ЛитМир - Электронная Библиотека

Милиционеры знали Артура, как одного из самых колоритных жителей микрорайона, а также неоднократно видели Леху, я без труда предъявила документы. У молодцев в камуфляже удостоверений личности с собой не было никаких, если не считать наколки «ВАСЯ» с указательного пальца по мизинец на правой руке Лехиного однополчанина. Петр Николаевич предъявил водительские права.

Нас допросили. Я честно рассказала все, как есть – в плане появления бандитов из охранного предприятия в моей квартире. Молодцы в камуфляже твердили, что ничего не знают – они просто выполняли приказ. Им думать не положено. Понятно: роботы. Нападают, дерутся, убивают, берут в заложники, калечат. Родная милиция обратила взоры на Петра Николаевича.

Хвостов заявил, что о полученном им от начальства задании может сообщить лишь конфиденциально представителям правоохранительных органов. Он не имеет права разглашать подобную информацию в присутствии посторонних лиц. Петр Николаевич опять говорил очень долго, правда, на этот раз ни поэтов, ни прозаиков не цитировал.

Мне почему-то показалось, что он намерен выдать свое сообщение милиции в твердой валюте, предназначенной для карманов отдельных ее сотрудников. Наверное, эти представители решили точно так же. Не исключаю, что в фирме «Сатурн» для таких случаев имеется специальная касса, именуемая как-нибудь вроде «Фонд бескорыстной помощи бедной милиции» или «Фонд оказания содействия людям в форме, все еще остающимся на госслужбе, с целью привлечения их на свою сторону».

– Гражданка Тетерева, – обратились ко мне, – заявление писать будем?

Я задумалась на несколько секунд и решила, что лучше мне этого не делать. А то нагрянут еще какие-нибудь друзья и знакомые Петра Николаевича…

– Если господин Хвостов сейчас в присутствии свидетелей клятвенно пообещает, что больше никогда не переступит порога моей квартиры… – начала я.

– Обещаю, – перебил Петр Николаевич, сложил три пальца и осенил себя крестом. Правда, крест получился несколько корявый, так как мешала рука Артура, державшего Петра Николаевича в углу.

– Все равно придется проехать в отделение, – заявил старший лейтенант Хвостову и молодцам в камуфляже.

– Проедем, проедем, – быстро заговорил Хвостов, явно предпочитая общество представителей милиции моему и соседям.

В кухню просунулась голова одного из рабочих, сообщившая, что дверь готова.

– Я расплачусь, – заявил Петр Николаевич, извлек бумажник, достал из него несколько зеленых купюр – так, что господа милиционеры видели, что там осталось еще, и немало, вручил деньги работяге, тот – мне ключи, и незваные гости стали собираться на выход.

Остались лишь Артур с Лехой.

– Лерка, во что ты вляпалась, черт побери?! – заорал Артур, когда я вернулась на кухню, закрыв входную дверь.

– Если б я знала, – вздохнула я.

– Это все из-за Аньки? – подал голос Леха.

Я пожала плечами. Но ведь все происходящее явно связано с ней. Пока никто из ее знакомых не видел меня, я жила тихо и спокойно. Чего ж еще ждать впереди?

– Сваливай из города, – твердо заявил Артур. – Куда угодно.

Я молчала, потом посмотрела на Леху и спросила:

– Ты сможешь выяснить у своего приятеля, в чем тут дело? Хотя бы на кого они работают?

– А что тебе это даст? – встрял Артур.

Леха заметил, что не успел обменяться с однополчанином адресами-телефонами. Надо ждать, когда он сам свяжется с ним.

В дверь опять позвонили. Это вернулась Анька.

Артур вылетел в коридор и стал орать на нее благим матом. Вслед за ним выкатился Леха. По батарее опять застучали. Проснулся родитель, пошатываясь вышел в коридор, увидел нас с Анькой, стоявших рядом с одинаковыми фингалами и царапинами (на одежду, как я догадываюсь, папашка не обратил внимания). Наверное, он решил, что у него в глазах двоится, опять покачнулся – и сполз по стеночке. Артур забыл про Аньку, подхватил папашку и понес назад на диван.

