ЛитМир - Электронная Библиотека

Наконец вернулся бандерлог с моим ребенком. Я украдкой взглянула на часы. Может, Артур решит выступить пораньше, в связи с непредвиденным развитием событий? Или сейчас принесется Анька, подхватит Артура, и они вместе придут нас вызволять? Но что мне делать до этого?

– Это твоя мама? – первым делом спросил Комиссаров у Костика.

Ребенок встретился со мной взглядом. Я украдкой кивнула, правда, это тут же заметили и Артем, и Дима.

– Моя, – сказал Костик.

– А как ты это определяешь? – мгновенно надавил на него Комиссаров.

– Я что, свою маму не узнаю?! – возмутился сын. – И я пить хочу.

Бандерлог тут же побежал за колой ребенку.

– А вот я, например, считаю, что это тетя Аня, – заявил Комиссаров.

Костик хмыкнул.

– Вы тетю Аню не видели, – сказал мой сын.

– Это я-то не видел эту стерву?! Это я-то эту суку…

Я попросила выбирать выражения в присутствии ребенка и, кстати, моем собственном. Комиссаров еще отвалил парочку «комплиментов» в Анькин адрес, я принялась ее защищать, тут появился Дима с колой и принял сторону Комиссарова. Костик, наверное, из мужской солидарности или решив, что таким образом поможет мне, поддакнул, что тетя Аня – стерва, вон как маму расцарапала, столько дней прошло, а у мамы на лице до сих пор следы остались. Артем с Димой стали внимательнейшим образом изучать мою физиономию. Можно подумать, бандерлог эти царапины и след фингала раньше не замечал.

– Да, вообще-то так могла постараться только Анька, – нерешительно произнес Комиссаров.

– Но эта так похожа на Аньку. – Дима кивнул в мою сторону.

– А ты только сейчас заметил наше внешнее сходство? – съехидничала я.

– Но, Лера (слава тебе, господи, признали!), ты сегодня так разошлась… Вспомни, как ты тут орала, когда появилась. Ведь ты обычно…

– Откуда вы можете знать, какая я обычно?!

Я стояла спиной к двери и об изменении ситуации узнала по округлившимся глазам мужчин.

– Всем привет! – поздоровалась Анька. – Примете меня в свою теплую компанию?

Заикаясь, Дима выдал, что у вновь прибывшей на лице точно такие же следы, что и у меня. Комиссаров спросил, кто она?

Не обращая никакого внимания на Артема, Анька подошла к Диме и почему-то стала щупать его задницу.

– Ну ты как, пупсик? – спросила она его.

Дима в ужасе от нее попятился, а потом вдруг дико взвыл и подпрыгнул на месте, сопровождая отрыв от пола колоритными выражениями, почерпнутыми из самых сокровенных глубин родного языка.

Комиссаров не понял, что случилось с соратником, но спросить ничего не успел. Глазищи бандерлога вдруг закрылись сами собой, и эта туша с грохотом рухнула на пол.

– Ребенок, иди в мамину машину, – велела Анька Костику, тот кивнул и тут же удалился, – а ты, – она повернулась к Артему, – марш в спальню!

Комиссаров попытался что-то промычать, потом сделал попытку дотянуться до потайной кнопки, расположенной с нижней стороны бильярдного стола (мы вскоре обнаружили ее при исследовании, вернее, обнаружила я, пока Анька наставляла Комиссарова на путь истинный). Поликарпова заметила, что никого ему вызвать не удастся, потому что все уже спят. Комиссаров ее не понял. Но Анька не собиралась вдаваться в дальнейшие объяснения, а снова рявкнула на него, приказывая отправляться в спальню. По пути она вкратце велела мне объяснить, почему привезли Костика. Я пояснила и поинтересовалась, виделась ли она с Артуром.

– Мы вместе заходили, – сказала она и кивком головы показала назад.

Из-за поворота в коридоре тут же высунулась черная курчавая голова и подмигнула мне. Я успокоилась: Иванов рядом. Но его появление не осталось незамеченным для Комиссарова.

– Кто это? – спросил он.

– Где? – тут же уставились мы на него.

– Вон там…

Он хотел было идти назад, но мы его удержали и подтолкнули в том же направлении, в котором он шел. Артем еще несколько раз оглянулся, но Иванов больше не показывался. Комиссаров время от времени интересовался у нас, что нам обеим от него нужно.

