ЛитМир - Электронная Библиотека

– Димочка, пойдем выпьем чайку, пока Костя засыпает, – заворковала Анька.

Костик, слышавший весь наш разговор, очень вежливо пожелал бандерлогу и Аньке спокойной ночи и удалился в свою комнату, но спать он совсем не собирался.

Анька была точна. Через десять минут я услышала грохот падающего тела. Соседка снизу тут же застучала по батарее.

Анька прилетела в большую комнату, распахнула дверцу шкафа и позвала меня помочь ей перетащить отключившегося гостя. Я не успела покинуть шкаф. Раздался звонок в дверь. Анька снова закрыла меня и понеслась открывать.

Это была соседка снизу. Как я и предполагала.

– Что у вас такое падает на ночь глядя?! – заорала она. – То у вас сумасшедшие цветных мышей ловят! То что-то валится! То пьяные орут! А сегодня еще приходил какой-то бандит меня про ваших мышей допрашивал! Что у вас за знакомые? Одни психи мышей ловят, другие ими интересуются!

Анька тут же описала Ивана и уточнила, он или не он? Выяснилось, что Иван от нас сразу же спустился этажом ниже и поговорил с соседкой. Но она поработала на нас – в красках описав все, что выделывал у меня в квартире Кальвинскас и как его забирали в психушку. Мне хотелось выбраться из шкафа и от души поблагодарить тетку за оказанное нам содействие.

– А теперь кто у вас на кухне свалился? – соседка не могла успокоиться.

Анька спросила у нее, не поможет ли она ей вытащить на улицу напившегося поклонника.

– Не везет мне с мужчинами, – горестно вздохнула моя копия. – То сумасшедшие попадаются, то алкоголики.

– Ну пойдемте посмотрим, – смилостивилась соседка, а потом вдруг начала жалеть Аньку, они даже всплакнули на пару, затем, как я слышала, Анька предложила ей чаю, и они обосновались на кухне (где там место-то?), обсуждая спящего на полу бандерлога. Соседка хотела на этот раз вызвать милицию. Анька же заявила, что ей Диму жалко – мужик, в общем-то, неплохой, только алкоголик, она предлагала отнести несчастного вниз и положить в его машину. Или на травку. Соседка прикидывала, смогут ли они вдвоем поднять такую тушу. Анька вспомнила про Артура, сходила за ним, и эта троица отправилась выносить бандерлога на улицу.

Я наконец выбралась из своего укрытия и рванула в туалет, затем заглянула в кухню, схватила из холодильника бутылочку колы. Тут на лестнице послышались голоса возвращающихся Аньки, Артура и соседки снизу. На всякий случай я юркнула назад в шкаф.

На мое счастье, Анька вернулась одна и выпустила меня.

– Что ты ему вколола? – было моим первым вопросом. – Опять…

– Опять совесть мучает? – усмехнулась Анька. – Ничего не колола. Добавила клофелинчику в чай. Кстати, сейчас посуду помою. Лерка, – Анька внимательно на меня посмотрела, – а ты ложись-ка спать. Ты чего-то вся белая. Плохо, да? Завтра вообще никому не будем дверь открывать, договорились? Давай я тебя доведу до кровати.

В Анькином голосе слышалось искреннее беспокойство. Она нежно подхватила меня, помогла вымыться, а потом уложила в кровать. Но я не могла сразу же заснуть. Я должна была получить ответы на несколько вопросов.

– Ленька в самом деле умер?

– Да, – не скрывала Анька. – От передозировки.

– Но…

– Я тут ни при чем.

Анька смотрела на меня честными глазами. А я ей не верила. Если Ленька и умер от передозировки – то от передозировки снотворного.

– А Настя?

– С ней все в порядке, – пожала плечами Анька.

– Ты ей тоже ввела снотворное?

Анька покачала головой.

– А что?

– Зачем тебе это знать, Лера?

Я заорала. Анька уверяла меня, что мне нельзя так заводиться – станет еще хуже. Но почему Анька убивает ни в чем не повинных людей? Почему? Они же не отнимают у нее наследство? И ей не за что им мстить. В чем они провинились перед ней?

Вместо ответа Поликарпова вышла из комнаты и вернулась со своей спортивной сумкой, которую держала под ванной, порылась в ней и достала какой-то список телефонов.