Я посмотрела на Аньку.

– От ментов откупились, – заявила она. – Но для них было бы лучше посидеть в «обезьяннике».

– Почему? – не поняла я.

– Потом узнаешь, – сказала она, ничего не объясняя. – Или не узнаешь.

– Аня, кто это был? – спросила я о том, что волновало меня больше всего.

Поликарпова хмыкнула.

– Они тебе представлялись? – ответила она вопросом на вопрос.

Я вкратце рассказала про пребывание Хвостова в моей квартире.

– «Сатурн» возглавляет Пранас Кальвинскас, старший сын Инессы, – сообщила Анька. – Они не ошиблись квартирой. Только вот откуда они узнали, что меня нужно искать здесь? Или просто приехали наудачу?

– Ты хочешь сказать, что десяток молодых бугаев… Кстати, а автобус внизу еще стоит?

Анька сообщила, что следила за происходящим из высокой травы, потом к ней подключились двое мальчишек, как она поняла, одноклассников Костика, принявших ее за меня. Мальчишкам было страшно интересно. Вслед за автобусом приехала «Вольво», из которой вылез Хвостов. Потом часть молодцев вернулась в автобус и отбыла в неизвестном направлении. Затем приехал грузовик, на котором привезли бронированную дверь, – и сразу уехал. Машина Хвостова оставалась без присмотра, чем Анька и воспользовалась.

– Что ты сделала?! – завопила я.

Анька хмыкнула.

– Ты подложила взрывное устройство?! – пришла мне в голову мысль. Подобная идея не появилась бы у меня еще неделю назад, но после знакомства с Анькой я мыслила уже другими категориями.

Услышав мою версию, Леха издал какой-то звериный вой и с искаженным ненавистью лицом двинулся на нее на коляске, Артур тоже сделал шаг по направлению к Аньке, но больше не успел. В руке у Аньки появился пистолет.

– Все остаются на своих местах, – сказала она. – Я не настолько кровожадна, как вы думаете. Но за себя постоять умею.

Анька взглянула на часы.

– Леха, подруливай к телефону.

Сосед не понял зачем.

– Звонить будешь приятелю.

– Но я не знаю номера…

– Я тебе скажу хвостовский, – сказала Анька, извлекла из своей вместительной сумки записную книжку, открыла ее на нужной странице и, не выпуская пистолет из рук, продиктовала номер сотового телефона. Леха набрал, поставив мой аппарат на громкую связь.

На звонок ответили. Трехэтажным матом. Потом связь отключили.

– Все живы, – усмехнулась Анька.

– Но… – пролепетал Леха, ничего не понимая.

– Но обосрались, – сказала моя копия и расхохоталась.

– Как? – спросили одновременно Артур, Леха и я.

– В прямом смысле, – сообщила Анька.

Оказывается, она установила в машине баллончик со специальным газом, вызывающим именно такую реакцию организма, к баллончику была прикреплена крохотная мина с часовым механизмом. Мина – бах! Тут же баллончик – бах! А в машине все окна закрыты, потому что работает кондиционер. Ну и газ быстренько заполнил замкнутое пространство…

Анька хохотала безостановочно. Я тоже представила эту картину… Леха с Артуром переглянулись – и присоединились к нам.

Отсмеявшись, Анька повернулась ко мне.

– Отвечаю на твой вопрос, – заявила она.

Я не поняла, на какой.

– О десятке или дюжине захватчиков. Почему их было столько? И Кальвинскас, и его мамочка прекрасно понимают, что меня меньшим числом не возьмешь. – Анька помолчала, что-то прикидывая, а потом добавила: – А вообще-то и таким количеством не возьмешь. Не дамся. Учись, Лера, пока я жива.

«Вот именно: пока ты жива, – подумала я. – Допрыгаешься ты, Анька, с такими шуточками. Вот только как бы мне не досталось заодно с тобой?»

20
{"b":"30990","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
У Джульетты нет проблем
Тролли пекут пирог
Проклятое золото храмовников
Картина мира
Автомобили и транспорт
Девушка с синей луны
Холокост. Новая история
Одно целое
Личный тренер