ЛитМир - Электронная Библиотека

– Видимо, вы неплохо знаете русский? – спросил Мюллер.

– Знаю, – признался Тродат.

– Я правильно понял, что она послала меня куда подальше?

– Если бы русская дама такого достатка захотела вас послать, она бы сделала это гораздо резче.

– Значит, я ей понравился.

– Думаю, нет.

– Ну вот…

– Не обижайтесь, Винфрид, с определенного времени русские женщины не любят иностранцев, тем более немцев.

– Откуда она знает, что я немец? – вскинулся Мюллер.

– Акцент, милый друг, акцент…

– Какого черта она понимает в акцентах?!!

– Понимает, раз сказала «грэтхен», – ответил Тродат, – и потом, судя по манере езды и откинутому верху кабриолета, это «лиса». А «лисы» и «медведи», хоть и сдерживают себя, иностранцев не любят.

– Она «лиса»?!

– Ну да, думаю, это самое логичное предположение.

– Но ведь «лисы» – это элитные женщины-боевики и охранницы русских спецслужб. Она что, на задание спешила?

– Если бы она спешила на задание, – ответил Тродат, – она бы так не светилась.

– То есть?

– То есть нас ведут, причем совершенно открыто.

– Кого интересуют иностранные специалисты, едущие на работу? И потом, что, за нами в Институте последить нельзя или жучка в эту самую «Ниву» поставить?

– Кому-то нужен я, – хмуро ответил Тродат, – и совсем не спецслужбам. Как раз спецслужбы говорят нам: все о'кей, мы вас ведем.

– Вы, Джеймс, похоже, знаете о России больше, чем можно предположить…

– Возможно. Признаюсь даже, что моим непосредственным коллегой в Томске будет уже известный вам полковник КГБ. А пригласил меня лично Данила Суворов.

– Да вы большая шишка! – хмуро буркнул Мюллер.

– Не такая уж большая, уверяю вас, – ответил Тродат, – просто прошу у вас прощения за то, что вы оказались втянутым в операцию русских спецслужб.

– К черту ваши извинения!

Мюллер замолчал и какое-то время смотрел только на дорогу. Тродат пожал плечами и занялся тем же. И тут он вдруг увидел, что «Газели» впереди них уже нет, а всю их сторону дороги перегораживает «КамАЗ», неожиданно выехавший из двора. «Нива» тем не менее не тормозила. Тродат повернулся к Мюллеру и увидел, что тот находится без сознания, его тело бьется в конвульсиях, а на губах выступила пена. Глядя на Мюллера, Тродат заметил, что с противоположной стороны улицы к ним бежит городовой («Или как их там сейчас, черт побери, называют…»), на ходу умудряясь свистеть в свисток. Машины тормозили, пропуская полицейского. Когда тот уже достиг разделительной полосы, за его спиной вдруг показался еще один человек и легко, будто это был не полицейский, телосложением напоминавший Шварценеггера, а пустая пластиковая бутылка, бросил его под едущую «Ниву». Только за счет этого машина затормозила, подпрыгнула, переезжая городового, и врезалась в грузовик с уменьшенной силой. Тродат все равно чуть не потерял сознание, затянутый по-дурацки устроенным ремнем безопасности. Человек, убивший полицейского, перепрыгнул через «Ниву» и, уже не спеша, пошел на противоположную сторону улицы навстречу еще одному полицейскому. Второй городовой успел выхватить пистолет и открыл огонь по идущему к нему убийце. Огонь был совершенно неэффективен: городовой расстрелял всю обойму, а неизвестный все шел к нему. Тродат наблюдал за происходящим, словно загипнотизированный удавом кролик. Человек подошел к полицейскому, остановился на секунду, и тот как подкошенный рухнул на дорогу. Убийца развернулся и медленно пошел к «Ниве», в которой сидел Тродат.

В этот момент на крыше «КамАЗа» появилась давешняя барышня, уже без шубы, шапочки и очков, но зато с пистолетом, и открыла плотный огонь по приближавшемуся к «Ниве» незнакомцу, голова которого раскололась, словно арбуз, и он рухнул на мостовую. Женщина ловко спрыгнула вниз на дорогу и покатилась по ней, через секунду оказавшись рядом с нападавшим. Тот, практически с наполовину отсутствующей головой, шевелился и как будто даже пытался встать. Сменив обойму, женщина продолжила огонь, теперь целясь в сердце. Расстреляв все патроны, она снова сменила обойму и, стоя на одном колене, прицелилась в кого-то на противоположной стороне улицы. Тродат повернул голову и увидел, как от нее убегает еще один человек, быстро скрывшийся в толпе на тротуаре. Женщина моментально оказалась рядом с «Нивой», распахнула правую переднюю дверь и вытащила Тродата наружу, по ходу чуть снова не задушив его ремнем безопасности.