– Вот Настин, – сказала она мне, тыкая в бумажку. – Позвони, если хочешь. Если она, конечно, не спит. И не укололась какой-нибудь дрянью. Убедись, что жива. Если сама не покончила с собой. Ты же слышала, что она винит себя в том, что приучила Леньку к наркотикам. Он же не кололся до встречи с ней.

– Но Аня…

– Про «сыворотку правды» когда-нибудь слышала? – спросила Поликарпова. – Так вот, я вытянула из Насти все, что она знала.

ГЛАВА 14

К нашему с Анькой (вернее, Анькиному) сожалению, Настя не видела всего, что происходило в квартире Ларисы. Вернее, ничего не видела, а только слышала или знала по рассказам своего Леньки.

Под действием «сыворотки правды» она поведала о том, что ее сожитель Ленька неоднократно наведывался в Анькину «берлогу». Открыть балконную дверь труда не составило, а в дальнейшем он ее никогда и не закрывал. Анька этого не замечала. Правда, этот вид обогащения он освоил не так давно, в первый раз забравшись к соседям на майские праздники.

Когда у Леньки возникли подозрения, что в квартире за стеной никто постоянно не живет, они с Настей провели разведмероприятия – смогли в достаточной степени мобилизоваться для этого. Вначале слушали через банку, приложив ее к стене – но никаких звуков не доносилось ни в дневное, ни в вечернее, ни в ночное время. Потом пару раз Ленька заходил в соседнюю парадную и звонил в дверь – никто не открывал. Наконец он решился на дело.

Лез по цветочным ящикам – как мы с Анькой. Настя его подстраховывала. Они в первый раз обвязали его вокруг талии крепкой веревкой, а веревку закрепили за ножку старого, еще довоенного шкафа, оставшегося от бабушки, – даже если Ленька и сорвется, шкаф с собой он уж никак не утянет. А Настя приложит усилия и поможет милому другу взобраться на лоджию. Но все прошло нормально – как в первый раз, так и в последующие. Ящики были сделаны надежно, в чем мы с Анькой убедились на собственном опыте.

Но, к великому сожалению взломщиков, в квартире не нашлось ни рубля, ни доллара, вообще не было никаких денег и драгоценностей. Ленька действовал осторожно – чтобы хозяева не заметили вторжения чужака. Ленька с Настей рассчитывали регулярно посещать соседскую квартиру – мало ли что появится.

Они забрали оттуда один комплект постельного белья – единственный новый – и продали его. Для себя постельное не брали – давно уже обходились без него. Затем исчезли хрустальная ваза, подсвечники и какие-то недорогие статуэтки. Но пристраивать это добро с каждым днем становилось все труднее и труднее. Народу было не до покупок хрусталя, тем более у молодого человека, не внушающего особого доверия.

Сама Настя в соседскую квартиру не забиралась ни разу – ей было страшно встать на ящики. Ей вообще было страшно даже смотреть с лоджии вниз. Сразу же начинала кружиться голова, и она боялась упасть, так что старалась даже не высовывать на лоджию нос.

Большую часть жизни Настя проводила в квартире. Ей не хотелось никуда ходить, а на солнце в последнее время она вообще не могла находиться. В общем, сидела дома. Выходил Ленька. И добывал средства на пропитание и зелье, и приносил и то, и другое.

Несколько дней назад Ленька в очередной раз полез к соседям. Они с Настей слышали через банку, что в квартире днем были какие-то люди, потом уехали. Вечером наркоманы решили, что надо бы посмотреть, не осталось ли чего от посетителей – хотя бы какой-нибудь еды. У них дома было хоть шаром покати.

Они дождались одиннадцати вечера. Как раз над домом сгустились тучи, уже накрапывал дождичек, так что было маловероятно, что кто-то увидит, как Ленька перебирается с лоджии на лоджию, тем более он научился делать это довольно быстро, а зевак, идущих по улице, подняв голову, тем более в одиннадцать вечера под начинающимся дождем, быть не должно. Прямо напротив, как я упоминала раньше, окон других домов не было, только в некотором отдалении.

Но не успел Ленька влезть в квартиру, как в коридоре раздались голоса… Двое мужчин вошли (или проникли?) в квартиру практически одновременно с ним. Неужели услышали его?

41
{"b":"30990","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Яга
Мозг Будды: нейропсихология счастья, любви и мудрости
Искусство убивать. Расследует миссис Кристи
Блондинки тоже в тренде
Клинок из черной стали
Метро 2035: Красный вариант
Эта свирепая песня
Свинья для пиратов
Список ненависти