ЛитМир - Электронная Библиотека

Анька сообщила, что это некий Славик, ее давняя любовь.

– Ты идешь или нет, любвеобильная? – прошипел Артур. – Или еще и с ним хочешь по-быстрому трахнуться?

– Иду, – сказала Анька, чмокнула Славика в щечку, похлопала по другой и бросилась за нами.

Славика мы оставили лежать там, где лежал, а сами по уже известному нам с Артуром пути двинулись к нужной нам двери в ограде. Анька вела себя паинькой и молча следовала за нами, держа по автомату в каждой руке. Я сунула почти опустевший баллон назад в сумку, руки у меня оставались свободны.

До машины, в которой нас ждал уже начавший сильно беспокоиться Леха, мы добрались без приключений, там сбросили противогазы и вздохнули с некоторым облегчением.

За руль сел Артур и выжал из своей машины все, на что она была способна. Но погони за нами не было. Мы также не встретили по пути ни одной машины, пока не выехали на шоссе с дороги, ведущей к усадьбе Чапая. Да и на основной трассе их было мало. Ночь все-таки.

ГЛАВА 17

В ту ночь Анька отправилась спать к Артуру. По пути мы решили, что теперь нам двоим лучше не появляться в моей квартире одновременно. Артур был рад предложить ей свои апартаменты, тем более что его мама и бабушка до осени проживали на даче.

Утром, после того как все мы выспались, я отправилась в квартиру Иванова слушать подробный Анькин рассказ о ее приключениях. Костик был оставлен дома на телефоне с указанием немедленно меня звать, если позвонит Иван Поликарпов.

Моя неугомонная копия рассказала следующее. Ее забрали из квартиры Валентина, любовника убитого Степана. Вместе с ним, кстати. Его мы с Артуром видели – это был один из узников подземной тюрьмы, содержавшийся в одноместной камере.

Валентин подробно описал Аньке человека, с которым видел Степана, но, к сожалению, фотографии незнакомца не было, а художественными наклонностями любовничек не обладал. Не будешь же его постоянно таскать с собой на опознание? Валентина совершенно не интересовало, сливал Степан кому-то какую-то информацию или нет, его волновало лишь то, чтобы его избранник ни с кем не изменял ему. Степан обещал, что больше встреч на стороне у него не будет: от его услуг отказались. У Поликарпова имелась на этот счет какая-то версия, но Валентин не проявил любопытства.

– Тот точно был из «голубых»? – спросила у Валентина Анька.

– Обижаешь. Неужели я не смогу определить своих?!

Это, конечно, несколько сужало круг поисков, потому что в постоянном штате и Комиссарова, и Инессы людей с нестандартной сексуальной ориентацией не держали.

В день убийства Анькиного брата Валентин не видел никого подозрительного, когда выходил из парадной, в которой находилась Ларискина квартира, где они встречались со Степаном…

Как раз после этой фразы в дверь его собственной квартиры вломились люди в милицейской форме. Анька сразу же поняла, что это за «милиция», узнав двоих парней из охраны папочкиного дворца. Маскарад был устроен для соседей Валентина, чтобы не вызвали настоящих ментов.

Анька оказала достойное сопротивление, чего не скажешь о любовнике Степана, забившемся в угол и с ужасом наблюдавшем за тем, как сражавшиеся крушили его мебель и били посуду. В подземном госпитале и морге как раз находились те, кто оказался на Анькином пути.

– Это сколько ж человек против тебя послали? – с восхищением спросил Леха.

– Тогда – десятерых. Но я не всех за раз уделала – из тех, что теперь готовят к погребению и усиленно лечат. Я еще ведь и сбежать пыталась. Из-под земли. И все равно сбежала бы, если бы вы меня не вызволили.

В общем, в квартире Валентина Аньку скрутили и накрыли ей лицо тряпкой, смоченной эфиром. Она отключилась и проснулась только в комнате, в которой мы ее обнаружили. Поликарпова сразу же поняла, где находится.

Мы поинтересовались, зачем ее папаше подземный госпиталь и морг. Ну, мини-больницу мы еще можем понять, но морг-то?

– А чтобы не отходя от кассы, – отмахнулась Анька. – Кокнули – и тут же захоронили.

– Это в пирамиде, что ли? – спросила я.

