ЛитМир - Электронная Библиотека

Иванов тем временем сунул нос, вернее, шланг противогаза, в огромный холодильник, разделенный на пятнадцать камер – по пять в каждом из трех вертикальных рядов. Камеры были большие, так что, при необходимости, могли бы вместить и не по одному клиенту. Сейчас все они были пусты.

Артур кивнул в сторону валявшихся в коридоре сотрудников этого мрачного заведения и жестами показал, что неплохо бы их разместить по этим отсекам. (Мы заранее договорились по возможности не произносить ничего вслух. Мало ли, как тут может передаваться звук… Леха тоже советовал молчать.) В ответ на предложение Иванова я покачала головой. Зачем так издеваться над людьми? Это же наверняка рядовые сотрудники, работающие за зарплату, хоть и значительно превышающую то, что получает законопослушный гражданин.

Иванов пожал плечами, что, по всей вероятности, означало что-то вроде: «Ну, как знаешь».

А я заглянула в платяные шкафы у самой двери. В одном, судя по всему, висела уличная одежда сотрудников, в другом – хорошо отутюженные черные фраки. Если бы вы видели рожи покойников… Даже после смерти их, по-моему, во фраки облачать не стоило бы. Это было то же самое, что надеть на корову седло.

Мы переглянулись с Артуром и пошли дальше.

Что следующее? Следующей оказалась тюрьма для не очень почетных узников (это мы поняли потом, сравнив ее со второй). Охрану мы вырубили мгновенно, уже наловчившись и делая это без каких-либо угрызений совести, а затем решили обследовать места содержания узников. Артур снял ключи с пояса одного из тюремщиков и открыл все камеры. К нашему сожалению, узники тоже отключились от выпущенного нами газа, быстро проникшего во все щели, но мы оставили для них двери открытыми. Ведь неизвестно, кто очухается раньше – они или тюремщики, по крайней мере мы дали пленникам шанс, а там уж, как кому судьба улыбнется. Мы же не можем выносить отсюда всех?

В камерах содержалось семеро мужчин: четверо сидели в двухместных (это были обычные «быки»), а троим было выделено по одноместной камере. Эти трое оказались людьми вполне приличного вида, но чем они не угодили Чапаю, нам не было суждено узнать.

И вот перед нами дверь в последний отсек – судя по имеющемуся у нас с Артуром плану. На ней было два кодовых замка.

«Если Аньки здесь нет, то где ее искать?» – в ужасе подумала я. Неужели придется идти наверх? И зачем мы вырубили всю охрану? Надо было бы у кого-нибудь расспросить о месте содержания Поликарповой. Хотя остается парень в кустах на улице и врач, спящий на своей кушетке… Но, с другой стороны, как мы могли не вырубить всех, попавшихся нам на пути? Ведь газ действует не избирательно…

Ладно, надо идти.

На этот раз по «сюрпризу» было и у Артура, и у меня, я также держала наготове значительно полегчавший баллон, Артур – пистолет. Зажав свой «сюрприз» под мышкой, он набрал нужные коды.

Никакой охраны в коридоре не было, но из предпоследней комнаты, дверь в которую была приоткрыта, доносились весьма специфические звуки…

Мы переглянулись. Снова прислушались. И в это мгновение прозвучал дикий Анькин смех, который нельзя ни с чьим спутать.

Артур быстро поднес палец к губам, прикрытым маской противогаза, и мы тихонечко направились в сторону приоткрытой двери.

Представившаяся нам картина была достойна кисти художника. Или конкурса порнофильмов.

Анька совокуплялась с шестью сыновьями гор.

Комната оказалась довольно большой и шикарно, но безвкусно обставленной. Огромное ложе у дальней стены, не застеленное покрывалом, большой телевизор, кресла с весьма специфической формой ножек и спинок, еще какая-то мебель совершенно разных стилей. В одном углу тихо потрескивал камин. Свободного места, на котором можно было бы устроить потасовку, оставалось вполне достаточно.

Пятеро сбросивших одежду, поросших мехом джигитов, с безумными взглядами исполняли какой-то странный танец под музыку, звучавшую лишь в их головах, периодически присвистывая, покрякивая, повизгивая и издавая прочие, не поддающиеся описанию звуки. Шестой лежал на спине на довольно высоком столе, установленном посередине комнаты и накрытом скатертью с бахромой, верхом на нем восседала подпрыгивающая Анька, естественно, тоже в костюме Евы.