– Двигайся, если хочешь жить, – сказала она на удивительно чистом английском.

– А герр Мюллер? Он, возможно…

– Охранять его мне не приказывали. Через пару минут здесь будет «Скорая». Если твой дойч еще жив, конечно. Двигайся!

Женщина поволокла его в обход «КамАЗа», не убирая оружия и все время оглядываясь по сторонам. Только сейчас Тродат заметил в ее ухе коммуникатор. Спортивная «Лада» находилась с другой стороны грузовика. Крыша была уже закрыта, двигатель продолжал работать. Женщина перепрыгнула через машину и распахнула водительскую дверцу.

– Давай прыгай, – уже по-русски предложила она профессору. Тот и не подумал не подчиниться. Едва он захлопнул свою дверцу, машина развернулась практически на месте и рванула в обратном направлении. – Пристегнись!

Тут только до Тродата дошло: он должен был ехать на метро, ему изменили транспорт и маршрут, затем стали готовить прикрытие. Если бы он вошел в метро, он наверняка или уже погиб, или оказался в руках тех, кто только и был способен на такую наглую вылазку в сибирском городе.

– Небось неприятно спасать америкоса? – спросил Тродат на русском.

– Всегда неприятно спасать дураков, – отозвалась женщина. – Да какая мне разница: америкос, араб или русский. Вы нужны, поэтому есть задание, и я его выполняю. И еще у нас работа такая: спасать и охранять людей.

– Ну да, – неожиданно для самого себя перешел на английский Тродат, – а двое полицейских и немец – не люди. Я представляю чуть большую ценность.

Тродат думал, что женщина разразится сейчас злобной тирадой или вообще врежет ему как следует (нет, от «как следует» он бы скончался на месте), но она только спокойно предложила по-русски:

– А вы накатайте на меня телегу.

– «Накатайте телегу»? – переспросил, не поняв, Тродат.

– Ну да, – ответила женщина, – напишите жалобу. Мне по барабану, зато в следующий раз такого опасного субчика вроде вас вести будет рота «детей».

– Хм… «мне по барабану» – это «I don't care»? – спросил Тродат.

– Типа того, – ответила «лиса».

Некоторое время они молчали.

– Мне нужна связь с господином Суворовым, – наконец сказал Тродат.

Женщина потянулась, открыла бардачок и вынула оттуда мобильник.

– Если знаете, как связаться, связывайтесь.

После нескольких неудачных попыток соединения какой-то мужчина отозвался по-русски:

– Мистер Тродат, ждите. Данила Аркадьевич тоже хочет с вами побеседовать.

Машина продолжала нестись по улицам и дворам города. Держа мобильник возле уха, Тродат старался поменьше смотреть на дорогу. Лишний раз пугаться – что за глупость в его положении?

– Здравствуйте, профессор, – услышал он наконец в трубке знакомый голос, – как вам Сибирь?

– Стреляют, – в том же тоне отозвался Тродат. – Женщина – «лиса»?

– Вы хотите спросить, наш ли она человек?

– Собственно… Да.

– Наш. И этот наш надежный человек отвезет вас в место, где вы будете временно работать и жить.

– Не имею возражений.

– Отлично.

– Господин Суворов, хотелось бы срочно побеседовать с вами.

– Да. Я позвоню. Возможно, завтра.

– Спасибо. До свидания.

– Всего доброго, профессор.

Тродат отключил связь, раскрыл бардачок и положил туда мобильник. В бардачке он увидел несколько обойм к пистолету и две гранаты.

– Вы неплохо экипированы, – сказал он женщине.

– Я сегодня отвратительно экипирована, – отозвалась та, – и день у меня нынче не задался.

Они выехали за город и через десять минут свернули с трассы, почти сразу подъехав к серым воротам без опознавательных знаков. Навстречу им вышел лейтенант. Он оглядел машину и пассажиров и снова скрылся за воротами. Ворота стали разъезжаться, открывая проезд. Машина въехала на территорию.

9
{"b":"30988","o":1}