– Нет, пирамида – для себя и для родственников. Степан, кстати, станет первым обитателем. Ее не так давно построили. А недалеко от усадьбы имеется старое сельское кладбище, которое батя приватизировал, подновил и расширил. Как раз для своих людей. Там «быков» и хоронят. Со всеми почестями. Салют, залпы орудий и все такое прочее. Кто о чем мечтал при жизни. Батя при приеме на работу всегда спрашивает. И вообще у него все везде схвачено. Если хочешь – и тебе, Лерка, можно выписать свидетельство о смерти.

Я поежилась и заявила, что мне это совсем не нужно. Анька решила, что я испугалась за свою жизнь, и она тут же стала заверять меня, что я ей нужна живая и здоровая и она меня в обиду никому не даст, а, наоборот, будет стоять за меня горой.

Тут мы как раз подошли к вопросу оплаты услуг моих соседей, а также моих собственных. Анька восприняла все как должное и спросила Леху, когда он хочет выехать в Германию. Ей самой он тоже больше пригодился бы с ногами, пусть даже и не своими.

– Но ведь ты еще не получила отцовское наследство, – заметил Охрименко.

– И что? Ты сказал, сколько тебе нужно. У меня есть такие деньги. Не здесь, конечно. Я дам приказ – и их переведут на счет клиники. Загранпаспорт у тебя есть?

К моему удивлению, он у Лехи имелся. Он что, куда-то выезжал за границу? Но я не стала задавать бестактных вопросов.

– Ты сам будешь связываться с клиникой или все сделать мне? – спросила Анька.

– Если ты сможешь все оформить…

– Смогу, – сказала Анька и попросила все документы, которые ей может дать Леха, – в смысле те, которые могут понадобиться врачам. Он ей все предоставил.

Анька уточнила, когда он все-таки готов вылететь. Леха заявил, что в любое время, но очень хотел бы, чтобы его сопровождал Артур.

– Тогда попозже, – сказала Анька. – Артур-то в ближайшее время нужен мне здесь. Если полетишь сам – хоть завтра, если с Артуром – после того, как я разберусь со своими врагами.

– С Артуром, – сказал Леха.

На том и порешили. Мне Анька снова пообещала оплатить образование сына за границей и предложила, опять же после окончания всех передряг, съездить с ней на пару в одну тихую европейскую страну, где она откроет счет на мое имя и перекинет туда деньги – чтобы я не волновалась, и они уже лежали и ждали времени, когда их нужно будет переводить на счет выбранной мной школы.

Артур желал просто наличные. Ни про какую студию он на этот раз не упомянул, наверное, решил все делать сам. Я бы вообще тоже лишний раз не стала посвящать Аньку в свои дела.

Поликарпова также заявила, что после того, как приберет к рукам все деньги, на которые нацелилась (в чем она не сомневаясь), с нами она не расстанется и предложит нам всем работать на себя, потому что мы – одни из немногих, кому она может полностью доверять.

После обсуждения финансовых условий мы вернулись к Анькиным приключениям.

Поликарпова предприняла одну неудачную попытку убежать. К ней приставили пятерых лбов, обычно охраняющих парк. Вообще в подземелье постоянно никто не дежурит – только когда есть клиенты. Охранники оказались молодыми мужиками, причем расслабившимися от сытой, ленивой жизни. Набеги на усадьбу Чапая никто не устраивал, охрану держали больше для порядка и поддержания имиджа. Сами же бравые парни полагались на бетонную ограду с пущенным поверху током и двери в ней, которые невозможно открыть, не зная кодов и потайных кнопочек.

В общем, Анька разработала план действий.

В двери, ведущей в комнату, где ее заперли, имелось оконце, сквозь которое Инесса велела постоянно следить за узницей. Один из молодцев там находился неотлучно. Анька разделась и устроила демонстрацию своих прелестей, нагишом разгуливая по комнате, периодически приплясывая и усаживаясь на стол, широко расставив при этом ноги. Молодцу стало плохо, но никого другого он к оконцу подпускать не хотел. Его товарищи все-таки оттолкнули его и тоже полюбовались очаровательной пленницей. А потом она стала манить их к себе. Парни, видимо, устали от воздержания: постоянных девок для них в усадьбе не было, приходилось или выезжать в ближайшие населенные пункты, или отводить душу, когда был пересменок, и их отпускали в город. Но в этот день вместо того, чтобы находиться на заслуженном отдыхе в своих городских квартирах, ребята были вынуждены торчать в подземелье и смотреть бесплатный стриптиз. Их, в связи с непредвиденными обстоятельствами, оставили в усадьбе на вторую смену.

52
{"b":"30990","o":1}