В первый момент ни один из джигитов не обратил на нас никакого внимания, продолжая свой странный танец, Анька же отреагировала мгновенно. Я тут же бросила ей противогаз, она поймала его на лету, не меняя ритма скачки, и натянула на себя. Я незамедлительно пустила струю газа в трех танцующих вдоль правой стены джигитов, но те, кто находился слева, уже отреагировали на наше появление, и один даже умудрился протянуть руку к рации, лежавшей на тумбочке. Но его опередил Артур, решивший не дожидаться, пока газ подействует на всех. Он врезал рукояткой пистолета первому джигиту по голове, а затем кулаком – второму. Я подскочила к Аньке и пустила струю в лицо лежавшему под ней. Он как раз достиг оргазма. Наверное, запомнит ощущения этой ночи на всю оставшуюся жизнь. Газ быстро распространился по помещению – и все шестеро сыновей гор отключились от действительности, погрузившись в мир грез (интересно, а после воздействия этого газа подопытным кроликам что-нибудь снится?).

Анька тут же вскочила с партнера и ринулась к двери в коридор. Мне хотелось крикнуть ей, что неплохо было бы одеться, и вообще высказать все, что я думаю об устроенной ею оргии, но я сдержалась, памятуя о том, что желательно не поднимать шума.

Артур выскочил за Анькой, в два прыжка догнал ее и вернул в комнату. Быстро оглядевшись, я поняла, что женской одежды в этом борделе нет, на полу валялось лишь сброшенное с себя сыновьями гор барахло. Я подняла штаны и рубашку черного цвета и кинула Аньке, она быстро оделась, потом натянула чьи-то кроссовки, и мы втроем бросились к выходу. Но Анька пока не собиралась покидать этот отсек. Она открыла комнату у самого выхода. Там вдоль стены рядком стояли автоматы разных модификаций и размеров. Анька протянула один короткоствольный мне, я покачала головой, тогда Анька со всей силы ткнула меня им, заставляя взять. «Хорошо хоть не дулом, – подумала я. – И это вместо благодарности?» Но на моей стороне был Артур, отвесивший Аньке подзатыльник. При этом он дико вращал глазами за стеклами противогаза. Поликарпова поняла, в чем ее хотят убедить, но тем не менее рявкнула, что оружие следует взять. Она сопровождала свои движения и действия нецензурной бранью, которая, несколько приглушенная и искаженная противогазом, звучала не совсем привычно и смешно. Я хрюкнула, но оружие все равно не взяла. Анька поняла, что я ни за что не стану этого делать, махнула рукой, прихватила два автомата, еще один взял Артур, и мы ринулись прочь.

Пробегая по отсекам, Анька регулярно поднимала большой палец вверх, демонстрируя нам свое одобрение. Артур по ходу снимал установленные нами штучки. Правильно – мало ли еще когда пригодятся? Стоят-то, наверное, недешево. И, как я догадывалась, в свободной продаже их быть не должно, даже в наше рыночное время.

Когда мы добрались до лестницы и поднялись по ней, Анька изъявила желание идти не к выходу на улицу, а подняться куда-то в сам дворец. Тут уже можно было снять противогазы и говорить, что я и сделала, прошипев Поликарповой все, что о ней думаю. Артур последовал моему примеру и заявил, что нужно сматываться как можно быстрее, пока нас тут не обнаружили.

– Я должна убить эту суку! – прошипела Анька.

– Всегда успеешь, – возразили мы одновременно с Артуром. – Мы больше не намерены рисковать из-за тебя.

С этими словами Артур схватил меня за руку и потащил к выходу. Наша функция закончена. Анька постояла на месте еще секунд пятнадцать, а потом двинулась за нами.

– Надень противогаз на всякий случай, – прошептал Артур перед выходом на улицу.

Я кивнула и сделала, как он велел. Анька же не последовала моему примеру. Ладно. Ее дело. Мы бесшумно открыли дверь и прошмыгнули в кусты. Наше появление там было встречено мычанием привязанного молодца.

51
{"b":"30990","o":1}