворов.

– Вот и здорово, – заключил Струев. – А теперь выпью я. Но сначала давайте музычку послушаем.

Он взял со стола пульт, ткнул кнопку, заорала музыка. Потом он плеснул в стакан виски, глотнул и, не отнимая стакан от лица, заговорил:

– Ты меня слышишь, Данила?

Суворов кивнул. Снял коммуникатор и сунул в накладной карман пиджака.

– Замечательно. В пятнадцать ноль-ноль будет пересменка. За три-пять минут до этого времени эта комната будет отключена от систем наблюдения, причем ото всех. Если что, техники сошлются на перезагрузку основного сервера при приеме дежурства. С Фломастером я уже договорился. До прихода вестового у тебя будет время, чтобы продумать инструкции. Теперь пей ты.

Суворов забрал стакан, скинул со стоящего рядом стула компакт-диски, сел, налил виски из своей бутылки, отпил, отнял стакан от лица и проговорил:

– Да, давненько мы с тобой не бухали…

– А ты не налегай, – ответил Струев. – Совещание важное. Предлагаю пригласить Президента и Минейко.

– Да-да, Минейко обязательно, его тема сейчас очень даже… – он закрыл рот стаканом. 

– Он-то здесь с какого боку? Что этот младшенький может знать про 23?!

Струев улыбнулся, достал сигарету и закурил. Суворов последовал его примеру, поставив стакан на пол между собой и Струевым. Только сейчас он обратил внимание на то, что все мониторы компьютеров потушены, однако лежащий на столе рядом со Струевым ноутбук, хоть и закрыт, но помаргивает зеленым светодиодом – работает. Струев взял с пола стакан, налил в него, отпил, затем снова поднес стакан к лицу и проговорил:

– Какой он, на хрен, младшенький! Ты нашего милого Федю ногами-то не пинай – нехорошо.

– Что?!

– Тихо, Данила, не кипятись. Осталось недолго. Выпей лучше малость.

Минут пять просидели, перекидываясь ничего не значащими репликами, пили и курили. Потом Струев посмотрел на часы.

– Все, – сказал он, выключая музыку, – звони Минейко и Президенту. Совещание в четверть четвертого. Быстро! Не сиди кулем!

Президент подошел к телефону сам, секретарь отлучился обедать. Согласился сразу:

– Нет проблем, Данила Аркадьевич. Только я прошу вас: мне завтра надо лететь в Москву, хотя бы на три дня. Вы не хуже меня знаете, что мне надо делать свою работу. А я сижу здесь уже шестые сутки. Что это, ей-богу, за краткосрочный отпуск такой у Президента, где его никто не видит?

– Хорошо, Сергей Савельевич, завтра вечером организуем спецрейс на Москву. Так в пятнадцать пятнадцать в шестой переговорной?

– Помню-помню, Данила Аркадьевич. Секретарь нужен?

– Нет, полагаю, нет.

– Тогда до встречи.

– До встречи, Сергей Савельевич.

Минейко заартачился. Стал ссылаться на срочные исследования, на то, что уже стоит под парами авто, чтобы ехать в Томск и что удобнее будет через неделю. Суворов вполне натурально съехал с нарезки и наорал.

– Но при чем здесь я, Данила Аркадьевич? – стал умолять Минейко.

– Вы, Алексей Федорович, занимаете важный пост в нашей системе, но, видимо, вы забыли, что ваши научные изыскания – лишь вторая по важности задача. А сейчас вы нужны нам здесь. С ситуацией 23 не шутят. В пятнадцать пятнадцать. Шестая переговорная. Все строго конфиденциально. Все.

Суворов бросил трубку на аппарат.

– Президент-то тебе зачем? – спросил он. – Ах да, ты же у нас этот… Нужен легитимный глава государства и все такое…

– Нужен.

– Ты бы еще Думу в полном составе притащил!

Струев не отвечал и смотрел на часы. Через минуту оторвался от циферблата и сказал:

– Все. Комната слепа. Теперь смотри, – он раскрыл ноутбук и передал его Суворову. – Здесь статистические графики, отпечатки пальцев Минейко, все прочее. Смотри.

Суворов какое-то время просматривал данные на экране компьютера.

– Этот сукин сын клонировал себя, что ли? – наконец растерянно спросил он.