– Поговорить, – буркнула Анька.

Наконец мы прибыли в роскошную спальню, в одном углу которой в джакузи пузырилась вода. Я давно мечтала понежиться в подобной ванне, но до этого мне даже ни разу не удалось ее увидеть в реальной жизни. Наверное, у Чапая они тоже имелись, только меня в них как-то не приглашали.

– Раздевайся, – приказала Анька Артему.

– Зачем? – спросил тот.

– Трахаться будем, – ответила она.

Я поперхнулась, но смолчала, решив, что, пока они будут заняты этим делом, я как раз наслажусь жизнью в джакузи. Не дожидаясь указаний Аньки и не спрашивая ее разрешения, я стала раздеваться. Анька искоса посмотрела на меня, ничего не сказала, но тоже скинула с себя одежду и поинтересовалась у Комиссарова, сколько ему нужно приглашений. Артем переводил обалделый взгляд с Аньки на меня и обратно, а я тем временем, не обращая на эту пару никакого внимания, проследовала к джакузи, попробовала там воду и решила, что мне надо бы потеплее, только никак не могла сообразить, как тут регулируется температура. Пришлось спросить.

Но пара уже лежала в кровати, и им стало не до меня и тем более не до температуры воды, а в джакузи хотелось. Я открыла комод, стоявший в трех шагах от джакузи, достала оттуда простыню, завернулась и отправилась на поиски Артура. Он находился в соседней небольшой комнатке (по-видимому, в ней Комиссаров занимался туалетом), где уже удобно обустроился, развалившись в кресле и закурив.

– Ну, как тебе эти хоромы? – спросил Артур, обводя рукой помещение.

– Наша «хрущоба» как-то привычнее, – честно призналась я. – Ты представляешь, сколько сил и времени нужно, чтобы все это убрать?

Артур расхохотался, потом расспросил про Костика и сообщил, что ребенок сидит в моей машине, но, зная мое чадо, следует ожидать, что ему это скоро надоест, а Артур не может покинуть свой пост, потому что ждет сигнала от Аньки – когда пускать газ в Комиссарова.

Артур был с баллоном, которым в наше прошлое выступление пользовалась я, а также со своей любимой спортивной сумкой, по всей вероятности заполненной «сюрпризами» и всякой всячиной, предоставленной нам Анькой. Часть прихваченного из дома арсенала осталась в кустах, так как необходимость ехать в чапаевскую усадьбу отпала: Анька вернулась без проблем. По пути назад от Артема заберем наше добро. Не пропадать же ему под кустом?

– Лера, ты бы спустилась к ребенку, предупредила, чтобы не шлялся по дому, а? Чтобы мы потом его не искали? И случайно не надышался газом.

– Хорошо, – кивнула я и попросила Артура сходить разобраться с иностранной ванной, в которой мне так хотелось полежать.

– Так это я прямо сейчас тебе покажу, – сказал Иванов, натягивая противогаз.

Я поинтересовалась, зачем ему он, на что сосед ответил, что не хочет показываться Комиссарову. Пусть думает, что это черное привидение, а Анька его всегда поддержит.

Я осталась в дверях спальни, не заходя внутрь, чтобы не попасть в поле зрения Комиссарова, а Артур зашел, держа на всякий случай баллон под мышкой, и как ни в чем не бывало направился к джакузи. Со стороны кровати донесся какой-то странный возглас Артема, а Анька поинтересовалась, что такое с ее пупсиком и почему пупсик отвлекается? Пупсик заикался. Артур покинул спальню, не произнеся ни слова. Выйдя, стащил противогаз и шепотом велел мне сходить попробовать воду. Я все еще была завернута в простыню и босиком.

В таком виде я проследовала к джакузи и попробовала воду. Теперь мне показалось, что слишком горячо. Не произнося ни звука, я тоже покинула спальню, вернулся Артур, уменьшил температуру и опять вышел. Когда я в очередной раз зашла, Комиссаров уже был не в состоянии заниматься любовью. Еще бы – народ шляется туда-сюда.

Я опять вышла, Артур нашел мне в одном из соседних помещений банные шлепанцы, и я отправилась вниз к ребенку. Костик сказал, чтобы я отвела его в кухню, где он будет нас ждать. Мы быстро ее нашли, я оставила его там и вернулась наверх.

56
{"b":"30990","o":1}