– Данила, ты дурак или прикидываешься? Когда клонировал? 25 лет назад? Или 30? Сколько твоему младшенькому?

– Тридцать два.

– Думай быстрее, Данила!

– Батюшки-светы, – схватился за голову Суворов, – и ты раскопал это, подгадал время и вытащил меня сюда. Программист хренов! Ты иначе никак не мог поставить меня в известность?

– А я тоже боюсь, Данила. Тем более что ты не все мне рассказал…

– На все у меня не было времени…

– Не юли, Данила! Ты не все мне рассказал еще тогда!

Суворов промолчал.

– Ты всегда недолюбливал мой интерес к маленьким зеленым человечкам, – продолжал Струев. – А у нас, кстати, есть и ситуация 28 в полный рост. Сам смотри. Как видишь, она коррелирует с ситуацией 23 все последние 3 года.

– Ну, человечки-то серые…

– Хоть серо-буро-малиновые. Никакого отношения к статистике по ситуации 28 они не имеют. Данила, зачем ты это скрыл?

Суворов снова промолчал. Потом спросил:

– Ты думаешь, что Минейко может что-то подозревать?

Струев кивнул.

– И что же, может контролировать базу?

– Он просто должен попробовать, – ответил Струев. – Тебе лучше знать, Данила, чем они и в какой степени владеют.

– Как же так? – Суворов снова закурил. – Это же наш Федя… Сколько соленых собак съели вместе! Он ведь жизнью рисковал, столько всего пережили… И потом…

– Потом получается, – подхватил Струев, – что они среди нас не менее 17 лет, если, конечно, Минейко не подменили. Хотя, да… Глупость получается, зачем тогда все эти сцены с сыном…

– Его не подменили, – глухо произнес Суворов, – они нарушили договор…

– Договор, значит? – Струев покачал головой. – Я что-то в этом роде и предполагал. Ты в Гамбурге с ними договорился, надо понимать?

– В Гамбурге, – подтвердил Суворов, – что теперь?

– А теперь, Данила, мы будем запечатывать базу без использования электронных средств связи, причем начнем только тогда, когда все пятеро пойдут к шестой переговорной.

– Ты уверен, что мы справимся?

– Нет, – зло отозвался Струев, – ты ведь не дал мне необходимых данных. Я выискивал их остатки сам. Кое-что есть… Ты так?

Суворов кивнул, распрямил спину. В дверь постучали. Лейбниц стукнул в ответ. Из коридора постучали четыре раза. Лейтенант рванул дверь на себя и втащил вестового в комнату.

– Господин Старший Советник, сержант Иванов…

– Отставить, сержант, – сказал Суворов. – Слушайте и запоминайте. Вы должны действовать очень быстро и, главное, очень точно. Сначала вы бежите к Морозову. Он должен вооружиться по режиму полной готовности, – Суворов достал из кармана простой бумажный блокнот и начал писать. – Я дам вам письменный приказ. Даже два. Затем вы вдвоем бежите к Щерину. Он снимается с дежурства и сдает его лейтенанту Морозову вместе с оружием и коммуникатором. В случае неповиновения никаких арестов, огонь на поражение. Морозов должен запечатать базу, предварительно выпустив вас. После прибытия внешней войсковой части командование переходит к старшему из прибывших командиров. У вас есть частный автомобиль?

– Так точно.

– На внешней парковке стоит?

– Так точно.

– Отлично, – Суворов вырвал из блокнота первый листок и передал его сержанту. Затем сразу начал писать на втором. – Вы садитесь в автомобиль и едете в войсковую часть 0987. Там скажете, что у вас донесение лично для командира части полковника Трукова. Ему скажете только два слова: «Красный вымпел». Повторите.

– Красный вымпел.

– Отлично. – Суворов выдрал из блокнота второй листок и передал сержанту. – Это для полковника Трукова. На все действия внутри базы у вас три с половиной минуты. На путь до Трукова – тридцать – тридцать пять минут. Все ясно?

– Так точно.

– Все, идите.

Лейбниц распахнул дверь и быстро вытолкнул вестового в коридор, после чего снова закрыл и запер дверь.

– У тебя неплохо получается, Данила, – криво усмехаясь, проговорил Струев. – «Красный вымпел», двойная смена командования, все такое… Параноик – снова комплимент, как в старые добрые времена?

67
{"b":"30988","o":1}